↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 8

Говоря откровенно, про ожидавшую его дома девчонку Скабиор просто забыл — и вспомнил внезапно посреди партии в покер далеко за полночь.

— Мордредовы яйца, — пробормотал он. — Я пас! — он кинул карты на стол и вскочил. — Пора мне… всех прошу извинить, дела-дела.

Аппарировал он сразу из-за двери кабака — к избушке. Влетел, осветил её Люмосом… и обалдел. От всего сразу: от идеального, никогда не существовавшего тут прежде порядка, от запаха жареного бекона и лука, от спящей у него на кровати под курткой девочки…

— Эй, — он присел рядом, прямо чувствуя, как трезвеет без всякого заклинания. — Как тебя… просыпайся! — он потряс её за плечо. Она зашевелилась, замычала что-то недовольно-сонное, и попыталась натянуть куртку на голову. — Вставай сейчас же! — он сдёрнул куртку вниз и посветил ей Люмосом прямо в лицо. — Поднимайся же! Тебя как зовут-то? — спросил он, прекрасно понимая, что вопрос в данный момент звучит по-идиотски.

— Гвеннит, — сонно отозвалась она. — А что… Что случилось?

— Ночь на дворе! Ты почему домой не ушла?

— Так я же не знаю, куда идти, — сказала она растерянно и потёрла глаза. — А сколько времени?

— Два… почти два часа ночи, — ответил он.

— Ой, — она тут же совсем проснулась и в ужасе прижала руки ко рту. — Родители меня просто убьют…

— Это вряд ли… и хорошо, если именно тебя, — сказал он.

А потом, наконец, задумался.

— Можно, я утром домой пойду? — умоляюще спросила девчонка. — Пожалуйста!

— Даже не знаю… Дай подумать, как лучше быть.

— Пожалуйста! — повторила она.

— Да погоди ты… Что ты им скажешь?

— Не знаю… Я не знаю. А что им сказать? Я не расскажу про тебя, не бойся!

Он скептически хмыкнул, но, несмотря на нервное состояние, едкую реплику сумел проглотить.

— Да чего уж… Так, ладно. Надо посидеть и хорошо обдумать, как будем выпутываться. А чем тут так пахнет?

— Я… Ты не будешь сердиться?

— Не знаю, — честно ответил он. — Я же не знаю, что ты натворила. Может, и буду.

— Я нашла тут немного картошки и лука и пожарила их…

— Серьёзно? — он очень удивился. — Надо же… Я даже не знал, что тут что-то подобное завалялось. А бекон откуда? Или мне уже спьяну мерещится?

— У меня был с собой…

— Ты носишь с собой бекон? — недоверчиво переспросил он.

— Бутерброды, — тоже улыбнулась она. — Я сделала утром бутерброды с беконом… Мама мне никогда не разрешает, а я их очень люблю… И я подумала, что вот деньги брать — это слишком, но бутерброды, наверное, всё-таки можно…

Он сначала беззвучно, а потом и в голос расхохотался.

— Бутерброды… с беконом… вместо денег… Святая Моргана… Гвен… ты просто… ох, — он потряс головой, успокаиваясь. — Ты… бутерброды. Сама-то поела?

— Немножко, — смутилась она. — Я хотела дождаться, честно! Но не смогла…

— Да на кой дожидаться? — удивился он. — Я вон вообще про тебя забыл…

— Забыл? — спросила она после паузы — её голос упал, а только что улыбавшиеся губы задрожали.

— Ну… Да, забыл, — он смущённо откинул со лба провонявшие сигаретным дымом волосы. — Ну, извини. Я не привык к гостям.

— Ничего, — прошептала она, отворачиваясь. — Я… Я правда домой пойду. Отведите меня, пожалуйста.

— Тьфу, — он досадливо сморщился и взял её за подбородок. — Я тебе с самого начала говорил: во-первых, я плохой, во-вторых — все предают. Но в данном случае я случайно и с непривычки. Зато ты можешь мне отомстить: рассказать всем, где ты была. У меня будут очень крупные неприятности, если захочешь.

— Не хочу, — она попыталась освободиться, но его пальцы держали крепко. — Не надо... Пустите, я не скажу никому. Правда.

— Слушай, — вздохнул он. — Я не имел намерения обижать тебя. Честно. Можешь дуться и дальше, конечно, но, по-моему, это глупо.

— Отведите меня домой, — упрямо повторила она.

И он сдался. В конце концов, ну, правда, на кой ему эта малолетняя дура?

— Ладно, вставай и пошли, — он тоже поднялся — и снова увидел буквально сияющую чистотой комнатку.

Тьфу ты. Как-то это… Совсем по-свински. Нет, ему так не нравится.

— Слушай, — он обернулся и заглянул ей в глаза. — А давай ты просто двинешь меня — а потом мы с тобой поужинаем и подумаем, что делать дальше. Ага?

— Я не умею, — буркнула она, отворачиваясь.

— Бить не умеешь?

— Угу.

— Так я научу… Это легко. Смотри, — он взял её за руку и сжал ту в кулак. — Держи крепко. Держишь? — она кивнула. — И смотри на меня, иначе как ты бить будешь? Теперь прицелься… Куда ты бить будешь?

Она повернулась, посмотрела на него, потом вдруг вырвала руку и, размахнувшись, со всей силы дала ему пощёчину — и заскулила, потому что удар вышел тяжёлый, и больно от него стало не только ему.

Скабиор же охнул и схватился за щёку — нельзя сказать, чтобы это была первая в его жизни пощёчина, полученная от дамы, однако приятнее от этого не стало.

— Мощно, — сказал он, растирая ушибленное место. — Больно тебе? — сочувственно рассмеялся он, беря её руку в свои и растирая в своих ладонях. — Мне больнее, если тебя это утешит… А ты молодец!

— Извини, — пробормотала она очень смущённо. — Я как-то…

— Какой извини? Ты молодец! Так и надо! — он опять засмеялся. — Я тебя потом научу бить так, чтоб самой было не больно… Ну, не так больно. Ну всё, я прощён?

— Наверно, — она вздохнула.

— Я, правда, совсем не привык к гостям. А ты так потрясающе тут всё сделала… Ещё и ужин. Я ещё тот козёл, — признал он.

— Вот да! — кивнула Гвеннит.

— А я даже никакой еды тебе не принёс…

— Я поела, — напомнила она ему, но он возразил:

— Но я-то не знал об этом. И как раз я хочу есть. Хотя у меня, кажется… Погоди. — Он пошарил по карманам и отыскал-таки то, о чём думал: раздобытую и так пока никому из знакомых дам и не подаренную плитку маггловского шоколада. — Вот, держи, — положил он её на стол. Пробовала когда-нибудь?

— Не-ет, — проговорила она с любопытством. — А что это?

— Шоколад. Маггловский. Вкусный.

— Маггловский? — страшно удивилась она, хватая плитку и вертя её в пальцах. — У них тоже есть шоколад?

Он расхохотался, хлопнув себя по бёдрам.

— Да! Представь, у них тоже есть шоколад! Ты вообще маггла когда-нибудь видела?

— Конечно, — немного обиделась девочка. — Они же приходят на Диагон-Элле… их видно — по одежде.

— Ну, понятно. В общем, как оборотней: тех — в Мунго, этих — на Диагон-Элле… ладно, — он поджёг дрова в очаге и поставил греться сковороду. — Я тебя как-нибудь отведу посмотреть на магглов. Настоящих. Однако, что же сказать твоим родителям? Куда ты пропала?

— Можно сказать, что я была у подруги, — предложила девочка.

— У какой? Спросят тебя они. И…

— Я скажу, что не скажу. Я не знаю!

— Скажи лучше, что была в Лондоне — и заблудилась, — подумав, предложил он.

— Где там заблудиться-то можно? — удивилась она. — На Диагон-элле?

— Ты не поняла, — подмигнул он ей. — В маггловском Лондоне. Сейчас я поем — и отведу тебя туда. Погуляем.

Так и сделали — только сперва он и сам оделся, как мог, тепло, и на неё один из своих свитеров надел, а потом ещё и согревающие чары наложил — и только потом аппарировал в один из лондонских переулков. Они бродили по пустым ночным улицам, залитым бледным электрическим светом, Гвеннит восхищалась фасадами дивно подсвеченных зданий, яркими вывесками и огромнейшей ёлкой, возвышающейся на Трафальгарской площади… Она вообще почти всем здесь восхищалась и даже развеселила под конец этим Скабиора.

— Ну вот, — сказал он, наконец, отчаянно зевая, ёжась и пряча подбородок в намотанный на шею яркий шерстяной шарф, — думаю, этого вполне хватит. Главное, не соглашайся на легилименцию и веритасерум — и давай возвращаться. Скажешь, что гуляла с подружками. Надеюсь, твои родители не успели дойти до аврората.

— А можем мы завтра встретиться? — попросила девочка. — Ну, пожалуйста!

— У меня полно дел, — раздражённо ответил он. — Сегодня четверг — можем встретиться в воскресенье.

— Так нескоро? — очень расстроенно и разочарованно проговорила она.

— Будешь ныть — вообще не встретимся. В воскресенье в полдень… Дай подумать, где, — спохватился он. — На мосту слишком холодно и далеко от твоего дома. У вас там рядом есть маггловский городок — автобусом минут десять. Была там когда-нибудь?

— Нет, — она помотала головой. — Но я найду!

— Там есть… Ладно, давай в этот раз на мосту — и я тебе покажу, где будем встречаться в дальнейшем. Если меня не будет минут десять — уходи в тепло и приходи к двум. А потом к четырём. Если меня и в четыре не будет — приходи в полдень в понедельник. Или так — или никак. Подойдёт?

— Да, — кивнула она, даже и не обиженно вроде.


* * *


…Дома Гвеннит ждал скандал. А когда ей запретили отныне вообще выходить на улицу, она, не выдержав справедливых упрёков, расплакалась и зажала уши руками. Мать, разозлившись, подошла к ней и попыталась отвести руки, и от этого прикосновения внутри у Гвеннит что-то вскипело, она вскочила, глухо, по-звериному зарычав — мать отшатнулась, глядя на дочь в ужасе, девочка, увидев этот взгляд, замерла, в испуге зажав ладонями рот, потом потянулась к матери — та отпрянула… И Гвеннит, медленно отступая, сделала несколько маленьких шагов назад, потом развернулась — и убежала в свою крохотную комнатку, которую ей выделили вскоре после того страшного полнолуния. Где и рыдала остаток ночи и уснула, не раздеваясь, только под утро.

Глава опубликована: 03.11.2015
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх