↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 83

Прочитав короткое донесение, Поттер молча посидел пару секунд, тупо смотря прямо перед собой. Потом встряхнулся, потёр лицо руками, посмотрел на часы — и с тяжелым сердцем пошёл к Гестии Джонс, заглянув по дороге к Гермионе и позвав её следом. Доложил коротко и очень сухо — и, вернувшись вместе с помрачневшей Гермионой к себе, отправил Робардса на еженедельное понедельничное совещание к министру, а сам камином вместе с мадам Уизли отправился в Ирландию.

Дублинский аврорат встретил его неестественной тишиной. Их ждали — усталый аврор коротко поздоровался и проводил в кабинет, где за столом сидели в молчании Томас и Финниган. Гостям вручили Омут памяти с уже подготовленными воспоминаниями — и, вынырнув из него, Гарри, ожидая Гермиону, как мог, мягко попросил собрать всех участников операции, постаравшись подчеркнуть, что их вины он в случившемся не видит.

Через четверть часа, стоя перед людьми, которые почти всю ночь проторчали в засаде, а потом всё утро разбирали остров по камушку, разыскивая хотя бы какие-нибудь следы, он коротко кивнул им и почему-то остро вспомнил вдруг портрет Моуди, висевший в учебке, на котором старый аврор, когда его не видел никто, был задумчив, серьёзен и собран, причём без вечного своего налета безумия. Гарри окинул своих, да, именно своих, в какой бы части страны они ни служили, людей уверенным взором и заговорил очень спокойно, по-деловому и твердо — сказав, что то, что произошло, бесспорно, очень паршиво, но здесь нет случайных людей, мы все — авроры и бойцы департамента, мы все знали, на что подписывались, когда приносили присягу, и грустить и винить себя сейчас нет ни времени, ни, на самом деле, причин, и нужно взять себя в руки и продолжить выполнять свой долг — и найти наших ребят живыми, а если это окажется невозможным — переловить всех этих мразей и отправить их в Азкабан.

— Покажем им, что значит недооценивать авроров и департамент, — скупо пошутил он, обещая в кратчайшие сроки прислать людей из Лондона и отправляя участников операции по домам хотя бы до обеда.

Пока он толкал эту вдохновляющую речь, Гермиона со всем ворохом материалов вернулась в Лондон — утрясать вопросы по связи с коллегами по другую сторону океана, с французами, которые уже успели сообщить Гестии, что описанный корабль очень напоминает засветившийся даже в маггловских новостях «корабль-призрак», о котором те чего только не рассказывают, и пообещали всяческое содействие в его обнаружении. Весть о случившемся уже облетела, кажется, всё министерство — Мерлин знает, как и откуда, однако все уже были в курсе, и на первых порах это ей даже помогало: никто не приставал ни с какими мелочами, а совсем молоденький ещё секретарь Главного Аврора даже предложил ей свои услуги — что было очень кстати, ибо бумаг подготовить необходимо было чрезвычайно много и в очень короткий срок, и её собственный не справлялся.

Гермиона же занялась отправкой на острова специальной экспертной группы — которую ещё нужно было сформировать и тоже оформить им все бумаги, и вот здесь ей невероятно помог Робардс, огромный опыт работы которого включал в себя и невероятное количество связей, порой совершенно удивительных, и знание некоторых неочевидных бюрократических ходов, здорово сокращающих бумажную тягомотину. Таким образом, через пару часов группа уже отбыла — и можно было, чуть выдохнув, заняться той самой бумажной работой, спешно подготавливая пресс-релиз, ибо, если слухи уже облетели все министерство, то оставлять подобное на откуп «Пророку» было никак нельзя. Второй же важной задачей было подготовить все необходимые документы, чтобы начать крупномасштабную облаву на всех, о ком они хоть что-нибудь знали. Вопрос с контрабандой нужно было решить бескомпромиссно и жёстко — таких потерь, пусть пока ещё лишь вероятных, Министерство не несло со времен войны.

Однако подготовка подобного мероприятия — дело всё-таки не такое уж быстрое, тем более, планирование оперативных мероприятий все же оставалась за Авроратом, но было ещё одно дело, которое следовало сделать сейчас.

Поговорить с родственниками пропавших. И сделать это в отношении своих людей предстояло, конечно же, Поттеру — Финнигану достались родственники О’Нил, Томасу — родные Саджада и Маллигана.

Это была одна из самых мерзких сторон их работы — сообщать подобные новости родственникам. Со старшим Долишем было чуть проще — и вовсе не из-за отношения Гарри к нему, а потому, что тот был аврором дольше, чем сам Поттер прожил на свете, а значит, понимал риск и должен был хоть как-то готов к подобному. А может быть, с неохотой признался сам себе Гарри, дело было всё-таки в отношении — он так и не сумел научиться полностью объективно относиться к таким сотрудникам, как Джон Долиш: слишком хорошо он помнил себя и их по разные стороны, и хотя никогда и никак не проявлял своего отношения, одергивая себя каждый раз, подобные вещи, возможно, становились от этого проще.

А вот остальные… Причард и Пикс собственных семей не имели — следовательно, разговор ему предстоял с их родителями. Поттер с болью смотрел на Фей Данабар, которая ходила с покрасневшими глазами и носом и коротко попросилась в состав работающей в Ирландии группы — но он, подумав немного, неохотно ей отказал: слишком личным было для неё это дело, а это, пожалуй, было сейчас некстати. Да и совсем уж оголять отдел, вмиг лишившийся троих лучших сотрудников, тоже было неправильно. С Фоссет было сложнее всего: формально она была замужем, однако, насколько знал Поттер, с мужем они уже лет восемь не жили; до развода дело у них то ли не доходило, то ли… Кто их там разберёт? По-видимому, ему следовало сообщить новости как её родителям, так и супругу. Но в первую очередь необходимо было поговорить с её подчинёнными, на которых в предстоящей операции ляжет основная нагрузка, и убедиться, что они, отбивая свою начальницу у сил зла, не наломают дров. С подчинённым Причарда было несколько проще — их взял на себя Гавейн, который возглавлял этот отдел много лет и знал, как направить деятельность кипящих жаждой возмездия людей в нужное русло.

Закончив с личным составом, Поттер наконец смог настроиться на беседу с родными. Начал он, естественно, с Долиша — просто потому, что тот был рядом. Разговор вышел совсем короткий — тот коротко поблагодарил за извещение и сказал, что жене сообщит сам, то ли жалея её, то ли благородно избавляя начальника от этой неприятной обязанности. Держался он ровно, но Гарри показалось, что он упорно отводит глаза — хотя, может быть, это было просто иллюзией. Отпустив его до конца дня — людей катастрофически не хватало, но хотя бы это он просто обязан был сделать — он отправился к родителям Грэхема.

Разговор вышел трудный. Причарды уже несколько веков владели одной из самых известных и старых аптечных сетей в Британии, центральная располагалась в Лондоне на Диагон-элле, а филиалы были в большинстве более-менее крупных городов, и об аврорских реалиях они знали только из рассказов своего старшего сына — и известие о случившемся прозвучало для них, словно гром среди ясного неба. Впрочем, они, к счастью, не до конца поняли, что «безвестно пропал» в данном случае вполне может оказаться эвфемизмом для «погиб при исполнении» — и Поттер, сгорая со стыда, не стал их просвещать на сей счёт и пообещал, что, как только появятся какие-то новости, он непременно поставит Причардов в известность.

А вот родители Пикса, увы, сразу всё поняли и никаких проблем, вроде бы, не доставили — однако видеть понимание в их глазах было невероятно тяжело. Гарри знал, что у них есть ещё один сын — но, сам имея троих детей, понимал прекрасно, что один ребёнок никак не может утешить при смерти другого…

Родители Фоссет (как оказалось, жившие неподалеку от Диггори, что вызвало у Гарри не самые радужные ассоциации), тоже не удивились — но тут Поттеру, если можно так сказать, повезло, потому что их младшая дочь жила вместе с ними, и её присутствие, конечно, очень помогло им всем пережить этот мучительный разговор. Супруга же Фоссет он искать не стал, отправив ему сову с просьбой немедленно связаться — но так и не получил ответа до самого вечера.

Последней осталась жена Арвида… Беременная жена, поправил себя Гарри с тоской. То ли на четвёртом, то ли на пятом месяце… Она ещё появлялась в архиве, но — Гарри знал, ибо старался приглядывать за ней после того погрома, что устроил в аврорате Арвид — никто не нагружал её там работой, и через какое-то время она вообще должна была уйти в декретный отпуск. И вот как сообщать ей подобное?

Он долго это обдумывал — и решил всё же отправиться к ней домой, а не тащить сюда, в аврорат, и тем более не отправлять сухое официальное уведомление. Вечером аппарировал к их с Арвидом дому — и, постучав в дверь, с облегчением услышал мужское:

— Кто там?

— Гарри Поттер. Откройте, пожалуйста, — попросил он, опустив надлежащую официальную часть.

Дверь распахнулась мгновенно — Скабиор оглядел Главного Аврора очень насмешливо, поклонился и отступил, позволяя войти.

— Вы рано, — сообщил он ему. — Вашего подчинённого здесь всё ещё нет.

— Я не к нему, — сказал Гарри. — Миссис Долиш дома?

Его тон не понравился Скабиору — его улыбка померкла, и он спросил, хмурясь:

— Что-то произошло?

— Да. И хорошо, что вы дома. Мне нужно поговорить с ней — я бы просил вас пойти со мной и остаться.

Тот молча кивнул и сделал ему жест следовать за собой. Провёл в гостиную — Гвеннит, сидящая на диване, вытянув ноги, обернулась удивлённо и, смутившись, начала вставать — Гарри сделал упреждающий жест и попросил:

— Пожалуйста, не беспокойтесь, миссис Долиш. Я ненадолго.

Скабиор сел рядом с Гвеннит — та только округлила удивлённо глаза, но возражать не стала. Он взял её за руку, улыбнулся — и перевёл вопросительный, требовательный взгляд на Поттера.

Тот незаметно вздохнул — и заговорил.

Когда он закончил, в комнате повисло молчание. Потом Гвеннит произнесла осторожно:

— Вы сказали «пропал» и «нет никаких известий». Почему же у вас такой вид, словно случилось что-то непоправимое?

— Потому что мы не знаем, что там произошло — и это уже само по себе плохо. А учитывая, что они расследовали дело о международной контрабанде… Мне больно говорить вам это, миссис Долиш…

— Гвеннит, — поправила его она. — Пожалуйста. Меня зовут Гвеннит.

— Гвеннит, — кивнул он. — Конечно. Тогда и вы называйте меня, пожалуйста, Гарри, — попросил он. Она кивнула — очень спокойно, как если бы он предложил нечто совершенно обычное. — Мы будем искать их — мы полагаем, что ваш муж вместе со всей группой попал в заложники к контрабандистам. Но скажу откровенно: если мы не найдём их в ближайшие пару недель, шансов на успех останется очень немного. На данный момент он официально считается пропавшим без вести. И, — он сглотнул, — я хотел вам сказать — я прошу вас, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться ко мне, если вам потребуется хоть какая-то помощь… всё, что угодно. Мы в Аврорате никогда не бросаем своих, — добавил он.

— Спасибо, — тепло улыбнулась она — а Скабиор глядел очень мрачно, крепко держа её маленькую руку в своих. — Вы смутили меня… Я уверена, Арвид вернётся. Но всё равно — большое спасибо, — повторила она.

— Я тоже очень на это надеюсь, — кивнул Гарри. — И простите, что принёс дурные вести. Я пойду.

— Я провожу, — Скабиор поднялся.

Они молча дошли до двери и вышли на улицу — оба.

— Вид у вас не слишком-то радостный, — сказал Скабиор, заглянув Поттеру прямо в глаза. — Говорите, просто пропали? Заложники?

— Я сказал всё, что знал, — устало ответил тот. — Поверьте, если будут какие-то новости, миссис Долиш узнает о них одной из первых. Даже суток ещё не прошло — рано судить о чём-либо. Я не могу поделиться подробностями. Вы можете остаться пока что с нею? — попросил он. — Мне кажется…

— Останусь, — без обычного своего фиглярства отозвался Скабиор. — Могу я вас попросить?

Гарри кивнул.

— Если точно узнаете, что он мёртв — сообщите сначала мне. Хотя бы в ближайшие месяцы.

— Хорошо, — пообещал Гарри. — Простите, но мне пора. Работа.

Глава опубликована: 01.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
vilranen Онлайн
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх