↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 389

После тщательного изучения рынка, которое Арвид шутливо называл своим первым частным расследованием, выяснилось, что в строительной сфере сложилась ситуация не менее средневековая, чем во всех остальных. Но, если волшебные палочки из века в век делали Олливандеры, с философским спокойствием наблюдавшие за достаточно неубедительными попытками составить им конкуренцию, а аптечным делом вполне мирно занималась целая плеяда уважаемых и известных аптекарей, давно заключивших между собой пакт, не позволяющий вылезти на этот рынок тому, кто не был готов стать членом клуба и играть по установленным и достаточно жёстким правилам, то над рынком строительства пугающе реяли три огромных дракона. И каждый, от простого плотника до недавно получившего соответствующее образование амбициозного магического инженера, стоило им заявить о себе чуть громче положенного или бросить этим драконам вызов, рано или поздно оказывался в тени их огромных крыльев или попадал к ним на обед. Стоило ли говорить, что те, кто пока не успел привлечь их внимания, либо обладали сомнительной репутацией, либо только начинали своё дело и чаще всего просто не были способны выполнить на бумаге полноценный комплект чертежей, а просто начинали строить, чаще всего предлагая воспользоваться уже готовым проектом, который купил у кого-то с рук еще их дедушка — в конце концов, дома волшебников за последние полторы сотни лет практически не изменились.

Так что, после некоторого обсуждения, было принято решение направить свой взор в сторону одного из трёх чудовищ, гордо именовавших себя архитектурными мастерскими, к которым так или иначе сводились все разговоры — хотя Скабиор и Долиши-младшие предполагали, что сэкономить в данном случае вряд ли получится, зато их репутация позволяла надеяться, что дело обойдётся без неприятных сюрпризов.

Просто так появиться на их пороге было нельзя — даже если вы вразнос торговали приворотными зельями или страстно призывали сохранить магическое наследие, размахивая пачкой листовок — для начала на приём следовало записаться и убедиться, что в назначенное время вас ждут. Первыми, к кому с просьбой о встрече улетела совушка Гвеннит, была архитектурная мастерская «Смит и сыновья» — хотя, как показало расследование Арвида, который с удовольствием провел у Гвеннит в архиве несколько занимательных дней, они легко могли бы добавить в название внуков и правнуков. Смиты были старым и невероятно обширным кланом, наложившим когтистую лапу на свой кусок строительного пирога как минимум лет триста назад (по крайней мере, за этот период удалось обнаружить достаточно документов), и всё это время словно по волшебству умудрялись получать заказы от министерства.

Жемчужиной в их короне можно было считать строительство того стадиона, на котором прошла финальная игра чемпионата мира по квиддичу в девяносто четвертом — также, как и реконструкцию Хогвартса. И единственное, что оставило и Арвида и Гвен в замешательстве, это вопрос, почему вдруг им не достался заказ на реконструкцию Атриума и восстановления фонтана Волшебного Братства — как, впрочем, и то, что сами документы, касающиеся этого знаменательного события, находились в особой секции.

Главный офис «Смита и сыновей» располагался на Диагон-элле, но их вывеску нельзя было увидеть, просто слоняясь по главной волшебной улице — однако, стоило завернуть за «Флориш и Блоттс», пройдя через аккуратную арку, и посетитель оказывался в солидном и очень уютном внутреннем дворике перед небольшим особняком, аккуратно втиснувшимся между домами второй линии. Классический белый фасад с парадным крыльцом, ступеньки светлого мрамора и кованые перила заставляли его казаться одновременно изящным и респектабельным. Приёмная и кабинет мистера Смита были отделаны резными панелями старого морёного дуба, на которых были вырезаны сцены войн с гоблинами и кентаврами, оживавшие при чьём-либо приближении и замиравшие после его ухода. Главным украшением приёмной была модель того самого стадиона — живая, на трибунах которой шумели болельщики, а над полем проходил вечный матч, и Крам раз за разом срывался в финт Вронского.

Долишей-младших и Скабиора встретил очень вежливый предупредительный молодой человек, который провёл посетителей в пахнущий деревом и дорогим табаком кабинет к мистеру Элеазару Смиту, высокому пожилому блондину, сохранившему до сих пор свою густую шевелюру, чья скромная с виду мантия, по оценке Скабиора, стоила больше, чем он сам зарабатывал за месяц, если не за два. Как выяснил в ходе своего расследования Арвид, этого Смита не стоило относить к категории сыновей, его стоило именовать, скорей, дядей. Дядей достопочтенного члена Визенгамота Захарии Смита, являвшегося сейчас главой этой старинной семьи и сменившего на этом посту своего отца Эзру Смита лет десять назад, и так же исправно присматривавшего за тем, чтобы родственник не скучал без министерских заказов. Впрочем, Элеазар Смит, судя по его графику, в котором он любезно смог отыскать время, и так не скучал. Цены на услуги оказались достаточно впечатляющими — и ни приятно уверенное рукопожатие хозяина кабинета, особенно любезно поприветствовавшего почему-то именно Скабиора, ни целование руки смутившейся Гвеннит, ни радушно предложенный посетителям кофе, чай и домашнее шоколадное печенье его жены этого факта изменить не могли.

Выслушав своих потенциальных заказчиков, Смит, слегка откинувшись на спинку своего удобного кресла, позволил себе одобрительно улыбнуться:

— О, вы умеете выбирать живописные места рядом с лесом, — он кивнул. — Ваш дом и ваша прекрасная ферма… жаль, что обычно старинные здания в сельском стиле не могут обойтись без ремонта.

— Это верно, — в свою очередь, кивнул Арвид. — Когда мы купили наш дом, мы его ремонтировали самостоятельно, но строить сами мы не рискнём.

— Это прекрасно — когда кто-то умеет делать подобные вещи, — с уважением проговорил Смит. — Как, если я правильно понимаю, и ферму, — вновь обратился он к Скабиору. — Наслышан — и фотографии в «Пророке» были замечательные. Но, — вздохнул он, — она так долго была в запустении, что, по моему опыту, капитального ремонта не избежать. Вы знаете, — мягко и почти вкрадчиво добавил он, — у нас очень выгодные условия.

Скабиор недоумённо нахмурился, пытаясь понять, что, собственно, происходит, и каким удивительным образом разговор вдруг съехал с пристройки на «Яблочный Лес». И откуда у него ощущение, что он беседует с кем-то из тех, кого он мог бы в своей прошлой жизни именовать компаньонами, подальше от чужих глаз, а вовсе не в роскошном кабинете с уважаемым архитектором. Мистер Смит тем временем обрисовывал план возможной реконструкции фермы с достройкой необходимых помещений, закончив, как с удивлением осознал Скабиор, вполне ожидаемо:

— Я понимаю, что для того, чтобы подобное решение принять, а затем утвердить, вам придётся оценить все предложения рынка. Но в любом случае, учитывая ваши начинания и ту репутацию, которой вы обладаете, ваше мнение для попечителей имеет огромный вес — мы же, со своей стороны, могли бы пойти навстречу уже лично вам с вашей архитектурной задумкой. Как говорится, мой дом — моя крепость, а их строили ещё мои предки.

— Я… Я не собирался… и не собираюсь ремонтировать «Лес», — обрёл Скабиор, наконец-то, дар речи. Как деловая хватка, так и нахальство мистера Смита его почти восхитили — он умел ценить подобные качества — но разозлился он куда сильнее. — Во всяком случае, тратить на это средства фонда я точно не буду — у нас хватает свободных рабочих рук, да и материалов пока предостаточно. А никакие архитектурные изыски нам не нужны — наши жильцы не привередливы, их вполне устраивает четыре стены и крыша, — язвительно сообщил он Смиту.

— Это могла бы быть очень выгодная сделка для всех сторон, — ничуть не смутившись, заметил Смит. — А в качестве нашей работы вы, смею надеяться, уже убедились, — добавил он слегка загадочно для Скабиора.

— Ну, — хмыкнул Скабиор, — модель там у вас впечатляющая. Я был на том матче, — заметил он, — но должен признаться, что в тот момент меня мало интересовала архитектура.

— Я имел в виду вашу школу, — слегка улыбнулся Смит. — Я надеюсь, у вас нет к нам никаких претензий?

Скабиор открыл было рот — и тут же закрыл. Школа? Какое отношение этот прохвост с породистой мордой волшебника имеет к их школе?! Он чуть было не задал ему этот вопрос, но вовремя опомнился и, поскольку больше всего сейчас он хотел как можно скорее попасть в Отдел и поднять все финансовые бумаги за последний месяц, чтобы… Ему вдруг стало по-настоящему жутко: а что, если выяснится, что там стоит его подпись? Если он действительно подписал что-то — и абсолютно, намертво об этом забыл?

— Нам нужна просто пристройка, — выручил его Арвид, вступив, наконец, в разговор.

Смит кивнул — и бросил вопросительный взгляд на Скабиора, который, заставив себя отвлечься от панических мыслей, сумел подтвердить:

— И ничего больше. Даже если я однажды и соберусь ремонтировать ферму — я сделаю это отдельно. Я не собираюсь мешать деньги фонда со… с личными! — проговорил он жёстко, в запале едва не сказав «своими» и лишь в последний момент исправившись: его денег там, можно считать, что и не было. Но он слишком злился сейчас, а эти непонятные слова про школу окончательно вывели его из себя — и Скабиор, резко поднявшись, спросил: — Или пристройка — это слишком просто для вас?

— Это просто несерьёзно, — слегка сжав губы, тем не менее, довольно любезно ответил Смит. — Вы только потратите на проект время и деньги — и…

— Ну, значит, потратим, — кивнул Скабиор и, требовательно посмотрев на своих спутников, спросил: — Идём? — и когда они тоже встали, сказал отрывисто: — Всего хорошего, мистер Смит.

Едва они вышли на улицу, Скабиор, заставив себя остановиться, спросил:

— Мы же не слишком торопимся? Давайте перенесём остальные визиты на завтра, а?

— Ты из-за школы? — сочувственно и встревоженно спросила Гвеннит — и он, поколебавшись, кивнул:

— Я понятия не имею, о чём говорил этот… Смит. Или вы сходите одни — а я быстро в Отдел.

— Давайте перенесём, — поддержал его Арвид. — Если вас не смущает лишняя ночёвка в детской…

— Я лучше лишний раз в «Спинни» переночую, — пошутил Скабиор — и, попрощавшись, аппарировал на Уайтхолл-стрит.

В Отделе, где он уже успел побывать этим утром, было тихо и пустовато: джарви дремал, а из сотрудников Скабиор застал лишь Грету, погружённую в документы, и свою юную неутомимую помощницу мисс Блишвик, которая сортировала корреспонденцию. Кивнув вместо приветствия, он попросил все финансовые отчёты за прошедший месяц, пошутив, что ей он полностью доверяет, но неприлично главе фонда совсем уж быть не в курсе происходящего.

Искомое обнаружилось быстро — и Скабиор тупо уставился на чертежи, по которым даже он смог понять объёмы выполненного в школе ремонта, включавшего не только весьма разумную перепланировку их достаточно скромного помещения, но и целый комплекс чар расширения пространства, позволивших получить еще пару классов и небольшую учительскую. Подписаны они были, действительно, Элеазаром Смитом, и Скабиор, холодея от одной мысли о том, во что же всё это им обошлось, торопливо отыскал в ворохе бумаг соответствующие сметы и акты. К некоторому своему душевному облегчению, собственной подписи он там не нашёл — но облегчение это было достаточно слабым. Потому что он вообще ни о чём подобном не помнил — и мог бы дать непреложный обет, что видит эти бумаги впервые.

— Ладно, — пробормотал он себе под нос и, отложив пока что всё это в сторону, начал искать счета, на которых должны же были стоять чьи-нибудь подписи! Недолгий поиск увенчался успехом — и Скабиор сперва недоверчиво воззрился на суммы, которые ничуть не походили на те расценки мистера Смита, которые сам он видел пару часов назад, уступая им раза в три. Озадаченно потерев лоб, он просмотрел все счета — и понял, что запутался окончательно. Он был совершенно уверен, что заплати он ту сумму, что набежала (она была не настолько астрономической, как он опасался, но всё же весьма приличной), он бы ни за что о подобном не смог забыть, и не важно, насколько он был в тот момент пьян — с такими деньгами он не привык легко расставаться — но память была девственно чиста и пуста.

Скабиор потряс головой — и это, видимо, помогло, ибо он сообразил, наконец, где можно эти пугающие его факты проверить и, достав учётные книги фонда, открыл последние страницы и, быстро просмотрев записи о расходах за последние тридцать дней… убедился, что ни на какой ремонт он совершенно точно не выделял ни кната. Тщательно перепроверив графу о поступлении доходов, он вновь увидел, что там и близко не набирается нужная сумма — и вновь ощутил себя в тупике.

Тихо посидев с полминуты, он снова придвинул к себе счета, обращая особенное внимание на подписи, и обнаружил, наконец, что оплачены они вовсе не школой и не через Фонд.

На всех стояла одна подпись — уверенный росчерк Лауренции Флетвок.

Потерев лоб, Скабиор задумчиво посмотрел на что-то пишущую за своим столом Грету — ему очень захотелось подойти к ней, показать всё это и спросить, что она видит, однако он в последний момент удержался от того, чтобы выставить себя на посмешище, и вернулся к бумагам.

Флетвок.

Но если это пожертвование — а чем это ещё могло быть? — значит, оно должно быть где-то отражено. И раз в книгах учёта его нет — значит…

Попросив Флорианну принести последние бумаги по школе, он ещё раз просмотрел все счета — словно надеясь, что имя под ними изменится. Но этого, разумеется, не случилось — и Скабиор, тихо вздохнув, взялся за школьную документацию.

Где, наконец-то, обнаружил упоминание о пожертвовании — однако не Фонду, как это обычно бывало в его привычной картине мира, а напрямую самому учебному заведению. Действительно, от Лауренции Флетвок — и принято оно было, разумеется, директором школы.

Варнавой Каффом.

Логика, что начала, наконец-то, прослеживаться в происходящем, Скабиора по-настоящему обрадовала и успокоила — и, видимо, это помогло ему спокойно ещё раз просмотреть все документы и отыскать среди них копию отправленного в министерство отчёта и соответствующие записи Флорианны в папке по успешным проектам Отдела, на которые выделял деньги Фонд.

В итоге он более-менее разобрался с тем, что произошло, однако его очень тревожило то, что он умудрился пропустить подобное — а ведь он пил всего три недели. Причём, вечерами — днём-то он был вполне трезв. Мрачен, конечно — но это же не причина…

Ему захотелось наорать на свою помощницу — как она вообще посмела принять без него такое решение, даже не поставив его в известность? Он резко обернулся — Флорианна вскинула голову, и её вопросительный и… он бы определил его как «усердный» — взгляд слегка его охладил и дал пару секунд на то, чтобы Скабиор смог представить, как он сам будет выглядеть с воистину эпичным вопросом, что он собрался задать. «Как вы посмели выполнять за меня мою же работу, прикрывая меня перед всеми?»

Но так ведь тоже нельзя…

— Что-то я не помню — когда мы с вами обсуждали вот это? — спросил Скабиор, протягивая ей документы.

— Три недели назад, — тут же ответила Флорианна. — Хотя я бы не сказала, что мы это именно обсуждали, — зачастила, по своей ужасной привычке, она, — я тогда вам только начала говорить, что вот, тут есть такое пожертвование, для школы, но не деньгами, а в виде услуг по ремонту, и формально здесь ведь ваше согласие не требовалось, потому что это в компетенции директора, и от него просто нужен отчёт, и вы сразу сказали, что раз не нужно — то и отлично, и если бы я могла всё это просто оформить — было бы здорово, и если члены попечительского совета хотят что-то пожертвовать — это замечательно и с них не убудет… вот, — выдохнула она, наконец, и спросила с тревогой: — А там что-то не так? Я, вроде бы, всё смотрела и перепроверяла, но я могла ошибиться, конечно, и…

— Всё отлично, — с облегчением улыбнулся Скабиор, успокаивающе выставляя перед собой ладонь. — Было, помню, — легко соврал он. — Я просто уточнял. А здесь всё нормально, — он передал ей бумаги, и Флорианна, заулыбавшись, прижала их к груди. — Ладно, — он встал. — С остальным завтра продолжу… или послезавтра. Не к спеху. Ты домой-то пойдёшь? — спросил он, поглядев на часы. — Вечер уже.

— Я доделаю сейчас — и пойду, — кивнула Флорианна, почему-то краснея. — На самом деле, у меня же есть время, и я иногда люблю поработать подольше — а вы идите, конечно, тут просто техническая работа, письма рассортировать, а я вам к концу недели подборку сделаю и…

— Ну, как знаешь, — улыбнулся он ей как можно теплее. — Но ты не сиди до ночи — отдыхать тоже надо.

— Не буду, — тоже улыбнувшись, пообещала она, а он подумал, что есть что-то глубоко неправильное в том, что молодая девчонка сидит вечерами на работе и возится с бумажками вместо того, чтобы заниматься тем, чем должны заниматься девушки её возраста в вечернее время. Но взваливать на себя ещё и эту проблему у него не было ни времени, ни желания, и он, простившись, отправился, наконец, домой, решив написать Флетвок — а заодно, пожалуй, и Каффу, чья подпись, как директора школы, стояла на договоре подряда — и попросить их о встрече.

Попозже.

Когда будет готов.

Глава опубликована: 18.11.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх