↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 288

Экзамена по чарам Скабиор не то, что боялся — скорее, он нервничал, потому что именно здесь очень уж велика была роль случайности. Повезёт — и он вполне сдаст и на «Превосходно», нет — может и вовсе не сдать. На сей раз он пришёл, конечно, один — и, наблюдая за собравшимися, понял, что то, что ему в первый раз, ещё перед консультацией, казалось волнением и тревогой, в сравнении с нынешним состоянием ожидающих было разве что небольшим беспокойством. Девушка с мрачным отцом грызла ногти, и Скабиору ужасно хотелось двинуть её папаше побольней локтем в бок и заставить его сказать хоть что-нибудь ласковое и успокаивающее — а он словно не видел состояния дочери и продолжал стоять рядом, грозно скрестив на груди руки. Парня, собравшегося разделить судьбу Лорда и сигануть с моста в случае провала, сегодня не было, а вот юная хорошенькая карга в сопровождении всё той же дамы была. И Скабиор задумался, что, когда волчата из стаи Эбигейл будут что-то сдавать, ему тоже, наверное, можно, и даже нужно будет отправиться сюда с ними. И пока он был погружён в подобные размышления, дверь экзаменационного зала открылась, и он, даже не успев начать снова нервничать, вежливо пропустил всех, вошёл в экзаменационный зал самым последним, подойдя к столу, взял первый попавшийся билет... И, перевернув его, медленно расплылся в улыбке. Ну, если ему и на трансфигурации повезёт так же, у него будет вполне реальный шанс её сдать, и даже вполне прилично! Вопрос словно лично для него подбирали! Лучше могло бы быть только, если бы ему попался обратный — но и этот был несказанно хорош.

«Запирающие чары, виды, классификация и особенности их применения».

Идеальный вопрос для вора. Заодно можно будет немного покрасоваться и добавить про отпирающие — а про них он знал очень и очень многое. Главное — успеть изложить весь свой накопленный и очень богатый опыт за те два часа, что давались им для экзамена.

Он сел на оставшееся пустым место — конечно же, в первом ряду, в середине — и, посидев полминуты, принялся за работу. Никогда в жизни он не писал так много и быстро — и, кажется, никогда ещё время не казалось ему настолько стремительным. Он начал с того, что все запирающие и отпирающие заклятья принято было делить на две категории: описав те, что помогают запереть или отпереть что-либо дистанционно, используя имеющийся механизм замка или запора, пусть и самого примитивного (припомнив не только узконаправленные заклинания, но и комплексный Пэк, позволявший чемодану закрыться после того, как свое место занимал последний носок), то есть те чары, где по сути, магия выполняет роль ключа, Скабиор затем перешёл ко второй категории заклинаний, которые закрывают и запечатывают что-либо с помощью одной магии, безо всяких замков, и что не может быть после открыто без использования отпирающих чар или хотя бы Фините. И здесь он как раз перешёл сначала к примитивным их разновидностям, таким, как Коллопортус, а потом упомянул историю появления на территории Волшебной Британии Алохоморы и своего прославенного «коллегу» Элдана Эльмарина, привёзшего её из далёкой Африки и так глупо погибшего от клыков и когтей своего контрабандного нунду — и отсюда логично продолжил историей невезучего, но находчивого Блэгдона Пескари, человека, которого ограбили девятнадцать раз за две недели, и который, в итоге, и выдумал заклинание, защищающее от Алохоморы. Почесав нос, он подумал о том, что на месте Пескари ещё и ноги мерзавцу бы переломал, а затем снова вернулся к билету.

Описывая Алохомору, Скабиор не мог, конечно, не покрасоваться, и не добавить уже собственные наблюдения о том, что с маггловским магнитными замками Алохомора ведет себя довольно своеобразно, либо не действуя вовсе, либо выжигая что-то у них внутри, после чего они вовсе перестают работать, и поэтому в подобных случаях лучше пользоваться более тонкими отпирающими — что, как отметил он, и будет предметом его рассмотрения ниже.

Закончил он сложными комбинированными заклинаниями, с которыми вряд ли справится Алохомора, или другие общеизвестные отпирающие заклятья (их он, конечно же, не преминул перечислить), и которые даже могут представлять опасность для жизни пытающегося проникнуть в защищённое ими пространство.

Завершив работу постскриптумом: «И, конечно же, всегда есть Бомбарда Максима, которая будет отличным заклинанием против почти любого — однако всё же не всякого! — запирающего заклятья», он вышел из зала вполне довольным собой. Поскольку фамилия его располагалась в самом конце списка, Скабиор спокойно пообедал в министерской столовой, не отвлекаясь ни на какие тренировки (этим занимались несчастные, чьим фамилиям не повезло начинаться на первые буквы алфавита). И только потом, устроившись прямо на полу под знакомым портретом, которому он учтиво кивнул, начал вспоминать ещё раз то, о чём только что написал целый трактат. Однако сосредоточиться у него получалось плохо, потому что материал этот он знал, а наблюдать за окружающими было куда интереснее. Пожалуй, он никогда не встречал в одном месте такой концентрации страха, возбуждения, неуверенности и сосредоточенности разом — и всё это перемешивалось, будоража Скабиора настолько, что он в какой-то момент не сумел усидеть на месте и начал мерить шагами коридор, стараясь не слишком мешать другим. Слушая бормотание и наблюдая за отрабатываемыми заклятьями, Скабиор ещё раз удивился, насколько же ему повезло — потому что некоторые задания были действительно сложными, и он совсем не был уверен, что смог бы достойно выступить, если бы ему достались они.

Наконец, вызвали и его — и он, войдя в экзаменационный зал, увидел три совершенно одинаковых двери, на которых белой краской было выведено «1», «2» и «3».

— Итак, запирающие чары, — произнесла сама мадам Гуссокл. Она улыбнулась и взглянула на него поверх своих очков-половинок, удивительно напомнив ему этим давно покойного Дамблдора — не самое приятное воспоминание. — Вам нужно запереть двери с возрастанием уровня сложности применяемых заклинаний. У вас десять минут — действуйте.

Так, значит. Ладно… Отпирающие, определённо, были бы выигрышнее — но и это очень неплохо. Скабиор слегка усмехнулся. Понятное дело, он вряд ли знает что-то такое, что неизвестно автору… сколько она там учебников написала? Минимум семь — по числу курсов. И ведь наверняка у неё есть ещё куча других, более специализированных трудов — но, с другой стороны, для ТРИТОНОВ он вряд ли обязан её изумить. Однако показать себя нужно — надо сделать что-то красивое. Сложное и простое одновременно — он улыбнулся. Да, пожалуй, какая-нибудь интересная комбинация — единственное, с помощью чего он сможет добиться нужного психологического эффекта.

Первую дверь он запер хотя и довольно банально, однако технично и четко выполнив невербальный вариант Коллопортуса, и мог быть собой доволен. «Надо будет отдельно поблагодарить Поттера», — отметил про себя Скабиор, искоса посмотрев на экзаменаторов: им, конечно же, неплохо удалось сохранить нейтральное выражение лиц — однако от взгляда профессионального игрока и шулера не ускользнули ни изменившееся выражение их глаз, ни дрогнувшие в улыбке губы, ни даже недовольно вздрогнувшие у Слинкхарда брови.

Убедившись в том, что невербальный Коллопортус, определённо, удался, Скабиор перешёл к средней двери — и задумался, не будучи уверенным в том, что сумеет выполнить выбранное заклинание невербально. Вторым он выбрал надёжное и проверенное временем запирающее, которым в Лютном домовитые жены запирают семейные сбережения и буфет с бутылочкой огневиски от своих нерадивых мужей. И хотя страдающие от жажды волшебники бывают изобретательны и настойчивы, чаще всего они просто сдаются и берут в долг. В конце концов, Скабиор попробовал — но когда у него не вышло, плюнул и негромко его произнёс, надеясь на то, что оно, во-первых, мало известно в академических кругах, а во-вторых, какая, в общем-то, разница, на что именно он сдаст этот экзамен, если сдаст? А в этом Скабиор уже не сомневался, и теперь даже больше, чем получить высший балл, хотел удивить этих чопорных дам и господ.

А вот что делать с третьей дверью, он знал с того самого мига, как услышал задание — о, это непременно должно было быть красиво! К тому же, он, вроде бы, ни разу не слышал, чтобы кто-то делал что-то подобное невербально — но был абсолютно уверен, что у него всё получится. Некий прилично набравшийся и проигравшийся ему господин когда-то научил его одному весьма необычному и сложному заклинанию. Дверь, запертую этим заклинанием, можно было открыть весьма нетривиальным сочетанием не самых известных отпирающих заклинаний, на последнем шаге применив Коллопортус. Хитрость была в том, что вместо того, чтобы безуспешно подбирать контрчары, способные отменить заклинание, его следовало трансформировать в то, что потом можно открыть простой Алохоморой — Скабиор тогда простил ему за это весьма приличную, сумму. Выполняя задуманное, Скабиор внимательнейшим образом наблюдал из-под полуопущенных ресниц за экзаменаторами — и с удовольствием отметил откровенное удивление, промелькнувшее в их глазах.

— Время! — услышал он, как раз отходя от последней двери. Мадам Гуссокл, легко встав со своего места, подошла к двери с номером «1» и задумчиво постучала по ней согнутым указательным пальцем. Затем принюхалась — и, легонько тронув её палочкой, кивнула. — Неплохо, — сказала она несколько разочарованному Скабиору, и перешла дальше, ко второй двери. Там она провела палочкой вдоль левого косяка, где как раз находился замок, посмотрела задумчиво на Скабиора, потом снова кивнула — и перешла к третьей.

Не будь Скабиор так уверен в том, что сумел всё-таки её впечатлить, эта невозмутимость его бы, конечно, расстроила. Но теперь он стоял, наблюдая за действиями мадам Гуссокл, которая, тем временем, подошла к третьей двери — и, поизучав её едва ли дольше, чем первую, легко тронула замок палочкой, потом провела ей по периметру — и, вновь просто кивнув, вернулась на своё место за длинным столом. Экзаменаторы негромко посовещались — несмотря на то, что Скабиор, вроде бы, стоял совсем рядом, он не смог разобрать ничего, кроме невнятного шума, что, впрочем, совершенно его не удивило. Волшебники… Впрочем, он и сам любил пользоваться заглушающими.

— А теперь, не будете ли вы так любезны эти двери для нас отпереть? — сказала, наконец, мадам Гуссокл. — Мы не ограничиваем вас во времени, но постарайтесь закончить за четверть часа. Пожалуйста, прокомментируйте свои действия и перед тем, как начнёте непосредственно колдовать, постарайтесь обосновать, чем, почему и как именно вы будете пользоваться в том или ином случае.

Скабиор посмотрел на неё удивлённо, не очень понимая, в чём смысл задания — ясно же, что, раз он сумел что-то запереть, то уж открыть точно сумеет. Что, на самом деле, вовсе не было столь очевидно, и, конечно же, мысль о том, что оценивать могут, помимо самих заклинаний, ещё и технику их исполнения, ему просто не пришла в голову. И хорошо, потому что это заставило бы его думать отнюдь не о том, чтобы, выражаясь его собственным языком, выпендриваться, а о правильности и чистоте самого исполнения, что в данном случае сыграло бы против него. Сколько раз в его жизни удачный блеф оказывался важнее, чем крепкая комбинация! Но, поскольку ни о чём подобном Скабиор не задумывался, то сосредоточился на том, чтобы поразить наблюдавших за ним экспертов и, подойдя к первой двери и пояснив свой выбор, коротко проанализировал свой Коллопортус, а затем устроил настоящий спектакль. На сей раз никаких проблем с невербальными заклинаниями у него не возникло: вся эта группа отлично получалась у него практически сама собой. Он рассказал про жён и мужей Лютного, и про коварное заклинание, редко используемое, но считавшееся одним из самых надёжных — палочка буквально летала в его руках, и в какой-то момент Скабиор так увлёкся, что поймал себя на обращении к комиссии «Дамы и господа» — что, конечно же, не слишком соответствовало регламенту но, похоже, не вызывало у экзаменаторов никаких протестов.

Закончив, он слегка поклонился комиссии, полагая, что экзамен закончен, однако его ждал сюрприз. Экзаменаторы, склонившись друг к другу, начали что-то то ли обсуждать, то ли спорить — слова до Скабиора не долетали, однако выражения лиц он мог видеть, и по ним понимал, что мнения о предмете спора разделились: Слинкхард и Вигсворт возражали Гуссокл и Лиму, Тутс, похоже, просто с большим интересом слушал их спор, а Стич выглядела слегка отстранённой и только время от времени вставляла буквально несколько слов.

— Мистер Винд, как вы смотрите на дополнительное задание? — мадам Гуссокл неожиданно лукаво ему улыбнулась и, взяв в руки шкатулку, которой, Скабиор готов был поклясться, ещё секунду назад не было рядом с ней, превратила одну из дверей в небольшой стол и поставила её на него. — Задание довольно простое: вам нужно её открыть.

Скабиор взял шкатулку и задумчиво покрутил в руках. Не очень большая, шириной в пару ладоней, тяжёлая… Он поставил её обратно и, взявшись за палочку, продолжил изучение, тихо шепча себе под нос нужные заклинания и недоумевая, неужто им было недостаточно тех умений, что он уже продемонстрировал. Наконец, шкатулка открылась, и он, обернувшись к комиссии, с некоторым недоумением встретился с её изумлёнными взглядами.

— Что вы сделали? — спросила после небольшой паузы Гуссокл.

— Открыл шкатулку, — очень вежливо ответил Скабиор. Задачка оказалась, с одной стороны, не самой простой — но, с другой, доводилось ему вскрывать и более хитро зачарованные предметы. Здесь он, по крайней мере, был уверен, что оттуда не выскочит никакая опасная дрянь, а при непосредственном поднятии крышки ему в лицо не плеснёт и не вылетит какая-нибудь ядовитая гадость.

— Но как? — весьма эмоционально воскликнул Лима.

— Ну как, — осторожно проговорил Скабиор, не очень понимая, что происходит, и начиная немного нервничать из-за этого. — Просто взял и открыл: снял чары, замок выщелкнул, а петли срезал — они были слишком тугими и не давали крышке открыться.

Члены комиссии переглянулись. Лима и Тутс рассмеялись, обе дамы тоже заулыбались и очень внимательно поглядели на Скабиора, даже Вигсворт бросил на него заинтересованный взгляд — а вот Слинкхард раздражённо нахмурился, но, поглядев на коллег, говорить ничего не стал, хотя, судя по выражению его лица, ему явно хотелось выдать настоящую отповедь.

— Видите ли, в чём дело, — с весёлым удивлением сказала Гуссокл. — Вы вообще не должны были её открыть — и дело не только в сложности запирающих заклинаний, хотя тут мы, конечно же, постарались. Если вы присмотритесь, то заметите, что одна петля монолитна. Суть этого задания в том, что не всё можно открыть чарами…

— Мистер Винд! Как вам пришло в голову срезать петли? — подала голос Стич.

Не так часто Скабиор не мог найтись, что ответить на простой, в общем-то, вопрос — но что он должен был сказать им сейчас? Что, когда грабишь кого-то, времени, как правило, не слишком-то много, и, конечно, никто не будет ни на сундуке, ни на двери те же петли, к примеру, смазывать, если они заедают, если можно просто их срезать одним взмахом палочки? Поэтому он просто пожал плечами и немного застенчиво улыбнулся, продолжая внутренне недоумевать и надеясь, что вопрос окажется риторическим.

Стич действительно не стала настаивать на ответе, а Гуссокл весьма довольно сказала:

— Я думаю, мы закончили, мистер Винд. Можете идти.

______________________________________________

Объявление от автора:

У автора и беты начинаются первые каникулы — с 3 июля, вс., по 7 июля, чт. В эти дни главы выходить не будут, после чего мы вернёмся, как мы надеемся, к обычному графику.

Небольшая просьба от автора.

По этой ссылке

https://docs.google.com/forms/d/1SmjxuIYZmvLjAjiO9vwKRBZ_DJ-StiVt3xrKoeMpdgA/viewform?c=0&w=1

идёт опрос читателей по поводу их любимых персонажей в моих фанфиках. Автор будет очень признателен тем, кто проголосует.

В опросе заявлено пять персонажей, но если вам хочется, можно выбрать больше.

До скорой встречи! :)

Глава опубликована: 03.07.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх