↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 57

— Ты не позовёшь их? — спросил Скабиор.

— Родителей на свадьбу? — откликнулась Гвеннит, крутясь перед зеркалом.

Платье ей они шили — в «Мантиях на все случаи жизни» у всё ещё бодрой и неунывающей мадам Малкин, которая оставалась верна себе: с равным усердием и профессионализмом бралась за любой заказ, и ей было неважно, кто перед ней — волшебник, оборотень, или гоблин, она для любого клиента старалась сделать всё, что могла, если её труд они могли оплатить — но эту оговорку Скабиор уважал и признавал справедливой. На этом настоял Скабиор — а Гвеннит согласилась с восторгом, стараясь не задумываться над тем, откуда у него деньги. И на примерку они пришли вдвоём — мадам Малкин вышла, опасливо покосившись на странного спутника Гвеннит, вальяжно развалившегося в кресле, оставив молодую женщину рассматривать себя с ног до головы в большом зеркале, которое тактично молчало, не решаясь прервать чужую беседу.

— Родителей. На свадьбу, — кивнул он.

— Нет, — легкомысленно откликнулась Гвеннит, поднимая волосы наверх, чтобы получше представить себе себя на собственной свадьбе.

— Почему?

— Не хочу, — пожала она плечами. — Тебе нравится? Скажи, мне идёт?

— Идёт, — он улыбнулся.

— Я похожа на даму?

— Нет, — его улыбка стала насмешливой. — Ты похожа на глупую девочку, которая нарядилась в чужое платье. Но это не страшно — время ещё есть, я тебе научу носить подобные вещи. И я думаю, что ты неправа.

— Это мой праздник, — возразила она. — Я не хочу его портить.

— Думаешь, они не придут?

— Придут, — равнодушно ответила Гвеннит, разглядывая кружево лифа. — Я просто не хочу.

— Почему же?

— Я не знаю, как разговаривать с ними, — призналась она, подходя к нему и присаживаясь ему на колени. — Мне неловко и неприятно видеть их. И сестёр, и братьев… они все — словно из другой жизни. Я не злюсь больше, правда… Мы просто чужие. У меня вместо них ты, — она улыбнулась. — И ты меня поведёшь к алтарю, да?

— Это будет забавно, — не сдержал он довольной улыбки. — Поведу, да. Будет повод завести что-то особенное — не могу же я явиться в пальто… Однако ты не права, — вернулся он к прежнему разговору. — Вы не чужие.

— Я не хочу, — она нахмурилась. — Крис, я не знаю, как тебе объяснить... Мне неприятно и тяжело рядом с ними. И я не знаю, как и о чём разговаривать с ними, и всё, что мне хочется — просто уйти. Я не сержусь, — повторила она, — просто во мне больше нет для них места. К тому же, и родителей Ари тоже не будет… Так лучше, правда.

— Ладно… встань-ка, — попросил он. — И покружись.

Она вскочила и радостно закружилась — и вернувшаяся мадам Малкин выбранила её, потому что подол платья был ещё только подколот, так же, как и некоторые детали к лифу, и девушка могла уколоться или, не дай Мерлин, упасть, наступив на слишком пока длинную юбку, но само ворчание это казалось праздничным и настолько приятным, что Гвеннит в ответ только смеялась.

К разговору о её родителях Скабиор вернулся вечером — когда они сидели в комнатке Гвеннит после ужина и пили чай, в который он щедро плеснул себе виски.

— Послушай меня, — сказал он, отставляя чашку. — Давай-ка поговорим по-серьёзному.

— О чём? — легко согласилась Гвеннит, придвигаясь к нему поближе.

— О родителях и в целом родственниках, — он вздохнул. Ему самому этот разговор не нравился и был не слишком приятен — но казался необходимым. — Я помню, что сам тебе про них говорил. Но это было… давно. И тебе вовсе не следовало тогда меня слушать. Я видел их, Гвен — обычные люди… и если подумать, то вели они себя далеко не худшим образом из возможных. Ты представь…

— Крис, — вздохнув, проговорила Гвеннит, беря его руки в свои. — Ты боишься, что если что-то случится с тобой, я останусь одна?

— Боюсь, — согласился он.

— Но я выхожу замуж, — терпеливо сказала девушка, — у меня теперь будет Ари…

— Он аврор. А они тоже гибнут порой, — жёстко перебил он. — А этот, насколько я понял, точно не станет отсиживаться и прятаться — знаю я этот взгляд, навидался. И что тогда?

— Я не знаю… ничего, — она отвернулась, скрывая навернувшиеся на глаза слёзы. — Я не хочу думать об этом сейчас.

— А надо, — поморщился он, беря её за подбородок и разворачивая к себе её расстроенное лицо. — Гвен, чужие-не чужие… Это всё просто слова. Я тебе тоже был когда-то чужим, как и твой будущий муж. Начни с начала. Ну просто — поговори с ними, как если бы только что познакомилась, как с дальними родственниками, которых сто лет не видела.

— Я не хочу, Крис! — вскрикнула она слегка истерично. — Не хочу, ты понимаешь?

— Да плевать, что ты хочешь! — тоже воскликнул он раздражённо. — Неужели до тебя не доходит, каково им было тогда? А до меня вот дошло — и я не желаю жить с мыслью, что устроил такую пакость людям, передо мной не виноватым ничем! Давай я тебе объясню, если не хочешь сама понять, — заговорил он быстро и зло, сжимая её лицо пальцами. — Твои родные всю жизнь жили с мыслью о том, что оборотни — страшные тёмные твари, что это нелюди, почти что животные… А тут вдруг их дочка стала такой — ты представляешь вообще, как это, когда твой ребёнок… Хотя да! Откуда тебе представлять, — перебил он сам себя. — Давай по-другому: представь, что я стал… не знаю, кем… Допустим, отчасти сошёл с ума и полюбил расхаживать голым по улицам и так ко всем приставать, и это не лечится и навсегда — и ты не знаешь, что с этим делать, и все на тебя смотрят с жалостью и презрением, а ты ещё и себя винишь в том, что со мной случилось — потому что, допустим, забыла на столе зелье, которое я выпил случайно… И вот что тебе делать?

— Раз я виновата — значит…

— Ты не виновата, — раздражённо оборвал он её. — Ты думаешь, что виновата. Хотя и понимаешь, что то зелье я выпил сам. Понимаешь разницу? И ты злишься на меня за это, конечно, и…

— Это другое, — перебила она его. — Они не могут себя ни в чём винить — это вообще случилось, когда я была у бабушки, так что при чём тут вообще они? И потом…

— При том, — сказал он, глядя на неё как на дурочку, — что это же они за тобой не досмотрели, если серьёзно — и да, они повели себя, конечно, по-идиотски, но они же не выгнали тебя, никуда не спрятали, в школу снова отправили… Ну что ты так смотришь, — он сбился под её растерянным пристальным взглядом и замолчал, растеряв свой запал и приготовленные слова.

— Почему тебе это так важно? — спросила она, перестав плакать. — Я глупая, Крис — но я знаю тебя, и ты говоришь об этом так, словно… Ну, словно это самое важное для тебя на свете. Почему?

— Потому, — он вздохнул. — Потому что я понял их, и мне теперь неприятно.

— Ничего ты не понял, — улыбнувшись, сказала она, сев к нему на колени и обняв за шею. — Ты всё придумал… А они вправду смотрели на меня, как на тварь, и правда боялись…

— Боялись, конечно, — перебил он. — Все бы боялись… Ты разве сама не боялась бы на их месте?

— Но они видели же, что я не изменилась, — заговорила она, наконец, с волнением.

— Они же не знали, чего им ждать! — перебил он её уже в который раз за этот вечер. — Представь, что им в Мунго наговорили! И как страшно им было смотреть на тебя и ждать, что их девочка постепенно превратится в чудовище. Представь, — повторил он, прижимая её к себе. — Моя мать, когда узнала, что это со мной случилось, вообще от горя слегла, долго болела, а потом умерла… Люди боятся нас — боятся, презирают и ненавидят. Их так научили… Это глупо, конечно, но ведь мы с тобой не дали им даже шанса. Откуда им было понять тебя? Ну не умеют эти люди по душам разговаривать…

— Я бы тогда прыгнула, — сказала Гвеннит, устраивая свой подбородок на его плече и гладя его по волосам. — Я уже почти что решилась, когда ты подошёл… Я так замёрзла уже тогда, что стало почти не страшно.

— Знаю, — кивнул он, тоже гладя её по голове. — Я же почувствовал тогда, что ты вот-вот спрыгнешь, иначе бы не вмешался, наверное. Я не говорю, что твои родители совсем ни в чём не виноваты — просто они не предавали тебя, я думаю… Полагаю, они были бы в ужасе, если б узнали про этот мост. Это только в детстве кажется, что родители — большие, умные и всё могут, а погляди на меня, — он засмеялся негромко. — И я ведь ещё из лучших, — нескромно добавил он. — Представь, как они тогда расстроились и испугались… А тут ты начинаешь пропадать невесть куда и одеваешься странно…

— Они меня выселили из комнаты! — упрямо возразила Гвеннит. — Из нашей общей с сестрой комнаты — и поселили одну! Потому что боялись, что я сестре что-нибудь сделаю!

— А ты не думала, что они смотрели на это наоборот? — усмехнулся он. — Ты рассказывала, как вы жили: не очень роскошно, сколько я помню. И найти отдельную комнату одному из шести детей, я полагаю, было совсем не просто. Может, они не сестёр от тебя защитить хотели, а твою жизнь хотя бы в этом сделать чуть-чуть получше? И они ведь позволяли тебе жить, как ты хотела, — добавил он очень настойчиво. — Вспомни: ты почти все каникулы у меня проводила — они же не мешали тебе.

— Потому что им было наплевать!

— Или потому, что они не знали, как тебе будет лучше, и думали, что, может быть, там, куда ты уходишь, ты счастлива, — возразил он. — Мы же не знаем, почему именно.

— Ты сам говорил, — возмутилась она, наконец, отстраняясь и смотря на него с удивлением и растерянностью. — Ты же сам говорил, что…

— Да! — он тряхнул головой. — Я о том тебе и твержу: я был неправ. Я злился… и вообще много чего не понимал тогда. Просто не знал, как это — иметь ребёнка.

— А теперь, можно подумать, знаешь, — фыркнула Гвеннит.

— Теперь знаю, — серьёзно ответил он. — И сейчас бы уже говорить так не стал.

Она совсем растерялась — как тогда, когда он в первый раз назвал её дочкой. И он, поймав эту её растерянность, заговорил снова — очень мягко и очень настойчиво:

— Гвен, хотя бы подумай о том, что я сказал тебе сейчас. Ну мы же все ошибаемся. И я, и ты… Всякое было же. Вспомни. Есть же разница — между твоими родителями и этого твоего… будущего супруга. Вот там — предательство, да. А тут… А тут просто невежество, нерешительность и вбитый в них страх. Я ведь видел, как они на тебя смотрели — там, на Диагон-элле. С надеждой… Они ведь могли столько неприятностей устроить тебе… Нам с тобой тогда — ты только представь. Но не стали… Я сам тогда думал, что от равнодушия — а сейчас… не уверен уже. Я бы и сам ведь не стал бы мешать тебе, если бы ты решила…

— Это совсем другое! — горячо перебила она. — Вообще другое… я тогда…

— Да не такое уж и другое, — возразил он, ласково проводя рукой по её разгорячённой щеке. — Мы ничего не знаем про их мотивы. Можно их выяснить для начала хотя бы. Подумаешь?

— Ну…

— Пожалуйста, — вдруг сказал он. — Я прошу тебя. Для меня.

Гвеннит слегка отодвинулась, заглядывая ему в глаза — он смотрел совершенно серьёзно и, похоже, вправду… просил. И это было так странно…

— Хорошо, — пообещала она. — Я подумаю. Честно.

— Я ведь вправду сяду когда-нибудь, маленькая, — сказал он серьёзно. — Насовсем. Ты же знаешь. И мне будет спокойно умирать, зная, что у тебя есть своя стая. Тш-ш, — прижал он палец к её губам. — Не плачь сейчас, не нужно. Просто подумай о том, о чём я просил.

Глава опубликована: 12.12.2015
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34399 (показать все)
🤭🤭🤭
ansy Онлайн
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
fialka_luna Онлайн
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
fialka_luna Онлайн
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
fialka_luna Онлайн
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Уииии! ))) Как это приятно! )) Спасибо вам!)
Elegant
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Я так рада этому. )) Так здорово !)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх