↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 397

С Фоссет Долиш встретился в Мунго, и сперва они несколько секунд молча разглядывали друг друга — а затем Сандра шагнула вперёд и крепко обняла Арвида.

— Как здорово, что ты написал, — сказала она. Выглядела она намного лучше, чем во время последней их встречи, когда он навещал её ещё в Мунго: и хотя у неё под глазами всё ещё виднелись круги, ушли болезненные бледность и худоба, и свои поредевшие и потускневшие волосы Сандра обрезала совсем коротко. — А я вот всё собиралась… но так и не собралась. Как ты?

— Хотел спросить тебя о том же самом, — слегка улыбнулся ей Арвид. — Выглядишь ты просто отлично.

— Выгляжу да, — как-то задумчиво проговорила она и предложила: — Пойдём, выпьем кофе, тебе ведь уже разрешили? Тут он весьма неплохой…

Они поднялись на шестой этаж и устроились за одним из угловых столиков в больничном буфете, действительно славящемся своим замечательным кофе и маленькими и всегда очень свежими сандвичами и сконами. Фоссет отщипнула от скона маленький кусочек, сунула его в рот и задумчиво и медленно начала жевать, бросив быстрый и мрачный взгляд на оставшийся свободным третий стул.

— Расскажи, как ты живёшь, — попросила она Арвида.

— Суетно, — улыбнулся тот. — Но ты знаешь… Чем больше дел — тем почему-то становится легче. Я поначалу вообще боялся, что никогда не сумею взять себя в руки, — признался он — и начал рассказывать.

Она слушала очень внимательно, улыбаясь и сочувствуя в нужных местах, а под конец рассказа вдруг явно повеселела и спросила с искренним любопытством:

— И что?

— И я сидел и пытался представить, чем я ещё могу заниматься, — ответил Арвид. — И понял, что могу-то я много чем, а вот хочу… В общем, я, наверно, вернусь, — сказал он и сделал, наконец, глоток уже остывшего кофе. — Если меня допустят, конечно.

— Я рада, — Сандра радостно улыбнулась, протянула руку и сжала его запястье. — Уверена, что допустят — даже если не сразу.

— Оверклифф тоже так говорит — я с ним встречался вчера, узнать, что он вообще о моём возвращении думает. Сказал — ждёт… так что мне скоро предстоит вновь вспомнить, как это — быть курсантом, — он слегка улыбнулся, вспоминая, как вечером накануне сообщил эту новость своим.

Он волновался, конечно — понимая, что такое решение может их совсем не обрадовать, и чувствуя некоторую вину за то, что снова собирается заставить их волноваться. Но раз решение было принято, всё, что он мог сделать — это поговорить с каждым отдельно, стараясь, по возможности, эту новость как-то смягчить.

И это оказалось верным подходом.

С отцом он увиделся в обед, зайдя к нему сразу после разговора с Оверклиффом и попросив уделить ему несколько минут. Джон его выслушал молча — а когда Арвид закончил, кивнул и сказал:

— Я был так горд, когда ты поступил в академию. А сейчас… скажу честно — я надеялся, что ты найдёшь какое-то другое дело. Надеялся, — повторил он и вдруг слегка улыбнулся, — но ни секунды не верил. Я знаю, как эта работа затягивает.

— Затягивает, — кивнул Арвид. — Я ведь действительно не хотел сперва возвращаться. Меня… меня эта мысль пугала. Но, — он качнул головой. — Я аврор. Я представлял себе, как я буду спокойно жить, ходить на какую-нибудь работу… или службу — каждый день, делать там что-то и возвращаться домой… и я же себе не прощу однажды, что сдался. А возвращаться уже будет поздно. В конце концов, уйти, если что, я всегда успею. Да и жить надо на что-то уже сейчас, — он улыбнулся. — То, что они называют пенсией — это, конечно, хорошо, но нормально существовать на это невозможно. Да и не готов я быть пенсионером, — пошутил он.

Джон вдруг накрыл его руку своей и сжал — и Арвид, смущённый и растроганный таким проявлением чувств со стороны отца, поддался порыву и, подавшись вперёд, обнял его свободной рукой и шепнул:

— Спасибо тебе. За поддержку… за всё.

…Гвеннит же, услышав, что он собирается начать процедуру восстановления в Аврорате, заулыбалась, но в глазах её заблестели слёзы, и она, не сдержавшись, порывисто обняла его и, уткнувшись носом ему в грудь, расплакалась, говоря торопливо сквозь всхлипывания:

— На самом деле, я рада… и это здорово, что ты возвращаешься… просто мне страшно сейчас… но ты же… ты же вернёшься в свой прежний отдел? И тебе, — она подняла на него красное, мокрое от слёз лицо, — тебе же не обязательно будет участвовать… во всём этом лично? Штабной отдел — это же просто отчеты и аналитика, верно?

— Верно, — вздохнул он, обнимая её и целуя в горячий лоб — а затем прижимаясь губами к мокрым солёным векам. — Не обязательно… но… Гвен, — он взял в ладони её лицо и очень серьёзно посмотрел в глаза. — Я пока вообще не знаю, позволят ли мне вернуться — прежде всего, целители, да и сумею ли я пройти переаттестацию… но я говорил с Оверклиффом — и он ждёт меня в нашем отделе, — он вздохнул и, снова поцеловав её, прижал к своему плечу её голову.

— Ты твёрдо решил, да? — спросила, наконец, Гвеннит.

— Да, — кивнул он, крепче прижимая её к себе. — Честно говоря, сначала я не хотел возвращаться. Но… что ещё я умею, Гвен? Да и, — добавил он тихо, — если я сейчас сдамся, значит, они всё-таки победили.

Они замолчали, а потом Гвеннит, подняв голову, слегка приподнялась и очень внимательно вгляделась в лицо Арвида.

— Я всё равно буду волноваться, — сказала она. — Но я понимаю. И я привыкну, — она дотянулась до его губ и прижалась к ним своими, немного солоноватыми от уже высохших слёз.

— Спасибо, — прошептал он — а потом им долго было уже не до разговоров.

Проще всех — вполне ожидаемо — новость воспринял Скабиор, пожав Арвиду руку и сказав одобрительно:

— А я рад. Зря я, что ли, когда-то привыкал к мысли, что у меня зять — аврор?

— Аргумент, — с очень серьёзным видом кивнул Арвид — и они рассмеялись. — Не могу же я разочаровать своего второго отца.

Скабиор от неожиданности даже не сразу нашёл, что ответить — но через пару секунд отозвался:

— Ну, главное, всё-таки, жену не разочаровать. Остальное уже не так важно. Гвен-то знает уже?

— Я сказал, — кивнул Арвид. — Сразу, как она вернулась, ещё до ужина.

— И что — вот так просто вернёшься? — спросил Скабиор с сомнением.

— Нет, конечно, — ответил Арвид. — Это долгий процесс… сперва понадобится заключение целителей, затем — короткий курс в академии… потом экзамены — и даже тогда я буду только стажёром. Так что если я начну прямо сейчас — дай Мерлин, к зиме на старое место вернуться.

— Да лето уже почти, — пожал Скабиор плечами. — Что такое полгода? Пролетят — не заметишь… я помочь тебе могу чем-нибудь?

— Вряд ли, — улыбнулся Арвид с признательностью.

И сейчас, сидя за столиком больничного буфета с Сандрой Фоссет, Арвид вспоминал эти разговоры, вспоминал поднятые за ужином в честь его решения чашки с чаем — потому что спиртное целители ему всё ещё запрещали, и даже Скабиор не стал в этот раз пить без него.

— А ты? — спросил в ответ Арвид, улыбаясь Фоссет.

— А я… а что я ещё умею? — пожала она плечами. — Конечно, вернусь. Если допустят. Хотя, — она вновь бросила быстрый, мрачный и будто бы раздражённый взгляд на пустующий стул, — рискну предсказать, что это будет непросто. Но сидеть дома — это просто свихнуться. Может, академия вернёт мозги мне на место, в конце концов, когда-то же она это сделала, — пошутила она. — Я бы хотела вернуться — но, — она усмехнулась, — моё место уже занято — да и в любом случае процесс это небыстрый. Я готова пока быть просто аврором… а там посмотрим. Не хочу загадывать так далеко. На самом деле, — призналась Сандра, — я уже, в некотором роде, обещала вернуться. Ты прямо словно почувствовал.

— Обещала? — удивлённо переспросил Арвид. — Кому?

— Почти обещала, — поправила она, но на вопрос всё же ответила: — Поттеру, — она немного задумчиво улыбнулась, вспоминая их разговор — и вообще то, как прожила последние месяцы.

Глава опубликована: 05.12.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх