↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 407

Солнечный свет постепенно приобретал тот золотистый оттенок, который бывает лишь долгими летними вечерами, в последний раз освещая строительные леса, опутывающие завершенную башню. Внешняя отделка была закончена и даже шпиль, на котором однажды появится флюгер, занял свое почетное место, а к внутренней ребята Пейджа планировали приступить лишь в понедельник, надеясь к этому времени избавиться от всего, что им не понадобится и будет мешать. Наблюдая за тем, как разбирают леса, Скабиор с затаенным трепетом наслаждался разворачивающейся картиной того, как постепенно становится виден окончательный облик дома, и с изумлением понимал, что, если бы сам не разбирал те руины, то вряд ли бы догадался, что дом и примыкающая башня различаются по возрасту. Казалось, что их возвели вместе — словно на этой земле и вправду всегда стоял маленький замок, совсем простой, старый и даже с виду уютный, если, конечно, замки вообще бывают уютными.

Что ж, теперь Скабиор с уверенностью мог сказать, что это действительно его дом — не столько потому, что они так решили все вместе, и даже не потому, что он всё-таки сумел вложить приличную сумму в его строительство — главное, что последние три недели стройкой занимался именно он. Как всегда бывало, когда его что-то захватывало, он отдавал ей всю душу и знал, что именно его решения и желания воплощаются в камне, в то время, как его зять теперь навешал строительство по выходным, довольствуясь рассказами Скабиора. Он как будто бы приходил в гости. К нему… к ним с Гвеннит. И к Кристи. И когда он закончит свою учёбу и вернётся сюда насовсем, легко можно будет представить, что именно он просто пришёл жить. К НИМ в дом.

Скабиор позволил себе усмехнуться. Как просто перевернуть всё с ног на голову… Хотел бы он знать, думал ли о чём-то подобном и сам Арвид? Или все его мысли сейчас заняты исключительно Академией и учёбой, которая явно действовала на него благотворно: по прошествии трёх недель Арвид и выглядел, и чувствовал себя лучше, чем, пока сидел дома — и, когда Гвеннит в прошлый раз, проводив мужа, грустно пошутила, что ему явно идёт на пользу разлука, Скабиор за зятя вступился:

— Ему идёт на пользу то, что он занят делом, — укоризненно возразил он. — В том числе и физическими упражнениями. Это почти всем на пользу бывает — особенно тем, кто собирает себя по частям после болезни.

— Я понимаю, — вздохнула Гвеннит, утыкаясь носом ему в плечо и так замирая.

— Если ты хотела комнатную зверюшку — не надо было выбирать аврора в мужья, — усмехнулся Скабиор, обнимая её. Они лежали на кровати в спальне у Гвеннит — оба одетые, хотя было уже очень поздно, и они уже собирались спать.

— Я же не знала сначала, что он аврор, — вздохнула она — и первая рассмеялась. — Я просто скучаю… и мне, наверное, немного досадно, что ему без меня вроде бы совсем и не плохо.

— Ему плохо, — рассмеялся Скабиор. — Но не так, чтобы очень. А ты бы хотела, чтобы он там день ото дня чах и возвращался бледный и с глазами, красными от пролитых в бессонные ночи слез?

— Да! — тоже засмеялась она, устраивая голову у него на плече и натягивая на себя одеяло. — Хотя это плохо!

— Просто отвратительно, — кивнул он, укрываясь покрывалом и закрывая глаза. — Терпи теперь. Скоро твой муж вернётся — и я бы хотел сказать, что он тебе ещё надоест, да, боюсь, не судьба. — Он зевнул и приказал: — Спи.

Вспомнив этот разговор, Скабиор с удовольствием предался мыслям о том, как будет демонстрировать Арвиду то, что удалось успеть за неделю, и уже вместе с ним и с Гвеннит обсуждать внутреннюю отделку. Работы предстояло немало: полы, правда, настелили сразу дубовые, но их еще предстояло отшлифовать и полачить, а штукатурке, обоям и деревянным панелям оставалось ждать своего часа: прежде необходимо было отчистить и отшлифовать камень стен. Честно говоря, Скабиору совсем не хотелось его закрывать: ему нравился голый камень, нравилось его сочетание с тёплым деревом пола и оконных рам, хотя напоминание Пейджа о приятной и здоровой атмосфере в башнях Хогвартса зимой возымело нужный эффект… А ещё Скабиора совершенно заворожила мансарда. Она получилась большой, светлой и, как обещал Пейдж, должна быть, в отличие от гриффиндорских спален, тёплой зимой — да и камин там планировался, точно такой же, как и в остальных комнатах. Зато там не было ни дверей, ни перегородок — только круглое помещение, входом в которое служил люк в полу.

Однако некоторые пункты плана казались Скабиору важней остальных — например, закончить в подвале ванную комнату. Сама ванна пока еще не заняла своего места и стояла в углу — она была и вправду такой большой, что там запросто можно было поместиться вдвоём, при желании, даже не касаясь друг друга. И даже, пожалуй, втроём… Хотя Скабиор не думал, что у него будет шанс это когда-то проверить.

Идея с зачарованными стенами и потолком, который мог или мягко светиться, или превращаться в ночное звёздное небо, так крепко запала всем в душу, что, даже несмотря на расходы, от неё никто и не думал отказываться. Пейдж лишь понимающе улыбнулся и выполнил свое обещание, еще в среду представив им с Гвеннит специалиста, готового зачаровать стены и потолок любым желанным заказчику способом. Её звали Изольда Хуч — и тот, кто, услышав это имя впервые, сначала представлял себе заслуженного профессора Хогвартса Роланду Хуч, был не так уж далёк от истины — ибо сёстры, а именно ими и приходились друг другу эти две дамы, имели немало общего. Сухопарая, с коротко стрижеными полуседыми волосами, с громким и низким голосом и быстрыми резкими жестами, Изольда куда больше сестры напоминала воительницу или спортсменку, хотя питала стойкое отвращение и к мётлам, и к квиддичу. Скабиору она понравилась с первого взгляда — возможно, поэтому они быстро и довольно легко нашли общий язык, и Арвид еще в прошлые выходные с явным облегчением оставил все вопросы, связанные с чарами иллюзий, на откуп жене и тестю. Хотя Скабиор и подозревал, что Арвид с Пейджем многое заранее обсудили в своей заумной манере, но это не мешало ему, пока он провожал взглядом каждую балку стремительно разбираемых лесов, с удовольствием предвкушать, как уже завтра, когда от Хуч прилетит сова, он продемонстрирует своему зятю эскизы, выполненные согласно именно его пожеланиям.

Когда всё было закончено, и рабочие удалились, пожелав весело провести выходные, Скабиор осторожно, старясь не прислоняться к стенам, поднялся наверх, на чердак, и долго разглядывал сложное переплетение балок и стропил — толстых, дубовых, пока ещё светлых… Он помнил их на земле и хорошо знал, каковы они на ощупь, и с удовольствием вдыхал их запах, свежий запах сухого дерева, масла и ещё какой-то пропитки и понимал, что жить будет теперь именно здесь. Хотя это было, конечно, феерически глупо: имея три комнаты, забираться под крышу и сидеть здесь, изображая сову или летучую мышь. Зато какой отсюда открывался потрясающий вид! И сколько здесь было дерева, и света, и воздуха, и…

— Я тебя потеряла, — произнесла Гвеннит у него за спиной, и Скабиор вздрогнул от неожиданности: он так глубоко задумался, что не почуял её, и шагов не услышал.

— Здесь хорошо, — улыбаясь, проговорил он, обнимая её за плечи. — Я вот думал… наверное, внизу, на третьем этаже, надо сделать что-то вроде библиотеки — и перетащить сюда все мои книжки с Оркнеев. Плюс те, что здесь — получится неплохое собрание. Ну, и встречаться по делу там можно будет — кому угодно, хоть мне, хоть, — он задумался, — хотя, вроде, ни архивариусы, ни авроры не берут работу домой? Но мало ли что.

— Ты будешь жить здесь? — она прижалась к нему и тоже обняла, обхватив его под мышками.

— Да, — он немного рассеяно коснулся щекою её волос. — Круглая комната в башне под крышей… я даже представить себе такого не мог. Вроде и есть потолок — а вроде и нет… а те две комнаты, ниже, нам, может, ещё пригодятся, — встряхнувшись, заухмылялся он, заглядывая ей в лицо. Она вспыхнула и, смутившись, отвернулась было, а потом просто уткнулась лицом ему в грудь, откуда и прошептала неразборчиво и едва слышно:

— Может быть.

— Ну, вот видишь, как славно, — он растрепал её волосы. — Тем более, с моей стороны логично остаться именно тут — повыше и потише. Звукоизоляция тут прекрасная, — добавил он очень игриво. — А то мало ли…

— Крис, — совсем смущённая, Гвеннит вдруг бросила на него хитрый взгляд и спросила: — Рита?

— Вот про это вообще забудь, — предупредил он её. — Навсегда.

— Я забыла, — кивнула она, глядя на него смеющимися глазами. — Настоящий дом… Здорово же? — спросила Гвеннит, заглядывая ему в глаза.

— Ты знаешь, — признался он, — пока, скорей, странно. Вот привыкну — и будет здорово. Но осознать до конца, что всё это — моё, я пока не могу.

Они спустились вниз — ужинать, а когда Гвеннит, уложив Кристи, занялась завтрашним пирогом, который всегда пекла к появлению мужа, Скабиор вновь тихо поднялся наверх и долго бродил по пустому чердаку, иногда останавливаясь у окон и разглядывая пока ещё не слишком привычный вид.

* * *

Воскресенье выдалось тёплым и солнечным, совсем уже летним, и окна во всём доме были распахнуты, позволяя ветру свободно гулять по нему. На ковре в гостиной лежали, обнявшись, Гвеннит и Арвид, левитацией то поднимавший сына вверх, к самому потолку, то опускавший его себе на грудь. Кристи громко и счастливо хохотал, и Арвид с Гвеннит тоже смеялись, а в тот момент, когда мальчик был наверху, успевали быстро коснуться друг друга губами — а на подоконнике, нежась в пока ещё попадающих туда солнечных лучах, удобно расположился Лето, лениво наблюдавший за творящимся в комнате безобразием. Скабиора Арвид не видел — но знал, что он что-то читает, небрежно развалившись на стоящем позади диване и время от времени шурша переворачиваемыми страницами.

Это было так странно — оказаться вдруг дома после тяжёлой учебной недели, проведенной в стенах Академии... Даже воспоминания заставляли тело, измученное непривычными физическими нагрузками, снова предательски ныть — поэтому Арвид и левитировал Кристи, даже не пытаясь просто подбрасывать его на руках — хотя и запястьем ему шевелить было не вполне комфортно: слишком много практики после долгого перерыва, да и теория тоже грозила вскоре погрести его под собой. В его в голове причудливо смешивались в какой-то странный коктейль тезисы британского магического права, должностные инструкции аврората и наставления Сэвиджа, а на самом краю сознания звучал тихий голос, твердивший, что он, наверное, тоже слишком для этого стар, и как бы хорошо было, чтобы всё поскорее закончилось.

Но самым суровым испытанием для Арвида оказалась не академическая нагрузка и даже, как ни странно было это признать, не физическая — нет, самой выматывающей оказалась необходимость вновь учиться быстро сходиться с незнакомыми и не всегда приятными ему людьми. Арвиду всегда было трудно быстро пойти на контакт с незнакомцем — отчасти поэтому он и оказался в штабном отделе среди бумаг: оперативная работа, и особенно та её часть, где приходилось кого-то допрашивать или собирать показания, всегда была его слабым местом. Еще учась в Академии, с товарищами Арвид сошёлся далеко не сразу — и, по большей части, не близко. А теперь это оказалось ещё сложнее — хотя бы потому, что они смотрели на него, смешно сказать, как на бывалого аврора с серьёзным боевым опытом за плечами, награжденного впервые за столько лет «горностаем», стоящего на одной доске с Фоссет и Пиксом, и пользующегося «особым расположением» вовсю лютующего перед выпускными экзаменами Сэвиджа. Всё это, как и часы, проведенные в библиотеке за книгами, совсем не способствовало сближению…

На этом фоне Джимми Пикс внезапно оказался отличным приятелем, и этому совершенно не помешала приличная разница в возрасте. С ним было весело и легко — и даже в личных вопросах они понимали друг друга неожиданно хорошо: оба переживали о том, как они справятся с новой для них ролью отцов. И, хотя Пиксу ещё только предстояло стать таковым, а Арвид пропустил целый год жизни своего сына, их ситуации всё равно казались им схожими. Да и на занятиях они, как выяснилось, неплохо дополняли друг друга: то, что Арвид почти идеально знал в теории, Джимми компенсировал долгой аврорской практикой. На определенные вещи он заставлял Арвида взглянуть под новым углом, в том числе, на тестя, заронив мысль о том, что, возможно, когда-нибудь они об этом непременно поговорят. Зато Долиш не менее охотно помогал Пиксу разобраться в основательно подзабытой теории.

Вообще, старые конспекты, столько лет хранимые Арвидом и привезённые им с собой, оказались невероятно кстати и стали настоящим спасением. А уж когда про них прознали сначала соседи по комнате, а затем и остальные курсанты, популярность Долиша, отлично владевшего копировальными чарами, резко взлетела — что, впрочем, его больше смущало, чем радовало. Однако делиться конспектами у него получалось не очень — потому что чары требовали сил и времени. Да и сами записи большую часть времени находились у Пикса — ему было сложно вновь привыкать к многочасовому сидению в библиотеке, к которому он, в общем-то, никогда не питал особого пристрастия, в отличие от Сандры и Арвида, половину времени в Хогвартсе по доброй факультетской традиции проведших именно там. Так что им включиться в процесс учёбы оказалось немного проще — однако же, если Долиш вновь проводил за книгами все вечера, то Фоссет умудрялась совмещать всё это с весёлой, активной и красочной личной жизнью, которая, честно сказать, Арвида немного смущала.

Он помнил, какой увидел её, придя в Аврорат: привлекательная и яркая, она смутила его при первой встрече едкими замечаниями, отпущенными, к его облегчению, не в его сторону, а при второй — своей строгостью, внимательностью к деталям и требовательностью (которые послужили причиной прозвища, которым подчинённые Фоссет, как он думал, называли её исключительно за глаза, и которое сильно смутило тогда еще совсем юного Арвида). И какой же шок испытал кадет-аврор Долиш, кода на своей шкуре выяснил, что она не только в курсе, но и сама умело к нему апеллирует, когда для этого есть подходящий повод.

— Мне трудно представить, на что ты рассчитывал, когда положил мне на стол это унылое безобразие вместо описи конфиската, — медленно, словно яд, цедила она, заставляя его неловко переминаться с ноги на ногу. — Тебе придется хорошо потрудиться, чтобы я осталась им удовлетворена. Даже если ты будешь заниматься этим всю ночь, если на большее ты пока в принципе не способен…

И переделывая злосчастную опись в четвертый раз, Арвид в сердцах признал, что ёмкое «Секс на рабочем месте» описывает Сандру Фоссет как нельзя лучше. Какое-то время он даже её избегал, пока, наконец, не освоился и не привык к тем нравам, которыми жил Аврорат, и не растерял свою стеснительность.

Фоссет долгое время продолжала казаться ему почти недосягаемо опытной, умной и сильной, и даже в Билле Мёдба, несмотря ни на что, ему и в голову не приходило относиться к ней иначе, чем как к старшей по званию. И те разительные перемены, которые произошли с ней в Академии буквально за пару недель, удивляли и немного смущали его. Теперь она казалась ему скорей старшекурсницей — более опытной и взрослой, чем остальные, но всё-таки старшекурсницей, удивительно органично вписавшейся в компанию остальных курсантов… и, кажется, сошедшейся с некоторыми из них немного теснее, чем это обычно бывает, особенно если вести речь об отношениях не совсем традиционного свойства. И это стало для Арвида настоящим личным открытием: прежде он никогда не обращал внимания на то, что девушки могут держаться за руки с совсем не невинным подтекстом — и замечать подобные вещи ему было неловко.

Тем более, насколько он мог судить, курсантками интересы Сандры не ограничивались. Как при этом она умудрялась обходиться без скандалов и дрязг, Долишу было неведомо, но вообще он старался думать об этом поменьше: в конце концов, личная жизнь Фоссет его уж точно никак не касалась.

Да и не до её личной жизни ему, в общем, было, так как перед ним в полный рост стояла одна из тех проблем, о которых они не раз говорили с Августом Паем. Нет, дело было вовсе не в том, что в тяжелых стрессовых ситуациях, как он боялся после ссоры Скабиора и Гвеннит, он не сможет себя адекватно вести и ясно мыслить — тут он неплохо справлялся, а в особенно тяжёлые дни его выручали зелья и то упражнение, которое посоветовал Пай: сделать несколько вдохов, а затем начать про себя перечислять знакомые лавки на Диагон-элле, представляя, как они расположены.

Однако перед туманом он оказался бессилен.

Здесь, у дома, он часто видел его по утрам — на рассвете тот клубился над озером, рассеиваясь, как правило, когда солнце поднималось довольно высоко. И Арвид думал, что уже достаточно привык к нему, чтобы перестать бояться, однако реальность жестоко его в этом разубедила, продемонстрировав, что одно дело — любоваться на него с безопасного крыльца, и совершенно другое — оказаться внутри него вместе с теми, кто составлял на занятиях его боевую тройку. С легкой руки Сэвиджа, вместе с Арвидом в неё вошли юркая и подвижная, словно ртуть, девушка и тот из его соседей по комнате, которого они с Пиксом окрестили «всезнайкой». Они оказались в тумане во время одного из занятий по боевой подготовке — и, когда вокруг Арвида сомкнулось молочно-белое марево, он едва не запаниковал, ожидая ежесекундно, что туман разойдётся, и он снова увидит перед собой дракклова мистера Одуванчика, который, как выяснилось, ещё и неравнодушен к его жене, как почти радостно поведал как-то за обедом ему Скабиор, рассказывая о своих коллегах.

А когда всё закончилось, и туман, наконец, разогнали, Долиш первым делом отыскал взглядом Фоссет и Пикса и увидел, что они тоже выглядели далеко не лучшим образом — а едва занятия завершились, они трое разошлись по комнатам, где и провели остаток дня. Арвид не знал, чем занималась у себя Сандра, но они с Джимми какое-то время сначала старательно изображали попытки позубрить что-нибудь из теории, а затем, сразу же после ужина, легли спать. И Долиш мог бы поклясться, что Пикс, так же, как и он сам, не сомкнул глаз почти до утра и не выпускал из руки палочки.

Однако как бы тяжело ему ни было, даже самые безрадостные моменты Арвиду скрашивала мысль о том, что в выходные он вернётся домой, где можно будет хотя бы на время обо всём этом забыть. Он поддерживал себя этим всю неделю — но, стоило ему перешагнуть порог дома, и он почему-то никак не мог отключиться от будничных забот, и почти всё время то и дело мыслями пребывал в Академии. Впрочем, домашние хлопоты захватывали его ничуть не меньше — и прежде всего, строительство башни. Возвращаясь домой, он, оторвавшись от жены и сына — который неожиданно для Арвида радовался появлениям своего папы сильнее и ярче всех — в первую очередь шёл осматривать стройку, а Лето в это время ему что-то рассказывал, вертясь вокруг ног, и успокаивался, только когда Арвид брал его на руки и, гладя под подбородком, очень серьёзно благодарил и просил продолжать свои наблюдения за рабочими.

А ещё его, чем дальше — тем больше волновали стремительно приближающиеся экзамены.

— Мне кажется, я не сдам, — полушутливо признался он во время субботнего ужина Гвеннит и Скабиору. — По-моему, я вообще всё забыл, а то, что не забыл, начинаю путать и…

— Если уж даже я сдал ТРИТОНы, — перебил его Скабиор, — тебе даже думать о таком странно. Ты просто отвык.

— Со всем уважением, но вы же ТРИТОНы сдавали лет сорок назад, — смеясь, возразил Арвид. — В школе я тоже…

— Какие сорок? — возмутился, смеясь в ответ, Скабиор. — Мерлин… да ты же не знаешь. А я тебе расскажу, как это было, — немедленно пообещал он — и затем добрых часа полтора развлекал его, рассказывая и в лицах изображая, как он готовился, а затем сдавал семь предметов. — Выучить трансфигурацию — это тебе не пройденное повторять, — закончил он гордо и назидательно.

— Ну, — широко улыбаясь, кивнул Арвид, — вы меня убедили. Пожалуй, мне и вправду отступать теперь будет стыдно.

— Будет, — тряхнул головой Скабиор.

— Но если ты решишь всё оставить, — сказала Гвеннит, прижимаясь к плечу мужа, — в этом ведь не будет ничего страшного. Займёшься ещё чем-нибудь…

— Спасибо, — благодарно шепнул ей Арвид.

— Запросто! — поддержал её Скабиор. — Устрою тебя к нам в отдел — секретарём. Вместо Греты. А то ей уже лет… я подозреваю, что она едва ли не ровесница покойного Дамблдора — ей одной уже трудно. А ты аккуратный — справишься. А Поттера мы подключим к бурной кампании в прессе, и ставку нам по блату непременно выделят.

— Я буду иметь в виду, — кивнул развеселившийся и совсем успокоившийся Арвид. — Как замечательно иметь родственников в министерстве — всегда найдётся не одно, так другое тёплое место, — весело пошутил он.

Уже поздним вечером, омрачённый необходимостью скорого расставания, жадно и горячо целуя Гвеннит в их спальне, Арвид шепнул:

— Когда воскресенье подходит к концу, я меньше всего уверен в том, что хочу продолжать заниматься всем этим. В мире так много других увлекательных и интересных вещей помимо Аврората с его бесконечными документами.

— Но жалко останавливаться, пройдя почти половину пути, — шепнула в ответ она между его поцелуями. — Осталось совсем немного!

Она была, конечно, права, его Гвеннит.

Времени до итоговой аттестации осталось всего ничего.

И это, честно сказать, пугало, и Арвид не смел загадывать, что может принести ему завтрашний день.

Глава опубликована: 03.01.2017
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34399 (показать все)
🤭🤭🤭
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
fialka_luna Онлайн
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
fialka_luna Онлайн
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
fialka_luna Онлайн
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Уииии! ))) Как это приятно! )) Спасибо вам!)
Elegant
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Я так рада этому. )) Так здорово !)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх