↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 391

Поскольку встречи с оставшимися двумя столпами строительной отрасли пришлось перенести на другой день, договариваться пришлось заново, принося при этом все положенные в таких случаях извинения. И следующими, кто любезно смог выделить им время в своем плотном графике, была архитектурная мастерская «Хиллиард и Уоррингтон». Если верить записям из архива, то Уоррингтоны начали строить ещё до Вильгельма Завоевателя, и уже при Вильгельме приложили свою руку к строительству его замка в Чешире на реке Ди, чем очень гордились. А уже после Статута путём нескольких выгодных браков нашли общий язык с весьма прогрессивными в плане архитектурных чар, но сдержанными в том, чтобы делиться своими открытиями с посторонними, Хиллиардами. И примерно с той же поры конкурировали со Смитами, ставшими серьёзным игроками буквально на пару десятилетий позднее. Сейчас «Хиллиард и Уоррингтон» были выбором тех семей, которые, как правило, строили надолго и всегда выбирали лучшее, и именно это помогло компании разрастись в небольшую империю, захватившую поставки строительных материалов с материка и даже основавшую несколько «колоний» в Европе, прикупив несколько старых и хорошо зарекомендовавших себя производителей.

Их офис также располагался на второй линии Диагон-элле, однако, в отличие от Смитов, предпочитавших начало улицы, они устроились практически под боком у Гринготтса, что знающим людям говорило о многом. Оценить красоту их внутреннего двора у Скабиора и Долишей-младших возможности не было, так как добирались они к назначенному часу камином.

Скабиора предстоящая встреча нервировала — ибо после истории со Смитом он даже предположить не мог, чего ещё ждать от этих мордредовых волшебничков, считающих себя умнее других и обожающих играть в игры за их спинами. И он, как бы в шутку, попросил Гвеннит, если вдруг выяснится, что он проиграл себя в карты мистеру Хиллиарду, заглянуть в Отдел и предупредить, что его какое-то время не будет.

Их встретила девушка удивительно тонкой и словно заполняющей всё помещение красоты. Она была настолько прекрасна, что Скабиор заподозрил в ней не волшебницу, а одну из карг, искусных в чарах. Потому что представить, что подобное совершенное существо будет просто сидеть в приёмной, пусть даже такой светлой, большой и уютной, играя, по сути, роль домового эльфа, о которых Скабиор больше слышал, чем знал, у него просто не получилось. Сияя в меру тёплой улыбкой, она смогла непринужденно продемонстрировать потенциальным клиентам искреннюю радость от их появления и учтиво, не обращая внимания на скользящие по её фигуре заинтересованные долгие взгляды, попросила их слегка подождать, пока мистер Хиллиард освободится, а затем предложила им пока что полюбоваться несколькими из самых удачных макетов.

Вдоль стен просторного холла на стеклянных подставках были расставлены коттеджи и мэноры — живые, со светящимися тёплым огнём окошками, в которых можно было рассмотреть пьющих чай и читающих старинные книги взрослых и играющих в прятки и плюй-камни детей, свернувшихся на диванах котов и вытянувшихся у каминов собак, и даже стирающих и моющих посуду на кухне эльфов. В оплетающем часть стен плюще гнездились крохотные пичужки, а по конькам крыш крались охотящиеся за ними книззлы — и Гвеннит на какое-то время замерла, с восторгом и изумлением их разглядывая. Впрочем, они захватили и обоих мужчин — даже Скабиор позабыл о своём отношении к обитателям подобного жилья, рассматривая изумительно выполненные копии настоящих домов, созданные столь тщательно, что на них даже можно было разглядеть рисунок на крохотных чашках и адреса на конвертах в лапах у сов.

— Я вижу, вам нравятся наши работы, — услышали они низкий мужской голос, глубокий и бархатный — и, обернувшись, увидели высокого плотного господина лет пятидесяти с пышными тёмными усами, роскошными и ухоженными. Он был облачен в слегка старомодную бархатную мантию благородного тёмно-малинового оттенка. — Рад приветствовать вас — я Роберт Хиллиард. Выбрали уже что-нибудь? Конечно же, каждый проект индивидуален — но при желании можно взять за основу что-то из уже существующего.

— Простите, что так неловко вышло с предыдущей встречей, — очень вежливо сказал Скабиор. — Моя вина: мне срочно и неожиданно пришлось вернуться по делам в министерство, — пояснил он, тут же прикусив изнутри нижнюю губу, чтобы не рассмеяться так неуместно над самим собой. В министерство ему понадобилось. Срочно. И не соврал ведь!

Дожил же.

— Дела есть дела, — понимающе кивнул Хиллиард. — Итак — я вижу, вас заинтересовали коттеджи?

— Вообще, нам нужна просто пристройка, — ответил ему Скабиор. — И ничего больше — а то ваш коллега по цеху, мистер Смит, с которым мы имели удовольствие пообщаться вчера, — не удержался Скабиор от сарказма, — счёл эту идею слишком простой и скучной, чтобы за неё браться.

— Пристройка — это замечательно, — кивнул Хиллиард, в глазах которого вспыхнули едва различимые искры соперничества при упоминании конкурента. — Мистер Смит действительно предпочитает исключительно масштабные проекты, — добавил он с едва заметным укором. — Мне кажется, я, в целом, могу представить что вам подойдет… прошу вас — пойдёмте ко мне.

Кабинет мистера Хиллиард был светлым, с золотистыми шёлковыми обоями и продолжением выставки макетов лучших творений на полке у дальней стены. Здесь пахло розами из большого букета, который стоял в высокой напольной вазе у окна, воском для дерева и кофе, который прекрасная дева из приёмной принесла на серебряном подносе вместе с сахарницей, сливками и маленькими, покрытыми белой апельсиновой глазурью, пирожными.

И после того, как со светскими формальностями было покончено, оставшийся час вызвал у Скабиора ощущение, что он попал в чей-то странный и лишённый нормальной логики сон, по сравнению с которым Грейбек, методично сжигавший японские эротические гравюры, вызывал у Скабиора ностальгию по утраченной простоте бытия:

— …Нет, нам не нужно запланировать трёхступенчатую магическую защиту.

— Подождите, зачем нам такие сложные плетения чар в фундаменте?

— Какой, к дракклам, песчаник? Да я услышал, что розовый, но…

— Нам не нужна новая крыша! Тем более, медная!

— Нет, какой, к Мордреду, мрамор для облицовки фасада?!

— Да ну какие же витражи?! Мистер Хиллиард, у нас самый обычный сельский дом!

— Да мы живём, считайте, в лесу — какой уж тут парк в классическом стиле?! И декоративные кустарники нам тоже совсем не нужны! И бересклет у парадного входа!

— П-Р-И-С-Т-Р-О-Й-К-А! Нам просто нужна пристройка всего на две комнаты!

— ...И это нам цены у Смитов казались высокими? — возмущённо сказала Гвеннит, когда они, наконец, покинули мастерскую под уже куда менее любезный взгляд чарующего видения из приёмной, во внешности которой проступили какие-то птичьи черты. Мистер Хиллиард, потерявший к ним интерес после того, как Скабиор нелестно отозвался об итальянской керамике, даже не потрудился проводить их, и выражение его лица при прощании настолько взбесило Скабиора, что ему стоило немалого труда не хлопнуть, уходя, дверью. А от того, чтобы сказать архитектору на прощанье какую-нибудь колкость, его удержало лишь понимание того неприятного факта, насколько жалко они все будут при этом выглядеть.

— Может, и вправду дешевле будет продать наш коттедж и купить что-то побольше? — задумчиво спросил Арвид.

— Но я не хочу другой дом, — сразу же погрустнела Гвеннит. — У нас там так хорошо… там уже всё совсем наше, родное… и…

Она хотела сказать про похороненное на заднем дворе желе, но, смутившись, смолчала.

— Да не может быть, чтобы невозможно было просто немного достроить дом, — решительно возразил Скабиор. — Мы просто сглупили, обратившись в такие пафосные места. Найдём что-нибудь попроще, — сказал он, вспоминая советы коллег с уверенностью, которая, впрочем, ощутимо поколебалась после визита в последнюю известную им мастерскую, принадлежащую семье фон Глокеншпиллеров. Те перебрались в Британию ещё в середине позапрошлого века, но до сих пор считались склонными к рискованным и прогрессивным экспериментам архитекторами, которых их именитые коллеги и по сей день считали возмутительными нуворишами и выскочками в своей сфере — и это заставляло предположить, что договориться с ними будет проще. Даже их мастерская располагалась не на Диагон-элле, а в волшебном квартале Эдинбурга, и центральный фасад, выполненный в виде большого рыбьего глаза с перевернутым изображением, иногда затягивающийся дымкой серебристого века, как вскоре выяснилось, весьма точно передавал тот прогрессивный стиль, в котором творило новое поколение в лице Карла и Густава Глокеншпиллеров, которым было слегка за шестьдесят, но выглядели они вполне молодо и казались весьма энергичными. Долгая и под конец ставшая несколько нервной беседа сразу с обоими братьями подтвердила, что они делают ставку на всё странное и необычное не только по меркам волшебного общества — в противовес своим традиционным конкурентам. Но это оказалось совсем не так здорово, как представлялось сначала — ибо обсуждение будущего проекта выглядело примерно так:

— Нет, спасибо большое, давайте не будем рассматривать, что там творят у себя на участках магглы, и, конечно же, нам не нужна пирамида из черного вулканического стекла — это же Глостершир, Мерлина ради! — не сдержался, наконец, Арвид.

— И чёрных цилиндров нам тоже не надо! И вообще, почему именно чёрных? — поддержала его супруга.

— Вы это сейчас серьёзно про Лавгудов, у которых тонкий эстетический вкус?! Если я самый известный оборотень — то зачем мне над домом ещё и луна? — с трудом сдерживая не совсем уместный смех, решительно спросил Скабиор.

Дальнейшее обсуждение проекта сопровождалось время от времени комментариями:

— Господа Глокеншпиллеры, нам нужна просто пристройка!

— И нет, не нужно подчеркивать в формах фасада силуэт спящей химеры, положившей морду на хвост!

— И нет, давайте откажемся от старинной китайской табакерки, врастающей в нашу стену!

— Мерлин, нам нужна просто пристройка. Самая. Обыкновенная. Пристройка!

От Глокеншпиллеров они вышли взбудораженные, удивлённые и расстроенные — и, аппарировав прямо домой, какое-то время продолжали обсуждать их безумные предложения.

— А может быть, — предложил вдруг Скабиор, — всё же попробовать как-нибудь без проекта? Многие перестраивают свои дома — нам же не нужно что-то особенное, просто четыре… да даже три стенки — и крыша!

— А не получится в итоге сарай? — с сомнением возразил ему Арвид. — Да и окна и дверь сделать, я думаю, не так уж и просто — не говоря уж о крыше, если мы хотим быть уверены в том, что однажды она не рухнет вам на голову. Я думаю, мы просто не там ищем, — добавил он успокаивающе. — Вы правы: дома перестраивают многие, и вряд ли все они пользуются услугами кого-то из этих господ. Как минимум, это далеко не каждому по карману — и не просто так никто из них не взялся за эту работу. Значит…

— Да даже если бы у меня были деньги, я не стал бы иметь с ними дело! — раздражённо проговорил Скабиор.

Он вообще весь кипел — от полузабытых им уже взглядов, полных превосходства и осознания собственной важности, которые он считал столь свойственными волшебникам, от уверенности тех исключительно в собственной правоте, от смеси снисходительности и некоторого презрения, с которым они выслушивали все возражения, и отдельно от наглости Смита, попытавшегося предложить ему самую настоящую махинацию… хотя и понимал, что уж кому-кому, а ему возмущаться подобным просто смешно. И то, что этот Смит воспринял его, в общем-то, вполне в соответствии с его репутацией — которая в данном конкретном вопросе прямо противоречила действительности, но кого это интересовало? Тот же Хиллиард хотя бы не предлагал ничего подобного, просто глядя на него, как на редкую и, возможно, немного опасную модную диковинку, а немцы с непроизносимой фамилией, похоже, попросту вообще не знали, кто такой Скабиор — к счастью.

Скабиор уже очень давно не чувствовал ничего подобного, с удивительной лёгкостью привыкнув к тому, что на него смотрят, как на равного, даже члены Визенгамота — и сейчас, вновь ощутив себя тем, кто в глазах собеседника явно является чем-то средним между домовым эльфом и забавной говорящей зверушкой, он никак не мог успокоиться. А то, что в точности так же все эти архитекторы глядели на его Гвен и даже на Арвида, только подливало масла в огонь — и он сумел хотя бы отчасти успокоиться только к ночи.

Глава опубликована: 22.11.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Kireb Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх