↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 195

— Соглашайся, — сказала Рита. — Это очень редкое и щедрое предложение.

У Скабиора на языке вертелась шутка о том, что он не готов расплачиваться за науку так же, как Скитер, но он прикусил его и только сказал:

— Это решаю не только я. Но я могу поговорить с... со своими партнерами.

Никаких имён он не назвал — но его никто и не спрашивал.

— А в-третьих, — с видом профессионального соблазнителя сказал Кафф, — я готов привести в ваш фонд еще одного уважаемого человека, более того, члена Визенгамота. Богатого и щедрого члена Визенгамота, — добавил он с видом продавца, заманивающего покупателя.

— Кого? — не выдержал Скабиор. — Должен же я знать, что конкретно вы нам предлагаете, — пояснил он.

— Свою тёщу, — сказал Кафф. — Мадам Лауренцию Флетвок — вы имели честь видеть её на заседании Визенгамота как раз по делу мисс и мистера Мун. И чтобы доказать вам и вашим партнёрам серьёзность моих намерений — я внесу залог, — сказал он и, взмахом палочки открыв один из ящиков письменного стола, заставил внушительный кожаный кошель воспарить из ящика и опуститься на стол перед Скабиором, после чего туда же легли два листа пергамента, перо и опустилась чернильница. — Здесь тысяча галеонов — треть обещанной суммы. И мне ли вам говорить, что честное слово намного ценней, если оно подкреплено документом, — засмеялся он. — Я надеюсь, вы правильно поймёте меня, если я попрошу вас написать мне расписку в любой удобной вам форме, — полувопросительно сказал он.

— Разумеется, — кивнул Скабиор, берясь за перо, и с лёгкостью написал нужное: чего-чего, а денежных расписок за свою жизнь он написал, наверное, тысячи. Скопировав текст расписки, он её подписал — и, подождав, пока Кафф тоже заверит своей подписью оба экземпляра, сунул один в карман.

— Благодарю за понимание, — сказал Кафф, складывая второй лист и пряча его во внутренний карман пиджака. — Я буду ждать, пока вы посоветуетесь с партнёрами, и буду готов с ними встретиться в свободное от их службы время. Однако завтрак уже подан, насколько я понимаю… Прошу, — он поднялся и, делая вид, что не замечает удивлённого выражения на лице Скабиора, картинно подал руку Скитер и повёл своих гостей в большую и светлую столовую, обставленную классической светлой мебелью в стиле, который магглы называют «Прованс». Пахло в ней свежей выпечкой и овсянкой — и Скабиор порадовался, что успел позавтракать в отеле.

Однако его ждал сюрприз: на столе, помимо овсянки, оказался и нежнейший лосось, и влажный, тонко нарезанный окорок, и крохотные сырокопчёные колбаски… и, судя по тому, что и сам хозяин дома, и Рита положили себе овсянку, а на булочки положили сыр, всё это великолепие было здесь в его честь. И это было, бесспорно, приятно — а, главное, правильно. Он бы принимал важного для него гостя так же.

Важного гостя. Ощущать себя таковым в этом роскошном доме было чрезвычайно странно, однако неловкости он не чувствовал. Ему нравилось, что Кафф так открыто его разглядывает, и нравилась не его искренность, но откровенность: тот торговался, ничуть не стесняясь ни этой торговли, ни того, что выступает перед незнакомым человеком… даже не человеком… почти что просителем. Впрочем, на просителя Кафф походил, как Скабиор — на столп общества.

А ещё он называл Скитер «голубкой», и Скабиор, снова это услышав, посмотрел на них с таким откровенным удивлением, что она засмеялась, а Кафф пояснил:

— Мне кажется, «голубка» ей очень подходит. Как думаете, почему?

Интонация, с которой он спросил это, и выражение лица Риты отмели простейший ответ — и он, подумав, признал:

— Понятия не имею.

— Голубки — нежные, я бы даже сказал, трепетные существа, принадлежащие небу, — очень проникновенно произнес Кафф, — при этом они не стесняются гадить как на памятник Нельсону, так и на шляпу министра. И — заметьте! — делают они это совершенно безнаказанно. В точности Рита, вы не находите?

Скабиор фыркнул и рассмеялся.

— Вопрос можно? — спросил он.

— Разумеется, — кивнул Кафф. — Вы знаете, молодой человек, я придерживаюсь мнения, что вопросы дозволительно задавать любые. Тут главное — сделать это таким образом, чтобы респонденту захотелось на него ответить. Попробуйте, — с добродушной улыбкой предложил он.

— Вы ведь не любите Аберкромби. За что?

— Не люблю — это несколько неточное слово, — возразил Кафф. — Оно не отражает сути вещей. Мальчик, конечно, дотошен и аккуратен — с тех пор, как он стал редактором, в газете не переврали ни одного имени. Но наблюдать за тем, что он делает с «Пророком» — это как видеть, что твою бывшую жену трахает прыщавый студент, — охотно пояснил Кафф. — У него даже грехи мелкие — так, не грехи, а грешки, — добавил он довольно пренебрежительно. — А грешить, как и жить, надо с размахом — чтоб, если кто и напишет про тебя что-то разоблачительное, это стало бы потрясением, взрывом настоящей бомбы, а никак не навозной. Ну да, оставим мальчика — это неинтересно. У нас тут куда более интересная компания… голубка, — улыбнулся он Рите, — расскажи-ка мне, отшельнику, о чем нынче сплетничают в волшебном мире.

Та с удовольствием исполнила просьбу, и завтрак закончился под её рассказы и точные комментарии Каффа. Прощаясь, он крепко пожал Скабиору руку и предложил заходить — а тот пообещал поговорить с «партнерами», и прислать по результатам сову. Он слегка торопился: время уже приближалось к полудню, а его с утра ждали в Отделе. Скабиору самому было смешно, что его волнуют подобные вещи — но, раз уж он во всё это ввязался, следовало играть по правилам. Хотя бы отчасти.

— У тебя такой вид, будто ты куда-то опаздываешь, — сказала Рита, когда они вышли от Каффа и пошли по тропинке к набережной.

— Я уже опоздал, — сказал он. — И это опоздание становится всё более критичным.

— Ступай, — снисходительно проговорила она, останавливаясь. — Я жду от тебя новостей — и поторопись с Каффом: у Аберкромби везде свои уши, и я уверена, что о фонде он узнает раньше, чем ты думаешь.

Она притянула его к себе и жарко поцеловала в губы, а потом слегка оттолкнула — и, помахав рукой, аппарировала, и он последовал её примеру, отправившись в Лондон.

В отделе его действительно ждали, однако за опоздание упрекать не стали — только сразу отправили к Спраут, сообщив, что его «очень ждут». Новость его почему-то встревожила — и, как оказалось, не зря.

— Мистер Винд! — услышал он голос Гермионы Уизли ещё до того, как толком вошёл в кабинет. — Мы уже думали объявлять вас в розыск — миссис Долиш сказала, что вы ушли вчера вечером и…

— Мис… мадам Уизли? — очень удивлённо проговорил он. — Мадам Спраут? — он перевёл взгляд на Помону. Обе женщины выглядели чрезвычайно возбуждёнными, а Гермиона ещё и немного встрёпанной. — Простите великодушно — проспал… Но у меня отличные новости и…

— У нас тоже, — мягко перебила его Гермиона.

— Вы садитесь, — ласково проговорила Спраут — и обе женщины синхронно ему улыбнулись.

— Да я не устал, — настороженно проговорил он, вдруг остро ощутив спиной закрывшуюся за ней дверь. — Случилось что-то?

— Скорее, как раз не случилось, — сказала Гермиона, чей сверкающий взгляд резко контрастировал с её мягким тоном.

— Мы сейчас оформляли бумаги для вашего трудоустройства в отдел — нам как раз этим утром выделили ставку, — сказала Спраут. — И нам нужно, чтобы вы кое-что подписали. Садитесь сюда, — сказала она, усаживая его на диван, освобождая стоящий рядом с ним столик от чашек и вазочек и кладя на него стопку листков. — Заполните, пожалуйста, эти анкеты, — попросила она, ставя на стол перо и чернильницу.

— Так срочно? — удивлённо проговорил он.

— Срочно, — кивнула Спраут.

— Ну ладно, — он посмотрел на неё с некоторым сомнением, но взял перо и начал заполнять пустые поля, время от времени незаметно косясь на них, потому что обе женщины выглядели странно и, пожалуй, подозрительно.

— Это может получиться — проходной балл есть, — тем временем сказала изучавшая какой-то пергамент Гермиона, задумчиво высвобождая из причёски волнистую прядь волос и наматывая её на палец.

— Да, — кивнула Спраут. — Действительно, может получиться. Девять из двенадцати — и всё так хорошо. Но что потом?

Скабиор ничего не понял — но почувствовал вдруг, как волоски на его загривке поднялись дыбом, а по позвоночнику прокатился неприятный холодок.

— Когда наступит потом, — сказала Гермиона, скользя пальцем по строчкам диплома и что-то шепча себе под нос, — нужно будет всего лишь сдать ТРИТОНы.

— Кому сдать? — непонимающе спросил Скабиор, совершенно переставший улавливать суть происходящего, но предчувствуя что-то недоброе.

— Вам, мистер Винд, — рассеянно отозвалась Гермиона — и тут же подсунула ему какие-то бумаги, — а теперь распишитесь тут и вот тут. — Она нетерпеливо вложила ему в руки перо и добавила:

— Бедный мистер Квинс.

— Он справится, — возразила Спраут. — Он сильный мальчик…

— Ну, не знаю, — покачала головой Гермиона. — Всего два с половиной месяца…

— Что мне надо будет сделать? — переспросил Скабиор, ошарашенно глядя на сидящих у заваленного бумагами стола женщин.

— Сдать ТРИТОНы, — повторила Гермиона, глянув на него несколько удивлённо. — Формальность, но без этого вас нельзя принять на работу в министерство. — А пока мы оформим вас, как стажёра.

— Хотя эта должность, конечно, такого не предполагает, — с сомнением протянула Спраут, — но…

— …но это всего на пару месяцев — никто и понять ничего не успеет, — отмахнулась Гермиона. — И мало ли… у магглов, да и у нас в частном секторе есть понятие испытательного срока — если это всплывет, сошлёмся на то, что мы тоже решили опробовать эту схему.

Скабиор замер на секунду, принюхиваясь, не пахнет ли от них алкоголем — и, ничего не почувствовав, очень спокойно и осторожно, так, как говорят с опасными сумасшедшими, уточнил:

— Вы предлагаете мне вернуться в школу?

Ну, потому что это же было совершенным безумием! Да и выглядели они обе немного безумно — может, это не алкоголь, а зелья какие? Или еще что? Святая Моргана, почему ты вечно подсовываешь мне самых странных своих дочерей, а?

— Ну что вы, — удивилась Спраут, — конечно же, нет!

— Зачем в школу? — согласилась с ней Гермиона. — В июле комиссия собирается для того чтобы принять экзамены у тех, кто выбрал домашнее обучение или для взрослых, вроде вас, кто когда-то или вообще не сдавал ТРИТОНЫ, или хочет их пересдать — всякое в жизни бывает. Обычно это делают платно, но за вас, разумеется, заплатит отдел. Без ТРИТОНов вас нельзя принять на полную ставку — только стажёром. Таковы правила: все работники министерства на соответствующих должностях обязаны иметь ТРИТОНы по профильным предметам, а в некоторых случаях еще и проходят дополнительное обучение. Да не переживайте — это формальность, — отмахнулась она. — Вам будет достаточно сдать всё на удовлетворительно — вы же не в аврорат устраиваетесь.

— Всего понадобится шесть экзаменов, — продолжила Спраут. — и, думаю, достаточно будет четырёх «удовлетворительно» и двух «выше ожидаемого». Хотя, конечно, чем лучше вы их сдадите…

— Вы обалдели? — ошарашенно проговорил он.

— Я понимаю, новость не из ожидаемых, — невозмутимо сказала Спраут. — И времени осталось чуть больше двух месяцев, но…

Он потёр лицо правой рукой, пряча за этим свою растерянность. Экзамены? Это… дико. Смешно, очень глупо — и дико. Где он — и где экзамены?

Хотя, что это он… экзамены, говорите?

— А что сдавать-то? — спросил он небрежно.

— Чары, зелья, трансфигурацию, защиту от тёмных искусств, маггловедение, уход за магическими существами, — бодро перечислила Гермиона.

— И вот прямо по-настоящему? — спросил он, пряча улыбку. — Как школьники: прийти, сесть за стол… или для работников министерства предусмотрены какие-то… льготы?

— Боюсь, — с мягкой насмешкой проговорила мадам Уизли, — что сдавать придётся по-настоящему.

— И никаких вариантов? — продолжал вроде бы весело настаивать он. — Оборотное зелье? Легилименция? Или как называется не чтение, а передача кому-то мыслей на расстоянии?

— Увы, — она, негромко смеясь, покачала головой. — Вам придётся сделать всё совершенно по-настоящему. Я понимаю, что разговоры о министерской коррупции давно уже стали общим местом — но я вынуждена вас разочаровать: за экзаменами следят очень строго.

— Тогда я не сдам, — сказал он негромко, резко перестав ухмыляться.

— Конечно, сдадите, — уверенно улыбнулась мадам Уизли. — Я понимаю, что вы забыли очень многое из курсов — но…

— Я не сдам трансфигурацию, — перебил он её. — Мне жаль, но ничего не получится. Если этот экзамен никак нельзя обойти — вам придётся искать кого-то другого.

Повисла тишина. Он запустил руку в волосы, потянул их, снимая сдерживающую их ленту, взял её в руку, покрутил в пальцах… Он же хотел выйти из дела? Ну, вот и возможность — и его даже не упрекнёт никто. Он ведь действительно не сдаст трансфигурацию — в школе-то сдал еле-еле, а с тех пор половину уже забыл, да и ТРИТОНы — это, прямо скажем, не СОВы.

Вот только он уже не хотел никуда уходить.

Глава опубликована: 31.03.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх