↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 199

Маркус Белби встретил Гарри Поттера в своём кабинете при полном параде и не выглядел заспанным.

— Вы не писали, что дело срочное, — сказал Поттер сразу же после обмена приветствиями, — но поскольку вы обещали хорошие новости, я не стал ждать до завтра. Очень надеюсь, что вы не отложили свой отход ко сну из-за меня.

— Я поздно ложусь и рано встаю, — сказал Белби, приглашая его садиться. — Выпьете что-нибудь на сон грядущий? У меня есть великолепнейший бурбон — очень советую.

— С удовольствием, — кивнул Поттер. — Однако давайте к делу — время к полуночи, и нас обоих ждут семьи.

— До меня дошли слухи, — весело начал Белби, протягивая ему настоящий оловянный квейк(1) с изящным узором на ручках, — о том, что вы собираетесь основать некий фонд, который будет поддерживать оборотней.

Гарри только вздохнул. Тайна… Какая тайна? Что вообще можно сохранить в тайне в этой стране? Любопытно, министр-то уже в курсе?

Откуда Белби узнал, интересно: Мунго или свой человек в Департаменте магических популяций?

— Могу я поинтересоваться источником информации? — спросил Гарри.

— Слухи, — повторил Белби. — Тут слово — там два, немного анализа — и я решил задать вам прямой вопрос. И не волнуйтесь, я слухи лишь собираю и не имею склонности распространять, — утешающе произнес он.

— Это первая хорошая новость, — улыбнулся Поттер. — Но вы написали «новости» — значит, будет, как минимум, ещё одна? — он пригубил бурбон и восхищённо кивнул. — Отличный!

— Люблю маленькие радости, — кивнул Белби. — Будет и вторая. Собственно, это предложение, а не новость.

— Предложение? — спросил Гарри, прикусывая губы, чтоб не заулыбаться. Это уже походило на анекдот. Неужели сейчас Белби тоже заявит, что хочет вступить в совет попечителей? Да быть не может.

Однако, как оказалось, могло.

— Я был бы рад войти в совет попечителей подобного фонда, — сказал Белби очень серьёзно. — И в качестве жеста своих добрых намерений я готов передать фонду весь доход, который приносит патент на аконитовое зелье.

Это было действительно неожиданно, и Гарри даже не стал скрывать своего удивления:

— Весь доход? — переспросил он, опасаясь, что ослышался или просто не понял чего-то после такого длинного дня.

— Это не такие большие деньги, как, вероятно, может сначала показаться, — кивнул Белби. — Но всё же это будет некий постоянный источник финансов. Я думаю, подобный фонд — очень достойное начинание, и хотел бы ему поспособствовать. И, конечно, я сделаю первый взнос — допустим, тысячи в две. Я не политик, мистер Поттер — я торговец и зельевар. Но я понимаю, что всем будет лучше, если в этом мире станет чуть больше справедливости.

— Вы, признаюсь, действительно удивили меня, — сказал Гарри, отставляя свой квейк. — Мы все будем рады видеть вас в совете, мистер Белби. Я завтра пришлю вам бумаги — и очень прошу вас пока сохранить это в тайне… хотя, судя по всему, тайной это можно назвать лишь условно, — шутливо вздохнул он.

Ему крайне хотелось бы понять мотивы, которые заставили Белби поступить именно так, но задавать вопросы было неуместно — да и вряд ли он получит на них правдивый ответ. Оставалось временно отложить это — и подождать. Рано или поздно ответ должен найтись…

…Вернувшегося домой ближе к полуночи Гарри встретила хихикающая Джинни.

— Ты не поверишь, — сказала она, кивая на стол, на котором снова сидела птица.

Однако на сей раз это была не сова, а филин. Большой пестрый филин, на груди у которого висел небольшой кожаный чехол. Филин очень спокойно позволил его открыть и достать письмо — и сразу же после этого развернулся и улетел, так и не издав ни звука.

Развернув скатанное в плотный свиток письмо, Гарри вздохнул. Морриган Моран, наконец-то, ему ответила и приглашала встретиться завтра в полдень, обещая открыть камин в это время.

— От кого это? — с огромным любопытством спросила Джинни.

— От очередного кандидата в совет попечителей, — ответил Гарри, направляясь вместе с ней в спальню. — Августа предложила кандидатуру, но я даже не знаю, — вздохнул он. — Чувствую, завтра мне придётся использовать служебное положение по принципу «начальник не прогуливает — он просто в данный момент отсутствует в кабинете». — Как думаешь, в чём мне пойти? — спросил он, открывая шкаф и задумчиво оглядывая свою одежду. — Мне нужно произвести хорошее впечатление на женщину, которой я не очень-то нравлюсь.

— Гарри Джеймс Поттер, мне кажется, ты утратил остатки совести, — сказала Джинни, склонив голову набок. — Я тебя теперь и на свидания с другими женщинами должна собирать?

— Так некому больше, — вздохнул он. — А произвести на неё достойное впечатление мне очень нужно. А главное — вызвать симпатию и желание мне помочь. И доверие — Джин, мне непременно нужно её доверие.

— Тебе подойдёт Империо, — уверенно проговорила она, тоже подходя к шкафу и проводя рукой по его мантиям. — Такое, я думаю, классическое и строгое Империо с нотками простоты и обаяния. Сколько твоей даме примерно лет? — она обернулась, изучающе оглядывая супруга.

— Если верить досье, то пятьдесят девять, — ответил он. — Но выглядит она значительно лучше.

— Моя самооценка пала от твоей руки вторым Волдемортом, — печально сказала Джинни, переводя взгляд с мужа на шкаф и обратно. — Ты предпочёл меня шестидесятилетней старухе! От этого жестокого удара я никогда не оправлюсь. А что ты можешь сказать о её положении на социальной лестнице? И, может, ты знаешь что-нибудь о её пристрастиях?

— Крайне высокое — и нет, ничего не знаю. Но она гордая дочь Ирландии — и, судя по тому, что я слышал, для неё это по-настоящему важно, — ответил он весело, садясь на кровать и откровенно любуясь Джинни, которая с крайне задумчивым видом вытягивала то один, то другой рукав его мантий — и засовывала их обратно.

— Тогда никакого зелёного, синего или красного, — решила она. — Чёрный — универсально, но уж очень официально… Это официальный визит? — уточнила она. — Я понимаю, конечно, что это всё просто прикрытие, а на самом деле вы предадитесь с ней разнузданной похоти на медвежьей шкуре перед камином — но, с формальной точки зрения, каков характер этого рандеву?

— Он, — Гарри задумался, чтобы поточнее сформулировать свою мысль, — глубоко гуманистический и полный заботы о ближних. Было бы здорово подчеркнуть это. А то никакой пламенной страсти перед камином мне не светит — ты же не можешь быть ко мне так жестока?

— Я-то при чём? — удивлённо вскинула она брови. — В общем, я предлагаю самый банальный и проверенный вариант: голубой и коричневый. Чтобы сделать его не таким скучным, возьмём эту шоколадную мантию — она практически чёрная, но всё же это оттенок коричневого, — она достала означенный предмет одежды и передала её мужу. — Брюки к ней в пару, буквально на тон светлее, — они отправились следом. — Светло-голубую рубашку, — та аккуратно легла на кровать. — Наконец, вот такой галстук, — она взяла насыщенно голубой, почти синий, в практически незаметную тонкую косую полоску. — Ну и классические носки и ботинки. Бельё подобрать? — спросила она игриво.

— Я был бы тебе очень признателен, — засмеялся он. — Нельзя же так роскошно одеться — и опозориться. Я в замешательстве, но мы всё же не настолько близки, чтобы я мог отправиться к ней в своих счастливых красных боксерах с веселыми снитчами.

— Я же сказала: никакого красного, — попеняла ему Джинни. — Мой выбор — тёмно-синие. И тебе давно пора завести шёлковое бельё, — добавила она очень строго. — А то со своим хлопковым ты позоришь меня перед приличными дамами — а я никак не могу этого допустить.

* * *

Во вторник утром пришёл ответ и от Каффа, приглашавшего «партнёров мистера Винда» на переговоры «отобедать во вторник в семь часов вечера». Приглашение это передал Скабиор с маленькой совушкой Гвеннит, которая прилетела во время завтрака. Она с удовольствием угостилась хлебом, сыром и сосиской, которые скормили ей дети, и особенно Лили, которая, едва та улетела, спросила:

— Мама, а можно мне такую же?

— Пойдёшь в школу — купишь себе, кого захочешь, — ответила Джинни. — Но не раньше. Мы с тобой уже обсуждали это.

— Но она маленькая! — возразила Лили. — И будет жить в моей комнате…

— Это не обсуждается, — категорично оборвала её Джинни. — Животное будет только к школе.

— Па-ап, — протянула Лили очень грустно и умоляюще. — Ну, пожалуйста! Она же маленькая и много не съест…

— Я полагаю, дело совсем не в еде, — возразил Гарри. Эта война между Джинни и Лили за собственного зверя Лили началась недавно, но уже успела его утомить. — И я совершенно согласен с мамой: летом перед школой ты купишь, кого захочешь — из тех, конечно, кто допускается к содержанию в школе.

Желания у Лили пока что менялись: сперва она хотела кота, затем — вслед за Альбусом — хорька, теперь вот сову… и Гарри подозревал, что если ей доведётся потрогать паука-птицееда накануне покупки, Рон резко сократит количество своих визитов на Гриммо.

И, говоря о Роне… он ведь собирался поговорить с Биллом — тоже, кстати, сегодня. И пора бы ему самому, наконец-то определиться, занять или нет свое место среди попечителей. Весёлый ему предстоит денёк, и не дай Мерлин, случится что-то, требующее его срочного внимания на службе.

Но Мерлин, к несчастью, дал.


1) Quaich — невысокая чаша с двумя ручками, считается традиционной посудой для питья бурбона

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 04.04.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх