↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 443

Поттер его явно ждал — поздоровался, приглашая присесть к столу, где уже лежал образец нужного заявления.

— Я не обещаю, что вещи вам выдадут прямо завтра, — сказал он, — но постараюсь ускорить процесс.

— Я буду признателен, — ругая себя за испытываемое разочарование, сказал Скабиор. Почему-то со своим ожиданием он совершенно забыл о том, что в понедельник вечером всего лишь напишет заявление, а вовсе не получит сразу обещанное. Ругать теперь было некого, но чувствовал он себя препаршиво — так, словно бы его действительно обманули. И Поттер, похоже, увидел это, но деликатно сделал вид, что ничего не заметил — и, наложив на заявление одобрительную резолюцию, пообещал завтра же утром дать ему ход.

И потянулись дни, полные нервного ожидания, которые Скабиор старался до отказа заполнить работой, включая обязательно и физическую — чтобы не лежать по полночи, вспоминая, и не вставать потом с тяжёлой и дурной головой.

Ждать ему, по счастью, пришлось недолго — девятнадцатого декабря, в следующий вторник, Скабиор в самом конце рабочего дня получил бумажный самолётик от Поттера, в котором тот очень официальным тоном сообщал, что заявление мистера Винда рассмотрено и удовлетворено, и он может получить желаемое в специальном хранилище Аврората по предъявлении данного письма.

— Всё в порядке? — вопрос Теодорика вывел Скабиора из состояния нервного ступора, в которое его погрузило письмо, и он, встряхнувшись, неестественно бодро сказал:

— Да, вполне. Всё отлично. Я, пожалуй, на сегодня пойду, — он сложил письмо в обычный прямоугольник и, кивнув Грете и Теодорику, вышел, позабыв даже про своё пальто, и вспомнил о нём, лишь подойдя к лифтам. Вернулся, пошутил что-то про собственную забывчивость и снова ушёл, провожаемый долгими и слегка обеспокоенными взглядами, которых не заметил.

Процедура выдачи показалась ему бесконечной. Заполняя бумаги — которых оказалось до отвращения много — он ловил на себе любопытные взгляды служащей, полной дамы средних лет, пару раз даже порывавшейся завести с ним разговор. В другое время Скабиор бы непременно его поддержал — полезно иметь хорошие отношения с такими вроде бы незаметными служащими — однако сейчас ему было не до того. Ему казалось, что он слышит, как по секунде, одна за другой, утекает время, и как эти секунды складываются в минуты, а те… Хотя нет — до часов дело всё-таки не дошло: документы он наконец-то заполнил, и дама, излишне любезно ему улыбнувшись, забрала их и куда-то ушло.

И время потянулось ещё медленнее.

Однако рабочий день тоже подходил к своему концу, и это, по мнению Скабиора, и сподвигло чиновницу всё же вернуться и вручить ему то, за чем он пришёл.

Это была коробка — явно уменьшенная заклятьем, потому что в неё не поместилась бы не то, что одежда Грейбека, туда не влезла бы даже рубашечка Кристи. Чиновница протянула ему какой-то пергамент, Скабиор лихорадочно его подписал — и коробка, наконец-то, оказалась в его руках.

…Вернувшись домой, Скабиор сразу поднялся к себе и, тщательно наложив запирающие заклятья на люк и даже на окна, положил полученную коробку на кровать. Вернув ей первоначальный размер, он сел рядом с ней и, не снимая крышки, обнюхал. Пахло архивом — он хорошо знал этот запах старой пыли, к которому примешивались едва заметные ароматы такой же старой бумаги, чернил и пергамента. Но эта коробка пахла чем-то ещё — старой нестиранной одеждой… и человеком, которому она когда-то принадлежала.

А ещё кровью.

Этот запах был самым слабым, едва ощутимым, и Скабиор бы не поручился, что на самом деле просто его не нафантазировал, однако чувствовал он его очень отчётливо. Старая, давным-давно высохшая и осыпавшаяся крохотными бурыми чешуйками кровь — и он знал, кому она когда-то принадлежала. Потому что знал, как умирают оборотни в Азкабане — волком разбивая свою голову о решётки и стены. Когда-то он был почти что уверен, что и сам умрёт так, но, похоже, его эта чаша минует — а вот Грейбек выпил её до дна. Только на пятую луну, сказал Поттер… Он и здесь оказался сильнее их всех, их вожак и тот, кто для всех них был, в каком-то роде, отцом.

Скабиор положил ладони на крышку коробки — и замер. Открыть её и взять в руки то, что никогда бы при жизни владельца в них не попало, представлялось ему кощунством — но, с другой стороны, разве того же Грейбека бы это остановило? Шумно выдохнув, Скабиор медленно приподнял крышку и снова с силой втянул в себя воздух. Теперь запах старой одежды и крови стал намного сильнее. Голова у Скабиора вдруг закружилась — так сильно, что он зажмурился и отшатнулся, ловя ртом чистый, пропитанный ароматом леса и дерева, воздух комнаты. Отдышавшись, он ослабил повязанный на шее платок и, вернувшись, снял, наконец, крышку.

Вещи внутри были завёрнуты в тёмную пергаментную бумагу — и Скабиор, аккуратно вытащив их, обнаружил на дне ещё один свёрток, поменьше. Оставив его пока что на месте, он положил первый на кровать и медленно развернул пергамент.

А потом так же медленно и так аккуратно, словно имел дело не со старым пальто и штанами, а с крыльями фей, от каждого неверного движения терявших свою пыльцу, расправил их и разложил на кровати.

Тёмно-серое твидовое пальто, кожаные сапоги, штаны и рубаха… Чёрная кожа, пропитанная потом и кровью — причём, Скабиор и знал, и до сих пор чуял это, кровь эта принадлежала отнюдь не только владельцу — задубела и кое-где на сгибах пошла трещинами. Скабиор взял в руки ремень, который кто-то зачем-то вытащил из штанов, и положил на ладонь тяжёлую пряжку с узором, чем-то напоминающим кельтский крест. Она была очень тяжёлой — железо… может быть, сталь? Не сдержавшись, он тоже её обнюхал — пахло металлом и кровью, если последнее ему не казалось — а потом вновь стиснул в ладонях так сильно, словно бы хотел навсегда оставить на них её отпечаток. Как он когда-то, мальчишкой, мечтал её получить! Но никогда, разумеется, даже не заикался о чём-то подобном — а сейчас вдруг подумал, что, может, и зря. Но должно было пройти двадцать лет и случиться всё, что случилось, чтобы трепет Скабиора забылся и он смог бы взглянуть на Грейбека не как на полубожество, а как на существо из плоти и крови. И сейчас он понимал, что попроси он тогда о таком странном подарке, никакой катастрофы бы не случилось: Грейбек бы, пожалуй, посмеялся над ним, но потом мог бы и согласиться, а даже если и нет, наверняка бы не счёл подобную просьбу позорной. А Скабиор мог получить то, что тогда воспринял бы, как награду, а теперь…

А теперь это было памятью. Внезапно материализовавшейся и причиняющей сильную и сладкую боль, с которой Скабиор совершенно не представлял, что делать. Он держал в руках свои юность и молодость, о которых за последние годы почти позабыл, и думал о том, что тому Скабиору наверняка крайне бы не понравился этот, нынешний. И ему было сейчас горько и грустно от этого — так же, как и от понимания, что, даже получи он такую возможность, он ни за что бы не стал менять своё настоящее.

Положив ремень на колени, и ощущая ими тяжесть и холод пряжки, он бережно взял в руки рубаху. Её кожа была мягкой когда-то, но теперь задубела, особенно на спине, на вороте и подмышками, и, пожалуй, вздумай сейчас кто-то её надеть, она просто потрескалась бы… а может, и нет. Пот и кровь — они впитались в неё, теперь уже навсегда, и Скабиор, втягивая в себя слабые, застаревшие запахи, в какой-то момент настолько реально ощутил присутствие Грейбека, что начал прислушиваться, ожидая услышать его шаги или голос и, поймав на этом себя, отложил рубашку и с силой потёр лицо руками… от которых теперь тоже пахло его старым командиром.

Опустив её на кровать, Скабиор прошёлся по комнате, рывком распахнул окно и несколько секунд жадно вдыхал живой и влажный лесной воздух, привычно разглядывая окрестности. Отсюда, из его круглой комнаты, расположенной на самом верху башни, можно было разглядеть озеро — сейчас, зимой, его было видно между деревьями совсем хорошо, но то днём, а теперь, вечером, Скабиор видел лишь тёмные деревья да немногим более светлое небо. И отблески на стволах, на которые падал свет из окон. Сейчас он лился из супружеской спальни, гостиной и кухни — значит, все уже были дома, но сегодня он не собирался ни с кем общаться.

Разглядывая рубашку, Скабиор вдруг с изумлением понял, что она сшита вовсе не нитками, а тонкими и почти что окаменевшими сейчас жилами. Как странно… кто и зачем так шьёт? Стежки были аккуратными, но всё же не идеальными — так обычно шьют дома. Как странно… кто же это ему сделал? Любовница? Или кто-то из Стаи? Грейбек обладал мощным телом, подобных которому Скабиор, пожалуй что, не встречал, и представить, что Фенрир просто снял её с очередной жертвы, было невозможно, да и сидела рубашка на нём, как влитая.

Впрочем, гадать об этом можно было сколько угодно, правду ему теперь было всё равно не узнать — и Скабиор, отбросив пока эти мысли, оставил, наконец, рубашку в покое и вытащил второй свёрток, поменьше.

И, развернув его, замер, слегка оглушённый обрушившимися на него воспоминаниями.

Перед ним на тёмной хрусткой бумаге лежали несколько кнатов и сиклей, небольшой, дюйма в три, простой карандаш с затупившемся кончиком, охотничий нож — и у Скабиора по спине побежали мурашки от его вида: слишком уж хорошо он знал этот нож и слишком отчётливо помнил, что использовался он владельцем отнюдь не только… да и, пожалуй, не столько для охоты — круглые золотые очки, серебряная… серебряная ли? — серьга в виде странного старинного ключика… и небольшая книжечка в кожаной красной обложке. Он не помнил её, и с уверенностью мог бы сказать, что никогда в жизни не видел. Размером с ладонь — правда, ладонь Грейбека — она была заметно потёртой, словно её постоянно носили с собой. Скабиор с острым любопытством открыл её — и на самой первой странице увидел запись, сделанную неуверенными, явно детскими, крупными буквами: «Меня зовут Фенрир. Мне 10 лет, и это мой дневник».

Мир вокруг вдруг словно бы замер, а время то ли остановилось, то ли понеслось вперёд с бешеной, нечеловеческой скоростью. Скабиор тупо смотрел на страницу — буквы то расплывались, то становились неестественно чёткими, но всё равно никак не складывались в слова. У него задрожали руки, и зашумело в ушах, и ему стало так жарко, что он, нервно дрожа, сорвал с себя сперва пальто, которое так и не снял, а затем и жилет, и, путаясь в узлах и концах, стянул с шеи платок и, скомкав, швырнул его на пол. И всё равно он почти задыхался — и, вскочив, не выпуская книжку из рук, тут же практически рухнул на пол рядом с кроватью, не удержавшись на враз ослабевших ногах.

Дневник.

У него в руках был дневник Фенрира Грейбека, книжка, которая могла содержать в себе все тайны владельца.

И сейчас Скабиор узнает то, что тот всю жизнь скрывал ото всех.

Какое-то время он просто сидел, пытаясь усмирить сердцебиение и сбившееся к дракклам дыхание, тупо глядя в пространство и нервно теребя самый краешек красной обложки. Наконец, почти успокоившись, он открыл дневник вновь и, проведя ладонью по открытой странице, начал чтение.

Глава опубликована: 25.02.2017
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34325 (показать все)
Торг за кровать - это что-то!
Alteyaавтор Онлайн
{феодосия}
Торг за кровать - это что-то!
НУ а вот. ))
miledinecromant
ansy
В психологии счастья )))
не могу найти ни по ангару, ни по о'флаерти, ни по целителю... где и как ещё искать и как найти? :((
Alteyaавтор Онлайн
ansy
miledinecromant
не могу найти ни по ангару, ни по о'флаерти, ни по целителю... где и как ещё искать и как найти? :((
Там в самом начале. )
Alteya
ansy
Там в самом начале. )
там в самом начале просто они в ангаре сами себя лечат и приходит целитель. а больше ничего и нет, и про целителя этого тоже, я уже перечитала
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
там в самом начале просто они в ангаре сами себя лечат и приходит целитель. а больше ничего и нет, и про целителя этого тоже, я уже перечитала
А вы искали что? )
ansy
Alteya
там в самом начале просто они в ангаре сами себя лечат и приходит целитель. а больше ничего и нет, и про целителя этого тоже, я уже перечитала
Это и есть тот самый ангар и тот самый целитель.
Наши герои эмигрировали в Штаты, а анграр-то остался и вот ))))
Alteya
ansy
А вы искали что? )
да как-то больше информации о том, как так вышло и вообще... казалось, что про него больше, чем пара строчек, было.
miledinecromant
ansy
Это и есть тот самый ангар и тот самый целитель.
Наши герои эмигрировали в Штаты, а анграр-то остался и вот ))))
но там ангар ещё пока ничей, они там одни, и целителя просто приводят.

А вообще раз Однажды переписывать всё-таки руки не доходят за новыми идеями - не расскажете хоть спойлер, как должна была полученная здесь и ещё не придуманная там рана Гарри влиться в сюжет?..
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
да как-то больше информации о том, как так вышло и вообще... казалось, что про него больше, чем пара строчек, было.
miledinecromant
но там ангар ещё пока ничей, они там одни, и целителя просто приводят.

А вообще раз Однажды переписывать всё-таки руки не доходят за новыми идеями - не расскажете хоть спойлер, как должна была полученная здесь и ещё не придуманная там рана Гарри влиться в сюжет?..
Нет, Не было. )

Ну... Там всё очень просто. )))
ansy
Alteya
да как-то больше информации о том, как так вышло и вообще... казалось, что про него больше, чем пара строчек, было.
miledinecromant
но там ангар ещё пока ничей, они там одни, и целителя просто приводят.

А вообще раз Однажды переписывать всё-таки руки не доходят за новыми идеями - не расскажете хоть спойлер, как должна была полученная здесь и ещё не придуманная там рана Гарри влиться в сюжет?..
Все дойдет. Потерпите )
mhistory Онлайн
А я ,вспоминая первые сцены из "Закона " и разговор авроров в "луне", думаю, что желание целителя открыть клинику именно в этом ангаре - последствие империо, которое Мальсибер к нему когда-то применил. Правда, скорей всего все ассоциации с этим помещением у целителя стерты, но желание помогать людям именно там почему-то осталось. и защита фамильная на дверях тоже осталась. Если я все правельно помню, авроры долго вскрыть клинику не смогли.
mhistory
А я ,вспоминая первые сцены из "Закона " и разговор авроров в "луне", думаю, что желание целителя открыть клинику именно в этом ангаре - последствие империо, которое Мальсибер к нему когда-то применил. Правда, скорей всего все ассоциации с этим помещением у целителя стерты, но желание помогать людям именно там почему-то осталось. и защита фамильная на дверях тоже осталась. Если я все правельно помню, авроры долго вскрыть клинику не смогли.
Какая фамильная защита? Зачем империо?
Все гораздо проще.
Ангар удобно расположен.
И если зачем пропадать добру, если нужно спрятать сперва палочку пациентов, затем троечку... А потом натять людей которые все грамотно зачаруют - там же к луне сколько лет прошло!
Дорогая Alteya! У вас невероятный писательский талант и безграничная фантазия!(малиновый куст на посошок просто....!) Вы собрали в свой волшебный сундук все блуждающие, полумертвые, немые в своем оцепенении души, согрели их, очистили , и даровали им способность пропеть свою песню жизни! Не знаю, как кто, но моя душа тулилась скраю между кинзлами, совами, собаками и прочей живностью и согревалась у этого прекрасного огня волшебства! Огня, очищающего , всепрощающего, дающего надежду на первозданную святость!

Благословенна совести невинность!
Благословен Любви тернистый путь!
Но сладостная творчеству повинность
Благословенна трижды будь!
Alteyaавтор Онлайн
{феодосия}
Ох, как вы меня смутили!
Спасибо вам.
перечитала ограбление Белби и не совсем поняла, почему все потом смеялись на суде над Сколь и Хати, - раз и волчата, и Варрик, Бэддок уверены, что взрыв должен был случиться. да, возможно, они знают, как выглядит сам взрывопотам, а те нет, но практической сути это не меняет
ansy
Во-первых пиар-компания.
Во-вторых то что волшебников не убивает - остаётся на карточках от шоколадных лягушек, как тот мордредов кондитер, который деревню взорвал. И только на занятиях в Аврорате...
В конце концов эти люди играют в квиддич... Там людей свинцовыми шарами с мётел сшибает.
Мароки Онлайн
Очень все нравится, кроме навязчивой частицы "ЖЕ". Хотя по ней сразу понятно, чьё произведение).
Alteyaавтор Онлайн
Мароки
Очень все нравится, кроме навязчивой частицы "ЖЕ". Хотя по ней сразу понятно, чьё произведение).
Считайте это стилем. )
Kireb Онлайн
"Легендарная Гермиона Грейнджер"...
Кайл Ривз вспомнился:
"Легендарная Сара Коннор".

Хорошие ангелы-хранители у Гвен, к таким людям толкают - Кристиан, Гермиона, Арвид...
Alteyaавтор Онлайн
Kireb
"Легендарная Гермиона Грейнджер"...
Кайл Ривз вспомнился:
"Легендарная Сара Коннор".

Хорошие ангелы-хранители у Гвен, к таким людям толкают - Кристиан, Гермиона, Арвид...
О да. Они у неё просто отличные! )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх