↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 221

Строго говоря, предсказать попадание Люциуса Малфоя во все газеты можно было заранее, ибо он уже много лет имел привычку являться в Гринготтс каждый первый понедельник месяца. Бывал он здесь, разумеется, и в другие дни, но в этот являлся всегда — подвести баланс, переговорить с гоблинами, часто — купить или выставить на продажу какие-нибудь интересные или редкие камушки… В общем, первый понедельник месяца давно уже был для него устоявшимся банковским днём, и изменять этой традиции ради торжеств мистер Малфой полагал неразумным. В конце концов, бал должен был состояться лишь вечером, а он не девица на выданье, дабы начинать собираться с самого утра. Поэтому он спокойно вошёл в здание банка вскоре после полудня — и с удивлением обнаружил некоторое волнение на обычно спокойных физиономиях гоблинов.

Сказать по правде, некоторые слухи до мистера Малфоя уже доходили — точнее, он знал и об основании некоего весьма любопытного фонда, а также о том, где и когда торжественно сообщат о его открытии. Однако, по некотором размышлении, официальную часть министерских торжеств, традиционно проходившую в Атриуме министерства, Люциус в очередной раз решил пропустить. Он вообще старался не появляться в министерстве без крайней необходимости: в первые два года после войны он регулярно посещал его сперва в качестве обвиняемого, а позже — свидетеля, и ни то, ни другое не доставляло ему тогда никакой радости. Впоследствии же он бывал там с краткими деловыми визитами и ежегодно вместе с семьёй на посвящённых победе балах. Теперь же, после отставки Шеклболта, официальная часть торжеств утратила остатки того смысла, который изначально всё-таки в ней присутствовал, и сегодняшний небольшой демарш мистера Малфоя, который откровенно предпочёл компанию гоблинов торжеству в Атриуме, носил вдвойне провокационный характер.

Вспоминать, сколько сил, времени и, чего там скрывать, средств ушло после войны у мистера Малфоя на восстановление мирных отношений с гоблинами (которые после того, как почтенный Крюкохват имел честь погостить в его подвалах, настроены были не слишком-то дружелюбно), Люциус предпочитал просто не вспоминать. Так же, как не любил вспоминать о том, как приносил свои официальные извинения Крюкохвату и его семье. Но всё это того стоило — ибо теперь он мог вот так запросто вести непринужденную беседу с гоблинами, отношения с которыми, к его удивлению, после всех тщательно исполненных им формальностей ощутимо улучшились и даже потеплели.

Так что действовал в нынешний понедельник мистер Малфой крайне неспешно: сперва заглянул в собственный сейф, рассортировав там заодно некоторые вещи, а потом, вернувшись наверх, завёл неспешную беседу с одним из старших кассиров о преимуществах и недостатках хранения капитала в драгоценных камнях, а не в галеонах. Вот так Малфой, стоявший на весьма почтительном расстоянии, благодаря удивительному оптическому эффекту оказался запечатлён на одной из колдографий хотя и на заднем плане, но будто бы совсем рядом с героями дня, прямо за левым плечом мистера Поттера. Этот ракурс Бозо поймал совершенно случайно, но как было не поместить на первую полосу снимок, на котором мистер Малфой имел настолько самодовольный вид, что у любого, кто смотрел на эту колдографию, он вызывал смутные подозрения, что означенный господин приложил руку к происходящему.

Разумеется, Люциус Малфой узнал Скабиора. Узнал его сразу — потому что никогда не выпускал из вида тех, кто вдруг возникал на орбите мистера Поттера, а этот человек… вернее, НЕчеловек появился там весьма неожиданно и, конечно же, стал объектом самого пристального внимания мистера Малфоя-старшего. Пришлось даже порыться в воспоминаниях — причём далеко не только собственных — которые и позволили Люциусу вспомнить этого егеря, постоянно отиравшегося рядом с Грейбеком и вместе с ним пачкавшего грубыми ботинками паркет Малфой-мэнора. С тех пор он и наблюдал за ним — издали.

Сам же Скабиор его почти не заметил, мельком увидев лишь смутно знакомое лицо, но за вспышками колдокамер и громкими речами министра и гоблинов не успел подумать о том, где и когда его прежде видел. Да и не до того ему сейчас было — его ни на секунду не оставляли в покое, всё время прося встать как-нибудь по особенному, повернуться, улыбнуться и пожать кому-нибудь руку. А ведь это был ещё далеко не конец…

Согласно следующему пункту дневной повестки их ждали во «Флориш и Блоттс» — народу там собралось так много, что им пришлось войти в магазин с чёрного хода. И началось то, что Кафф определил «поработать на публику», а Скабиор склонен был назвать земным адом — потому что здесь ему, наконец, пришлось говорить. Но не толкать речь, что он, по крайней мере, хорошо умел делать, а отвечать на вопросы, многие из которых по степени идиотизма могли бы сравняться лишь с отсутствием деликатности. Но он отвечал — улыбался и отвечал, и не это оказалось для него самым сложным.

Куда тяжелее было желание чуть ли не каждого подойти и потрогать его — в самом прямом смысле этого слова потрогать, просто подержать за руку и непременно удивиться тому, что она такая горячая и вся в шрамах. Подобная бесцеремонность со стороны детей его, в общем, не раздражала, однако взрослые, выражающие подобные желания, вызывали у него глубочайшее недоумение.

А пока его буквально тискали, слово какого-то диковинного зверька, министр, а потом и Спраут рассказывали о фонде и раздавали листовки и брошюры — и Скабиор, видя на лицах скорее любопытство, нежели отвращение, терпел и старался выглядеть как можно более мирным.

Но как же ему хотелось куда-нибудь спрятаться…

Впрочем, всю процедуру во «Флориш и Блоттс» Скабиор выдержал до конца — но, когда они отправились в Хогсмид, где в «Трёх мётлах» началось что-то вроде пресс-конференции, он почувствовал себя загнанным в угол. Ему уже даже сбежать не хотелось — ему вообще сил хватало только на то, чтобы вслушиваться в лившиеся нескончаемым потоком вопросы и отвечать как-нибудь соответствующе, а ещё удерживать на лице нужное выражение. А вопросы всё не кончались и не кончались…

Когда фокус внимания прессы, наконец-то, переключился со Скабиора на министра и Спраут, к нему незаметно подошла Скитер.

— Мистер Винд? — негромко сказала она. — Можно вас буквально на пару слов? Маленькое интервью для «Пророка»… прошу вас, — проговорила она со своей фирменной требовательной улыбкой и, подхватив его под руку, буквально потащила за собой. Останавливать их никто не стал — лишь несколько человек проводили Скабиора насмешливыми и полными сочувствия взглядами.

Рита затащила его в комнатушку, весьма смахивающую на кладовку, и, закрыв дверь, ловко развернула Скабиора к себе, а затем, прислонив его спиной, нахально и откровенно сунула его руку себе под юбку, под которой не оказалось белья, и прижалась губами к его губам. От её отчётливого возбуждения и азарта его будто накрыло горячей волной — и он буквально накинулся на неё, его жадные поцелуи сейчас больше всего напоминали укусы.

А когда всё закончилось, Скабиор едва не рухнул на колени от нахлынувшей на него тут же усталости — и Рита, усадив его на какой-то ящик, присела рядом и спросила очень понимающе:

— Тяжело быть всё время в центре внимания?

— Ужасно, — ответил он, опираясь локтями о колени и опуская голову. Глаза у него слипались, и больше всего Скабиору сейчас хотелось остаться здесь, в этой коморке, и просто посидеть в одиночестве и тишине.

— У тебя есть ещё минут пять… может быть, десять, — сказала Скитер. — Можешь подремать — не волнуйся о том, что я потом напишу. Тебе понравится. И привыкай.

— Да пиши, что хочешь, — вяло ответил он, закрывая глаза и с благодарностью облокачиваясь на Риту. — Мне сейчас всё равно. Мне даже плевать, как я сам сейчас перед тобой выгляжу.

— Очень прилично выглядишь, — сказала она, накладывая на него согревающие чары. — Хотя мне в какой-то момент показалось, что ты меня сейчас съешь. Ну, или, как минимум, откусишь кусочек.

— Если уж съесть кого — то тогда Поттера, — улыбнулся, не открывая глаз, Скабиор, чуть не ляпнув, что это он всё затеял, но успел вовремя прикусить язык.

— Почему именно Поттера? — заинтересованно спросила Скитер.

— Ему всё равно ничего не будет, — отшутился он, открывая глаза и растирая лицо ладонями. — Спасибо тебе. Действительно, это было очень кстати.

— Очухался? — усмехнулась она, внимательно оглядывая его и быстро приводя в порядок его причёску. — Тогда идём — осталось не так уж и много. Пусть люди ещё немного на тебя посмотрят — и, думаю, скоро тебя отпустят. Ты будешь на балу с дочкой?

Упоминание Гвеннит лучше всего остального привело его в чувство — он открыл глаза и, пристально поглядев на Скитер, сказал:

— Я хотел попросить тебя — если хочешь, буду что-нибудь должен за это.

— М-м-м? — вопросительно протянула она.

— Сделай так, чтобы колдография Гвеннит не попала в «Пророк»! — попросил он. — Или, если это никак не возможно, сделай как-нибудь так, чтобы её сложно было узнать… пожалуйста, — сказал он почти умоляюще. — Она вообще ни при чём. В Англии полно волшебников, которым есть за что меня ненавидеть — не хочу, чтобы они видели Гвен… Пусть мстят мне — но не через неё. Что ты хочешь за это?

— Сочтёмся, — улыбнулась она. — Я посмотрю, можно ли будет что-нибудь сделать… папочка, — она засмеялась и, встав, оправила свой заметно помятый наряд. — Идём, пока нас с тобой не поймали. И запомни: это был единственный раз, когда я с тобой целовалась: мне показалось, тебе надо размять лицевые мышцы.

Они вернулись почти так же незаметно, как вышли — и пытка под названием «общение с прессой и волшебным сообществом» продолжилась. В какой-то момент в этой бесконечной толпе он увидел знакомые лица — Лоренс и Лоис Керки махали ему руками, а, поймав его взгляд, дружно показали большие пальцы. Он кивнул им, тронутый нежданной поддержкой, и временно почувствовал себя лучше — словно оказался не в одиночестве, а в маленькой, но дружеской компании. Хватило этого ощущения, правда, не слишком надолго, однако всё же добавило ему немного сил.

К Скабиору всё подходили и подходили, и снова трогали, задавали, порой, весьма неприятные и нескромные вопросы, и он отшучивался, а когда юмора уже не хватало — просто улыбался, и ждал, ждал, ждал, когда же всё это закончится. И вдруг среди этого гомона он услышал очень тихий и неуверенный голос:

— А как с вами это случилось?

Вопрос задала юная девушка: полная, с не очень здоровой кожей и жидкими, стянутыми в тощенький хвост волосами, она смотрела на него очень сочувственно и серьёзно.

— По глупости, — честно ответил он. Отшивать это печальное чучелко ему почему-то не захотелось — возможно, потому, что в её взгляде не чувствовалось праздного любопытства.

— Моя старшая сестра так погибла, — сказала она. — В войну. Я была ещё совсем маленькая… а она взрослая. И я вот выжила — а она погибла… а меня даже не укусили, — добавила она почему-то совсем не радостно.

— Родители всё время вспоминают её, да? — понимающе спросил он. Девушка молча кивнула и тихо пробормотала:

— Вы извините. Я… пойду лучше, — она опустила голову, и её тут же оттеснил какой-то подросток, но Скабиор отодвинул его и быстро схватил девушку за край рукава.

— Хочешь — напиши мне, — сказал он ей. — В фонд — мне передадут. Просто напиши на конверте «лично».

— Я просто думала, — проговорила она, не поднимая на него глаз, — я Хогвартс заканчиваю в этом году. Вдруг у вас там есть работа... Есть? — спросила она, неуверенно посмотрев на него.

— Я думаю, будет, — кивнул он, сам не зная, что ей ответить. — Подойди лучше… иди сюда, — он решительно взял её за руку и, распихивая толпу, повёл было к Спраут, но остановился на полдороге. При чём тут, собственно, Спраут? Это его фонд, и он — его распорядитель. — Как твоё имя? — спросил он. — Я тебе напишу — после экзаменов. Или лучше… давай так: как только ты получишь результаты ТРИТОНОВ — напиши мне. Хорошо? Только я не уверен, что мы сможем платить тебе много, — предупредил он.

— Я понимаю, — кивнула она. — Я напишу. Обязательно. Спасибо вам, — она улыбнулась ему одними глазами — и, смутившись, немедленно вновь опустила голову.

— Имя-то назови, — повторил он — и отпустил её только после того, как получил ответ.

Его ещё долго мучили вопросами газетчики и рядовые посетители, набившиеся в таверну, словно сельди в бочку. И, когда, ближе к пяти вечера, всё, наконец, закончилось, и министр милостиво отпустил его «переодеться и передохнуть перед балом», настоятельно попросив «ни в коем случае не опаздывать», Скабиор впервые в жизни поймал себя на том, что не уверен, что ему хватит сил аппарировать.

Глава опубликована: 27.04.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх