↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 250

Дома Скабиора встретила заливающаяся смехом Гвеннит.

— Я тебя слушала! — сказала она, захлопав в ладоши. — Это было так здорово, Крис! Ну, теперь берегись! — она подошла к нему и обняла, чмокнув в щёку.

— Беречься чего? — весело спросил он, тоже с удовольствием её обнимая и ведя за собой на кухню. — Я считаю, что заслужил ужин, — шутливо потребовал он. — Большой и сытный.

— Заслужил, — согласилась она, разогрев сковороду на плите и положив туда отбивные. — А беречься тебе надо… всего! — снова развеселилась Гвеннит. — Только ото всех по-разному. От дам — просьб продемонстрировать свои умения, а от их мужей — желания тебе в этом помешать.

— Да я не против, — нахально заявил он. — Дам. А мужья… в первый раз, что ли?

Вечер они оба провели очень весело: Скабиор наплевал на уроки и отправился гулять со своей маленькой семьёй к озеру, откуда они вернулись уже в сумерках, и потом долго сидели, не зажигая света, в гостиной у горящего камина, уложив Кристи в колыбельку и устроившись с нею рядом прямо на полу. Скабиор рассказывал всякие смешные истории, частью из своего прошлого, частью — просто слышанные им где-то, Гвеннит тоже со смехом вспоминала школу, и спать они ушли далеко за полночь, нарушая все целительские инструкции, которые, впрочем, вряд ли были уже актуальны.

В понедельник Скабиор с удовольствием проспал до обеда, а после завтрака, который по времени куда больше смахивал на ланч, оглядев с задумчивым отвращением учебники, решительно взял перо, чтобы отправить Скитер просьбу о встрече — однако сделать этого не успел: влетевшая в открытое окно сова принесла ему Ритино приглашение.

На сей раз портал перенёс его в незнакомую комнату, явно маггловскую, небольшую и безлико-уютную, какими бывают маленькие четырёхзвёздочные отели. Скитер встретила его, лёжа на кровати, в одном ярко-красном шёлковом длинном халате, полы которого открывали её обнажённые стройные ноги.

— Приветствую новый секс-символ магической Британии, — промурлыкала она, с весёлой насмешкой его разглядывая. — Это была одна из лучших пиар-компаний на моей памяти. Ты гений, дружок, — она поманила его к себе, и он охотно улёгся рядом, с некоторым сожалением взглянув на её губы, но, помня о её пристрастиях, даже не сделал попытки коснуться их. Ему очень хотелось поцеловать её, ощутить её вкус, почувствовать, как она делает нечто, прежде не любимое ею — но он хотел, чтобы это произошло по обоюдному желанию, чтобы она сама жаждала этого поцелуя — а получить его в качестве награды Скабиору было совершенно неинтересно. — Ещё несколько таких интервью — и ты перевернёшь-таки общественное мнение с ног на голову. Браво! — она похлопала в ладоши и обхватила ими его лицо. — И заслужил награду. Можешь поцеловать, — она призывно приоткрыла губы, но он, облизнувшись, покачал головой:

— Удовольствие должно быть обоюдным — я бы лучше, — он бесстыдно просунул руку ей между ног и, вопросительно вскинув брови, очень выразительно облизнулся. Рита, довольно вздохнув, кивнула и демонстративно развела ноги в стороны, раздвинув полы халата. Скабиор соскользнул с кровати, встав на колени, и, удобно устроившись между её коленей, медленно лизнул её там.

На сей раз их настроения не совпали: она была горяча, а он — нежен. Подстраивалась она, позволяя ему (вероятно, в счёт той самой награды) вести самому — и, в общем, не пожалела об этом. И когда они закончили, она, расслабленная и на удивление умиротворённая, какое-то время просто лежала, привычно греясь о его горячее тело и машинально перебирая его длинные, выбившиеся из хвоста волосы.

— Скажи, — задумчиво проговорил, наконец, Скабиор, наблюдая, как капелька пота скатывается по её ключице в ложбинку между аккуратных и таких манящих грудей, а затем теряется между их прижатыми друг к другу телами. Он всегда любил разглядывать женщин, с самой ранней юности — рассматривать, трогать, нюхать… С тех пор, как он попробовал свою первую женщину… а может быть, даже раньше, женщины стали для него чем-то вроде наркотика, каждый раз разного, опьяняя почище любого виски, но не оставляя после себя похмелья. И он искренне любил их — каждую, с кем бывал, особенно, если это случалось не один раз. И разглядывая сеточку морщин на лице Риты, лёгкую и, на его взгляд, вовсе её не портящую, он с удовольствием узнавал состояние лёгкой влюблённости, которое делало его существование в этом мире таким приятным. — Ты хорошая волшебница?

— Ты вдруг засомневался во мне? — игриво спросила она, проводя своим острым ногтем по его голой груди и оставляя на нём белый, постепенно краснеющий след.

— Спрошу точнее: насколько хорошо ты знаешь трансфигурацию?

— Неплохо, — почему-то рассмеялась она. — Я бы даже сказала, очень неплохо. Зачем тебе? — спросила она с любопытством.

— Поможешь мне? — попросил он.

Почему-то просить её о помощи ему не было стыдно или неловко. В конце концов, никогда он не претендовал на то, чтобы считаться сильным волшебником.

— Смотря в чём, — она оттолкнула его и потянулась за сигаретами. Скабиор устроился рядом и, подождав, пока она закурит — дым привычно уже потянулся в приоткрытое окно, в сторону от Скабиора — сказал:

— Мне нужно сдать ТРИТОН по трансфигурации. И это проблема.

— У тебя сложности с трансфигурацией? — уточнила она.

— Не то слово, — он засмеялся. — Поможешь?

— Чем будешь платить? — заулыбалась она, выпуская маленькое колечко. Потом указала на него палочкой, и оно, приняв вид принадлежащего Скабиору кольца с черепом какой-то рогатой твари, упало на кровать его полной копией.

— Роскошно, — сказал Скабиор, надевая его на палец. — Я бы не отличил. Чем платить? Конечно, натурой, — он засмеялся. — Надо же мне оправдать, наконец-то, место рождения.

— На мальчика по вызову ты уже не тянешь, — покачала она головой. — Тут разве что трансфигурация помогла бы… и я совершенно не помню, что входит в ТРИТОНы. Есть программа?

Он прошептал:

— Акцио, — и тяжёлое кожаное пальто, сброшенное впопыхах час назад у кровати, зашевелилось, потом задёргалось, один его отворот приподнялся, и из внутреннего кармана высвободился слегка помятый пергамент и стремительно влетел Скабиору в левую руку. Рита, смеясь, заметила:

— То есть ты даже вида не делаешь, что вопрос возник у тебя спонтанно?

— Зачем? — удивился он. — Я, разумеется, подготовился.

— Тебе нужно просто сдать? — спросила она со знакомым ему уже азартом в глазах.

— Ну, — усмехнулся он, — конечно, я бы хотел сдать на «Выше Ожидаемого», но присущий мне реализм заставляет меня сказать «да, мне нужно просто сдать».

— Тут достаточно просто понять базовый принцип, — сказала она, садясь. — Бери палочку и покажи мне, что ты умеешь.

Демонстрация оказалась очень короткой — когда у него в третий раз не вышло вернуть размер уменьшенной подушке, он досадливо отшвырнул её в сторону и, морщась, сказал:

— Спьяну у меня получается куда лучше.

— Спьяну? — заинтересованно спросила Рита, придвигаясь к нему поближе. — И часто ты практикуешь подобное?

— Было, — он задумался, — дважды. Какая разница-то?

— И насколько же сильно ты при этом бываешь пьян? — продолжала она свой полушутливый допрос. — Раз всё-таки помнишь, что получается?

— Я не измерял степень, — ответил он ей в тон, — но я бы сказал, что средне. Ещё раз — это важно? — с некоторым раздражением поинтересовался он.

— Возможно… Знаешь, почему происходит так? — примирительно спросила она, решив пока не злить его дальше.

— Тот, кто придумал эту методику, считает, что я слишком уверен в том, что у меня ничего не выйдет, — с усмешкой пояснил Скабиор. — А так я забываю об этом.

— Так у тебя уже есть учитель? — спросила она, обнимая его со спины и кладя ладони ему на живот. — И кто же?

— Не могу сказать, — ответил он, улыбаясь от удовольствия. — Какая разница… что ты делаешь?

— Проверяю эту теорию с другой стороны, — пояснила она, устраиваясь поудобнее и опуская свои руки пониже. — Расслабляться можно самыми разными методами. Ты продолжай — или тебе придётся спать на этой крохе, другую подушку ты не получишь.

— По-моему, это какое-то извращение, — сказал он, запрокидывая голову и кладя её ей на плечо.

— Извращением это было бы, будь на моём месте твой еженедельный гость, — возразила она. Он фыркнул, а она продолжила: — И мне не кажется учиться подобным образом более странным, нежели делать это в пьяном виде. Итак — мы отрабатываем Энгоргио. Вперёд.

— Угу, — промурлыкал он, расслабленно беря палочку в руку, но ничего пока не делая.

— Давай, — прошептала Рита ему на ухо — и лизнула его. От этого её движения по его телу побежали мурашки — он отлично помнил, что она терпеть не может «брать в рот что-либо кроме еды, сигарет или карандаша». А она, то ли угадав, то ли почувствовав это, вдруг прикусила край его уха — несильно, самыми кончиками зубов. — Давай! — шепнула она. — Энгоргио!

— Энгоргио, — почти механически повторил он, сделав уже привычно движение палочкой — и, к его огромному удивлению, подушка вернулась к своему прежнему размеру. — Вот видишь, — шепнула Рита, — это работает. И, согласись, способ куда приятнее.

Она убрала руки и попыталась сбросить его с себя, но Скабиор, до крайности распалённый, развернулся и, опрокинув её, требовательно вернул одну из её рук на место. Рита не сопротивлялась — только смеялась, пока её смех не перешёл в стон.

— И на сколько заклинаний за один вечер тебя хватит с подобным подходом? — спросила она, когда они уже просто лежали рядом. — Я посчитала — даже если разбирать десяток за занятие и встречаться ежедневно, мы все равно не успеем.

— Десяток ежедневно я точно не потяну, — весело сказал он. — Являться на экзамен пьяным, конечно, нельзя — но вот хотел бы я знать, запрещено ли…

Они переглянулись — и рассмеялись.

— Понятия не имею, — сказала она. — Но сомневаюсь, что в их правилах есть такой пункт. Полагаю, твой случай уникален, так что, если не напоказ и под мантией…

— Я не ношу мантии, — возразил он. — В последний раз носил ещё в школе и не вижу причин повторять. Мне не говорили, что это обязательно на экзамене.

— Да нет, конечно, — сказала она и спросила понимающе: — Мантии носят волшебники?

— И это тоже, — кивнул он. — Но они вообще меня раздражают: длинные, неудобные… бессмысленная одежда, — он зевнул. — Хель с ним, с Энгоргио — покажи мне лучше что-нибудь вообще незнакомое.

Они прозанимались полночи — и достигли результатов куда больших, нежели он сам целой неделей самостоятельных занятий.

— Ты гениальный учитель, — сказал он с искренним совершенно восторгом. — Я даже поверил, что если ты будешь меня учить, я точно смогу сдать это. Ты будешь? — спросил он очень серьёзно.

— Куда ж от тебя деться, — вздохнула она. — Я буду. Мне самой любопытно, что из всего этого выйдет.

Глава опубликована: 26.05.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
vilranen Онлайн
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Kireb Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх