↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 448

Рождественская ночь две тысячи семнадцатого года в Британии выдалась холодной и, наконец-то, сухой. И на удивление тихой — словно все, устав за прошедший год, который выдался весьма бурным, и готовясь к следующему, когда вся страна собиралась праздновать двадцатилетие Битвы за Хогвартс, решили передохнуть.

В доме на Гриммо, 12, было темно и тихо — все Уизли и Поттеры собрались в эту ночь в Норе, где от детского гомона порой сложно было друг друга расслышать, а от запахов есть хотелось, даже когда уже и не слишком моглось, и было тепло и весело.

В доме Долишей тоже было тепло, хотя и гораздо тише — Кристи был, во-первых, спокойным ребёнком, а во-вторых, в одиночку даже и при желании не смог бы создать достаточно много шума. Это было его третье Рождество — и первое, что он встречал вместе с папой.

А Арвид…

Помогая Гвеннит украшать дом, готовить праздничный ужин и заворачивать в яркую бумагу подарки, он порой ловил себя на ощущении нереальности происходящего. Жена, сын, родители, тесть, даже сам дом иногда начинали казаться ему сном — возможно, просто навеянным ему там, под землёй, и тогда он шёл искать Скабиора, вид которого неизменно убеждал его в реальности происходящего. И тот, кажется, понимал — глядел всякий раз внимательно, а порой кивал или даже подмигивал, и Арвид, успокаиваясь, отвечал ему благодарной улыбкой.

В доме Причардов это Рождество было особенным — тем более, на контрасте с двумя предыдущими. Однако «виновника» той радости, что пронизывала весь дом, за праздничным столом не было: Грэхем, клятвенно пообещав навестить родных прямо на следующий день, отмечал Рождество вместе с Фоссет и Бэддоком. Впрочем, говорить, что они праздновали втроём, было бы совершенно неверно, потому что Причард, как раз перед самым праздником успешно сдавший все экзамены и выпустившийся из Академии с довольно приличными баллами, собирался восполнить за рождественскую неделю всё то, чего был лишён во время обучения в Академии, и начать решил с собственно праздника. Так что, едва поужинав и вручив друг другу подарки, они отправились в Сохо, откуда вернулись только под утро, причём отнюдь не втроём, благо квартира у Причарда была достаточно велика, чтобы гости со своими партнёрами не мешали друг другу.

Праздновали Рождество и у Вейси — большой дом сиял огнями, а в парадной гостиной стояла огромная, до потолка, ёлка, и стол украшали изысканные и красивые блюда, и дети радостно носились по всем этажам. Лишь Мерибет иногда нет-нет, да всматривалась в тёмные окна, словно силясь разглядеть скрытый за рощей гостевой домик, и с её губ на пару мгновений исчезала улыбка.

А в гостевом домике под свет свечей и камина кружились в своём первом танце Лео и Лорелей, время от времени касаясь губами губ друг друга, и он шептал ей какие-то нежные глупости, а она улыбалась и иногда прикрывала глаза от едва выносимого счастья.

Праздновали Рождество, конечно же, и в других домах — и не только в домах.

Посреди Озёрного края в Северной Англии, в Камбрии, в одной из труднодоступных даже для волшебников пещер был разбит лагерь, украшенный сейчас ветками пихты и остролиста. Зачарованный под продолжение скалы вход надёжно охранял его обитателей от посторонних глаз, а навыки аппарации решали проблему с перемещением, и потому жители лагеря чувствовали себя внутри довольно свободно. Хотя и скучали по лесу — им, выросшим и проведшим в нём большую часть своей жизни, красота и открывающийся вид не доставляли особого удовольствия. Однако безопасность была важнее — а в этом смысле место было практически идеально.

Время, проведённое Стаей в Европе, куда их отправил МакТавиш, не прошло для них даром, однако не всё из того, что они привезли с собой, было полезным и нужным. Кроме новых для них связей и навыков они привезли и конфликт, который в Британии день ото дня лишь усиливался. Эбигейл с Варриком, чей авторитет до последнего никто и никогда не подвергал сомнению, больше не было с ними, да и Нидгар, бывший из оставшихся троих лидеров самым разумным, до сих пор сидел в Азкабане — и Гельдерик чем дальше, тем меньше понимал, с какой стати он должен делить власть с Хадрат.

Тем более что она так до конца и не оправилась от последствий последней стычки с аврорами. Время шло, но чем дальше — тем больше продолжали ей чудиться насмешливые и косые взгляды, которыми провожали её волчата. И она, чтобы не думать о них, всё чаще позволяла себе расслабиться и поначалу хотя бы вечером, перед сном, выпить. Сначала немного — но чем дальше, тем больше она нуждалась в замечательном успокоении, которое плескалось в характерной формы бутылках, и со временем сказала себе, что никто не имеет права указывать ей, что и когда пить, и, в конце концов, разве это как-то влияет на её боевые навыки? И не заметила, как начала, просыпаясь утром с тяжёлой и больной головой, лечить это парой глотков. Сперва всего только парой…

И вот с какой такой стати, хотел бы Гельдерик знать, он должен был делить власть с пьяницей, в которую на глазах превращалась Хадрат? Впрочем, она пока что была сильна и опасна — пожалуй, даже ещё опасней, чем прежде, хотя бы потому, что чувствовала, как сила и власть потихоньку вытекают из её рук.

Как мирно изменить ситуацию, Гельдерик не знал, а убивать Хадрат ему казалось… неправильным. Если они все начнут убивать друг друга, что же от них останется? И он злился — и на неё, и на Нидгара, который сидел себе в Азкабане и не мучился такими вот непонятно как решаемыми вопросами…

А также на Эбигейл.

Которая ушла и оставила их одних.

А ещё забрала с собой Варрика, без которого им всем приходилось гораздо труднее.

Именно об этом он в очередной раз и думал, сидя в своей палатке — он ещё в Германии завёл себе собственную, и никто не посмел ему возразить — когда услышал вдруг очень знакомый голос, позвавший его по имени. Обернувшись и одновременно достав палочку, он замер, глядя на Варрика, и глупо спросил:

— Ты?

— Всего лишь мой призрак, — привычно пошутил тот, и Гельдерик, сунув палочку в ножны и остро жалея, что не имеет возможности пожать Варрику руку, сказал очень искренне:

— Я так рад! Мы все… Нам тебя не хватало. Всех вас… — он запнулся, но всё же спросил: — Как там Эбигейл?

— Благополучно, — ровно ответил призрак, внимательно глядя на заматеревшего и заметно посуровевшего с момента последней их встречи Гельдерика. — Как вы?

— Мы тоже, — чего-чего, а ругаться Гельдерику совсем не хотелось. — Так ты теперь будешь у нас появляться? — спросил он с надеждой.

— Я здесь сейчас, как посланник, — не стал отвечать на его вопрос Варрик.

— Посланник? — удивлённо и настороженно… и разочаровано повторил Гельдерик.

— Скабиор зовёт вас на похороны, — сказал он — и, сделав небольшую эффектную паузу, закончил, ответив на невысказанный и даже не до конца ещё сформулированный вопрос: — Грейбека.

— Но, — медленно произнёс Гельдерик, — это же невозможно!

— Он сумел раздобыть его вещи, — объяснил Варрик. — Те, что остались после того, как он умер. Тела, разумеется, нет — но это лучше, чем ничего.

— Вещи, — повторил Гельдерик.

Ему остро захотелось получить что-нибудь — не так даже важно, что. Ремень? Сапоги? Что угодно — но он ставил себя на место Скабиора и понимал, что тот не станет делиться. Во всяком случае, сам Гельдерик бы точно не стал.

— Я могу тебя попросить? — спросил тем временем Варрик.

— Проси, — кивнул Гельдерик.

Какой смысл было думать о том, чего точно не будет? Правильно, никакого. И всё же…

— Не решай за всех, — проговорил Варрик строго, и Гельдерику на миг показалось, будто туман внутри его призрачного тела сгустился. — Пусть придут те, кто хочет. Вне зависимости от того, что решишь ты.

— Я приду, — сказал тот. — И скажу остальным. Где и когда?

— В ночь с пятницы на субботу, — ответил Варрик. — На месте старого лагеря.

— Мы будем, — повторил Гельдерик. — Я думаю, захотят все… но решать им самим. Даю слово.

— Это всё, — сказал Варрик, и Гельдерик торопливо окликнул его:

— Передай Эбигейл, что никто из нас не держит на неё зла! И если мы встретимся там, — быстро договорил он, — никакой драки не будет.

— Она знает, — кивнул Варрик — и растаял, оставив Гельдерика с совершенно ему несвойственной очень тёплой улыбкой на бледных губах.

Потому что услышать это короткое «она знает» дорогого для него стоило.

Глава опубликована: 02.03.2017
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх