↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 109

— Не хочу я пока ничего подписывать, — сказал Поттер Гавейну Робардсу, когда как-то вечером они засиделись вдвоём за работой.

— Полгода прошло, — сразу поняв, о чём речь, отозвался тот.

— Формально у меня есть ещё полгода, — Поттер упрямо сдвинул брови.

— Формально, — повторил за ним Робардс. — Ты понимаешь же, что это просто формальность. Полгода, год… были бы они живы — мы бы узнали хоть что-нибудь. Мы перевернули всё Соединенное Королевство и Ирландию, не говоря уже о том, что через Ла-Манш и даже по ту сторону океана их тоже ищут.

— Я не хочу и не буду спешить в этом вопросе, — решительно сказал Поттер. — Пусть работают пока в прежнем режиме.

— ИО — это не то же самое, что начальник отдела, — помолчав, возразил Робардс. — Я понимаю — это очень непростое решение. Но людям нужно нормально работать и…

— А если они всё же живы? — перебил его Поттер. — И вернутся? Тогда как? Как мы разрешим эту кадровую дилемму — вряд ли Кут или Вейси с энтузиазмом откажутся от своих назначений и вернутся на прежние должности, учитывая, как каждый из них выкладывается, но мы оба знаем, кто должен эти посты занимать. И даже если они согласятся, то, думаешь, это для них будет легко?

Ричи Кут уже два года был заместителем Причарда — умный, но скорее методичный, нежели яркий, заменяющий нередко случающиеся у последнего озарения тщательным долгим анализом. Через месяц после инцидента в Ирландии он занял место исполняющего обязанности начальника отдела особо тяжких преступлений и с тех пор вполне успешно работал там… Его не то, что не любили — нет, ему вполне подчинялись, тем более, что распоряжения его были разумны, и кто, как не он, должен был занять опустевшее кресло — но в блеске и умении найти подход к людям он явно проигрывал Причарду, что, кажется, и сам понимал превосходно. И, если с оперативными обязанностями он справлялся достойно, то основной его головной болью была, чаще всего, Фей Данабар, которая, потеряв в Ирландии своего напарника, казалось, пыталась просто утопиться в работе и подчинялась распоряжениям Кута постольку поскольку — а тот, понимая и уважая её горе, пытался иногда отправлять её хотя бы на один выходной домой, однако каждый понедельник узнавал, что ту снова видели во время уикенда в отделе. Попытка обсудить это с Поттером результатов особых не дала: тот предложил ему оставить Данабар в покое и просто ждать — потому что знал прежде всего по себе, как хорошо порою работа помогает пережить горе и боль от потери близкого.

А вот Леопольду Вейси, заместителю Фоссет, пришлось гораздо сложнее: на эту должность он пришёл буквально за пару месяцев до её исчезновения и ещё даже толком к обязанностям приступить не успел — а потому его назначение исполняющим обязанности начальника отдела по борьбе с контрабандой большинством было воспринято с откровенным сомнением. Поттер даже подумывал о том, чтобы выбрать кого-то другого, да не из кого было особо выбирать: аврорат никогда не был особенно многочисленной организацией, а Вейси объективно был и умён, и очень опытен. Однако ему не хватало ни авторитета, ни уверенности в себе — и это на фоне глубокого уважения, восхищения, а местами дружбы и братской любви, которые сотрудники этого отдела испытывали к пропавшей Фоссет.

— Я полагаю, Вейси сейчас непросто, — отозвался Робардс. — Возможно, назначение ему помогло бы упрочить свои позиции.

— Не думаю, — возразил Поттер несколько холодней и резче, чем стоило. — Они до сих пор кружку Сандры с её стола не убрали, и постоянное назначение скорее добавит ему проблем. Со скорбящим коллективом он неплохо справляется, а вот с ушедшим в молчаливый протест это будет намного сложнее.

— Возможно, — миролюбиво кивнул Робардс. — В конце концов, я разве тебя заставляю? Не хочешь — не подписывай. Время терпит.

Он и не подписывал. По правилам в подобных случаях можно было растянуть ожидание на год, прежде чем назначать новых людей на место пропавших — и Гарри намеревался в данном случае придерживаться инструкции. Однако Робардс тоже был по-своему прав — и тем же вечером Поттер после работы отправился не домой, а… на кладбище в Годриковой Лощине. Он порой приходил сюда, на могилу своих родителей — посидеть и просто подумать, а иногда поговорить, то ли сам с собою, то ли с ними. Почему-то здесь ему проще было высказать то, чем ему не с кем было поделиться — иногда потому, что вопрос, на самом деле, не стоил выеденного яйца, иногда потому, что он и сам знал все ответы — просто они ему не нравились.

Вот как сейчас.

Он сидел на мокрой от недавно прошедшего дождя скамейке и смотрел на могильную плиту из белого мрамора с надписью «Джеймс Поттер и Лили Поттер» и с датами их рождений и смерти — и говорил. О том, что он знает, что его люди давно мертвы, что понимает, что нужно двигаться дальше, и что многим, наверное, станет легче, когда точка, наконец, будет поставлена. И о том, что, несмотря на доводы разума, он не хочет этого понимать и принимать, и тем более не хочет сдаваться — ведь он-то знает, что порою случаются чудеса, иногда даже страшные, и бывает, что умершие оказываются внезапно живыми, как, например, оказался жив когда-то Питер Петтигрю. И, в конце концов, ведь никто не знает, что там случилось, и этот странный туман — и, между тем, даже невыразимцы до сих пор не могут причислить пропавших к категории однозначно мёртвых. И что он знает, конечно, что всё это просто лирика, а на деле следует, что называется, подобрать сопли и продолжить работать, как бы то ни было, их пароход плывет дальше и капитан должен крепко держать штурвал. Они уже многое сделали — нужно собрать людей, подвести итоги и идти дальше, потому что скорбь, на самом деле, ничему не поможет.

Он просидел там до самой ночи — а вернувшись домой, обошёл спальни детей, потом пошёл в душ и долго-долго стоял под горячей водой, и лишь после этого вошёл в спальню, в которой уже давно и крепко спала Джинни, и, тихо раздевшись в темноте, лёг рядом с ней, стараясь не разбудить — и потом очень долго лежал без сна, слушая её дыхание, но так почему-то и не решившись обнять жену.

А на ближайшем совещании с начальниками отделов Поттер, выслушав каждого, подвёл итоги и, особенно выделив действительно отличившийся отдел по борьбе с контрабандой, добившийся весьма впечатляющих успехов (вот только Вейси, начинающий полнеть мужчина во всегда отутюженной светлой мантии и с постоянно торчащим хохолком русых волос на макушке, почему-то отнюдь не выглядел радостным — он лишь покивал в ответ на похвалу и торопливо перевёл разговор на другую тему), призвал остальных сравнять показатели с ним и продолжить работу. Ибо, если невозможно было найти их людей живыми, то где-то же были виновные в произошедшем, и все они — и собравшиеся в этом зале, и дежурившие на улицах просто обязаны их отыскать и заставить понести заслуженное наказание.

— Напомню всем, — после небольшой паузы вновь заговорил Поттер, — что в результате нашей с вами — и особенно вашего отдела, Лео — деятельности цены на сырьё на чёрном рынке здорово выросли — и, как следствие, появилась масса некачественных зелий, которыми многие несознательные личности регулярно травятся. Ричи, ты, как нынешний начальник отдела — сколько там у вас уже трупов и сколько людей лежит в Мунго?

— За последние полгода, — даже не заглядывая в бумаги, тут же ответил тот, — у нас четырнадцать наверняка связанных с этими отравлениями смертей и двадцать шесть человек попали в Мунго, на данный момент там остаётся восемь. Из них, — невозмутимо продолжал он, — соответственно девять и пятнадцать связаны с употреблением так называемых «весёлых зелий». Мы подозреваем, что реальная статистика минимум на треть выше, но люди не обращались за помощью и их смерти с этим связать нельзя.

— Дальше будет хуже, я полагаю, — кивнул Поттер. — Я жду ваших предложений по хотя бы частичному исправлению ситуации на будущей неделе. Я понимаю, что «весёлые зелья» не самая полезная вещь на свете, и каждый сам должен иметь на плечах голову, но однажды кто-нибудь выпьет некачественное аконитовое, купленное, а не полученное в Мунго — и что мы тогда скажем пострадавшим и их родственникам? Разумеется, как показывает нам исторический опыт нашего ведомства, мы не сможем ни избавиться от чёрного рынка, ни взять его под контроль полностью — но надо довести до его представителей простую мысль о том, что, в целом, их изделия должны быть если уж не качественными, то, по крайней мере, безопасными.

Гарри вдруг будто услышал голос Причарда, который не преминул бы пошутить в этом месте как-нибудь вроде: «Ты хочешь сказать, Поттер, что теперь доблестный аврорат будет заботиться о качестве товаров, сбываемых из-под полы в Лютном и о здоровье их приобретателей? Это такой гениальный план по созданию позитивного образа аврора, или у тебя сегодня выдалась весёлая ночка?» После чего все рассмеялись бы — и Причард бы первым предложил какое-нибудь остроумное решение.

Но такого больше не будет.

Никогда.

И в бумагах они теперь снова будут тонуть — как тонули всегда, и от чего успели отвыкнуть с тех пор, как в их Штабной отдел пришёл молодой Арвид Долиш.

Гарри незаметно встряхнулся и напоследок решил заставить всех вспомнить о ещё одном незакрытом деле.

— Хочу всем напомнить также, — продолжил Поттер, — что «Бристольского оборотня» мы так и не поймали.

— Два года прошло, — невозмутимо напомнил Робардс.

— Вот именно, — согласился с ним Гарри. — И это дело вообще не движется — никуда. Нападений пока больше не было — но забывать об этом деле тоже нельзя.


* * *


Совсем скоро зимние холода сменились весенней оттепелью, и в первых числах промозглого и хмурого марта ранним холодным утром Скабиора разбудила сова — самая обычная почтовая сова, один вид которой после приглашения к МакТавишу заставил его подскочить спросонья и, забрав письмо, выгнать наглую птицу, а затем, тщательно изучив конверт, вскрыть его, на всякий случай придерживая его краем одеяла.

Внутри оказался сложенный вдвое листок пергамента, на котором каллиграфическим почерком было выведено: «Если мистера Скабиора интересует информация о неких обитающих в лесах сородичах, его будут ждать сегодня в восемь часов вечера в номере 203 по адресу Лондон…»

Он дважды перечитал письмо — нет, он не ошибся, адрес и вправду был указан маггловский. Озадаченно покрутив письмо в руках, он, как мог, тщательно изучил его, даже обнюхав и едва ли на зуб не попробовав — но нет, ничего необычного, никаких посторонних запахов, бумага да чернила… В принципе, хотя он и был осторожен в своих расспросах, ничего совсем уж невозможного в том, что кто-то, узнав о них, возжелал бы поделиться с ним информацией, скорее всего, не бесплатно, конечно — однако с тем же успехом это могло оказаться ловушкой. Ведь следил же кто-то за ним всё это время — кто-то, кого он так ни разу и не увидел за прошедшие уже почти три недели! И не увидел — и не учуял. Но точно знал, что «хвост» был — он замучился уже уходить от него, и хотя в конце концов ему всегда это удавалось, досада копилась и копилась, так и не находя выхода. Ладно… он пойдёт. Жаль только, что подстраховать его некому — но можно…

Он положил письмо обратно в конверт, поставил на нём время и дату, потом встал, порылся в не так давно поставленном в комнате письменном столе, достал большой конверт, надписал на нём «Гарри Поттеру» — и положил на стол, в самый центр, скрыв его чарами на ближайшие сутки.

Этот день он провёл с Гвеннит и Кристианом — они вместе завтракали, гуляли, обедали, просто болтали, валяясь в гостиной на ковре все втроём, потом вместе с Гвен купали малыша, и даже спали все вместе после обеда… Вечером, уходя, он привычно поцеловал их — и, скрывая напряжение, пошутил:

— Как понимаешь, вернусь уже засветло. Не волнуйся.

Она улыбнулась, неверно истолковывая его взвинченное состояние:

— Я правильно думаю, куда ты идёшь?

— Наверняка, — он рассмеялся, растрепав ей волосы — и вдруг, не удержавшись, обнял её и крепко прижал к себе. Потом опять засмеялся и, состроив смущённую гримасу, пошутил: — Похоже, мне точно пора. До завтра, маленькая.

— До завтра, — смеясь, сказала она — и помахала ему рукой на прощанье.

Глава опубликована: 23.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх