↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Всего иллюстраций: 8
Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 71

Скабиор начал поглядывать на Гвеннит очень странно буквально через неделю после случившегося — всё это время он почти жил в доме Долишей, практически каждую ночь оставаясь спать на диване в гостиной, считаясь при этом то ли гостившим членом семьи, то ли временным постояльцем с правом на свою порцию ужина и с монополией на горячий душ. Всё это время Гвеннит оставалась дома — поскольку ходить она практически не могла, из архива её отпустили до полного выздоровления, то есть до следующей трансформации, и она всё свое время проводила здесь, а Арвид и Скабиор — то по очереди, то на пару — старательно её развлекали.

Когда же минула и вторая неделя после всего этого ужаса, Скабиор как-то утром, дождавшись ухода Арвида на работу, постучал в приоткрытую дверь спальни супругов.

— Входи! — крикнула Гвеннит, только начавшая засыпать вновь, но всё равно обрадовавшаяся ему. Он и вошёл, сел рядом с ней на кровать, взял её на руки, усадил к себе на колени и принялся оценивающе разглядывать. — Ну, что ты? — очень быстро не выдержала она, смущаясь. — Что-то не так?

— Всё так, — проговорил он с загадочной, но очень тёплой улыбкой. — Я не уверен… Давай-ка собирайся — и оправимся с тобой, красавица, в Мунго.

— В Мунго? Зачем? — тут же встревожилась Гвеннит. — С тобой что-то…

— Не со мной, — улыбнулся он. — И не не так. Я думаю, Долишей станет на одного больше. Ты беременна, Гвен — но я так давно наблюдал нечто подобное в последний раз, что лучше проверить.

— Я? — совершенно растерявшись, пролепетала она. — Я… Нет, Крис, я бы знала…

— Совсем недавно, — ласково возразил он. — Я думаю, пару недель от силы. Нам нужно убедиться сейчас — совсем мало времени осталось до начала приёма аконитового. А если я прав, то пить его, вероятно, не следует.

— Почему? — нахмурившись, спросила она.

— Потому что, если память меня не подводит, а ты постараешься вспомнить нелюбимую тобой Гербологию или хотя бы Зелья, аконит, или по-другому, волчья отрава — это яд… Подробнее нужно целителей порасспрашивать. Но я в любом случае не рисковал бы. Я буду с тобой, — успокаивающе пообещал он. — И буду сам его пить. Если что — я тебя сам остановлю. Не бойся. Найдём какое-нибудь место подальше от дома — и не будем брать в руки вообще ничего незнакомого, и в зубы тоже. Не бойся, — повторил он, погладив её по голове.

— Крис, — растерянно проговорила она. — Но я… я совсем не готова и…

— Ты волчица — у тебя материнство в крови, — улыбнулся он. — Ты будешь отличной мамой — я же вижу… и ты тоже увидишь. Со временем. Одевайся, маленькая — идём проверять. Вдруг я всё же ошибся.

Но он не ошибся — о чём Гвеннит и сообщили с улыбкой целители, на удивление спокойно, можно сказать, равнодушно отнёсшиеся что к её хвосту, что к шерсти на некоторых участках тела. Её очень долго и внимательно осматривали — а она бледнела, краснела и мучительно сожалела о том, что Скабиор остался ждать её в коридоре. Наконец, окончательный и уверенный вердикт был вынесен — и она задала тот вопрос, что мучил её сейчас сильнее всего:

— Мне можно будет пить аконитовое?

— Я не советовала бы, — ответила целительница, подумав. — У нас нет точных данных — никто не проводил подобных исследований. Но аконит — это сильный яд, вообще-то, и, поскольку дети не наследуют ликантропию и, соответственно, специфическую, присущую оборотням выносливость, велик риск, что для ребёнка он может оказаться опасен. Я посоветуюсь с коллегами, если хотите…

— Да, спасибо, — благодарно кивнула Гвеннит — но и от собравшегося по поводу ее вопроса консилиума услышала то же: никто ничего не знает, но рисковать было бы неразумно.

Очень расстроенная, она кое-как вышла за дверь — Скабиор тут же взял её на руки, она обняла его, уткнулась лицом в плечо и заплакала.

— Ну, что ты? — Он сел на одну из скамеек вдоль стен и начал тихонько укачивать её, как делал всегда, когда хотел утешить. — Нет ничего страшного… Ты никому не причинишь зла. У нас ещё почти две недели — я подумаю и поищу хорошее место. Не бойся. А хочешь — пойдём поговорим ещё с МакДугалом, — предложил он. — Помню, он говорил, что изучает оборотней… Может быть, он тебя успокоит. Идём?

Она молча кивнула — и он, к немалому её удивлению, отнёс её вниз в помещения морга, говоря что-то успокаивающее и с некоторым удивлением отмечая, что почему-то сейчас вовсе не раздражается от её слёз.

Вердикт МакДугала был более категоричен:

— Да Мерлин вас упаси! — проговорил он, закончив осмотр и в очередной раз подтвердив факт беременности. — Даже не думайте ни про какое аконитовое — погубите ребёнка, что вы. И если даже пробуждающее беременным не назначают, то в таких дозировках взрослого человека аконитом можно, не напрягаясь, убить — а тут я даже предсказать результат не возьмусь. Нет в этом никакой необходимости! — он взял её за руку. — У оборотней беременность всегда протекает довольно легко — и никто из них ничего подобного обычно не делает. У вас же есть место, где переждать трансформацию? — полувопросительно проговорил он.

— Есть… но там… всё это там и случилось, и теперь…

— Ну, а вы не берите больше ничего подобного в руки, — перебил он её. — И потом, ваш муж аврор — уверен, он наверняка придумает что-то, чтобы дополнительно вас обезопасить.

— Он не знает пока, — прошептала Гвеннит, краснея.

— Ну, вот и озадачьте будущего папашу, — улыбнулся МакДугал. — И не переживайте вы так. Всё будет просто отлично. А вот вам, — обратился он к сидящему здесь же Скабиору, — теперь точно придётся привыкнуть к этому зелью — я полагаю, года на полтора минимум.

— Почему на полтора? — с испугом спросила Гвеннит. — Беременность же длится девять месяцев обычно… или у оборотней дольше?

Мужчины расхохотались — Скабиор помотал головой и, обняв её за плечи, чмокнул в щёку:

— Нет, маленькая — но ты же ещё кормить будешь. И всё это время тебе придётся обходиться без аконитового. И что поделать — я согласен, нельзя же двум волкам одновременно разум терять.

…Тем же вечером, едва Арвид ступил из камина в дом, Скабиор весело помахал ему рукой, подмигнул Гвеннит — и нахально аппарировал прямо из гостиной, где они все в тот момент и находились.

— А я решил было, что он у нас тут поселился, — пошутил Арвид, опускаясь на пол к ногам жены и кладя руки и голову ей на колени.

— Ты устал от него? — негромко спросила она.

— Не знаю, — он улыбнулся. — Не то, чтобы… Просто иногда мне хочется побыть только с тобой. Хотя я ему и благодарен за то, что он остаётся с тобою, пока меня нет. Это всё ерунда — я просто устал и ворчу, — он поцеловал её ладонь. — Вы ужинали?

— Нет ещё, но я всё приготовила… Ари, — она глубоко-глубоко вдохнула. — Мне надо тебе что-то сказать. Что-то важное. Очень.

— Что-то произошло? — он поднялся на колени и теперь стоял так рядом с ней, и их глаза теперь были напротив друг друга.

— Ну… да, — она зажмурилась вдруг и выпалила: — Я беременна.

И замерла, не дыша и не открывая глаз — и выдохнула только когда он обнял её и расцеловал, смеясь, и спросил:

— А почему ты выглядишь так, словно произошла катастрофа? Это же здорово, Гвен!

— Ты рад? — она осторожно приоткрыла сперва один глаз — и, увидев его счастливое, сияющее лицо, наконец улыбнулась и решилась-таки на него посмотреть.

— Рад? Да я счастлив! Гвен, — он снова обнял её, поднял и закружил по комнате. — Я так всегда хотел сперва маленького брата или сестру, а потом уже своего карапуза… Ну что ты? — он сел вместе с ней на диван, усадив её к себе на колени.

— Я… мы с Крисом были сегодня в Мунго — он меня и отвёл… Это он первым заметил, — сказала она немного смущённо.

— Он? Каким образом? — удивился Арвид.

— Он сказал, что по запаху… А я сама ничего не чувствую. И мне там сказали, — она снова глубоко-глубоко вздохнула, — в общем, мне всё это время и потом, пока я буду кормить ребёнка, нельзя будет пить аконитовое.

— Значит, не будешь, — пожал он плечами.

— Ты не понимаешь! — воскликнула она почти что в отчаянии. — Никто не понимает: ни ты, ни целители, ни даже Крис! Я же боюсь! Особенно сейчас, после всего этого… Крис обещает найти какое-нибудь другое место — но вдруг кто-то нас выследит и снова захочет сделать что-то плохое…

— Повесим на тебя маячок, — успокаивающе улыбнулся Арвид. — Да и на него тоже, я думаю. И я буду следить по карте всё время — и увижу, если кто-то из вас куда-то сместится. Не бойся.

— Маячок? — переспросила она.

— Ну, конечно. Я, честно сказать, думал уже об этом… Хотя бы на первое время, пока мы все-таки не поймаем того проныру, который нас за нос водит в Бристоле. Ведь кто-то же был там в предыдущие месяцы… я только не знаю, как уговорить Кристиана, — сказал он со вздохом. — Мне кажется, ему эта идея не понравится.

…Он оказался совершенно прав: Скабиору подобное предложение не то, чтобы не понравилось — оно вызвало у него ярость и отвращение, которые очень отчётливо отразились на его лице. Арвид, ничуть этим не удивлённый, тоже сжал зубы, настроенный всё-таки убедить его — так или иначе, и онемел, когда тот процедил сквозь зубы:

— Ладно. Но только, пока это нужно Гвен, — а потом, увидев выражение лица Арвида, хмыкнул и проговорил снисходительно: — Что, не ожидал?

— Нет, — искренне признал Арвид.

— Я тоже, — усмехнулся Скабиор. Подмигнул ему, встал — и ушёл.


* * *


А в аврорате вовсю готовились к грядущему полнолунию. В самый его канун Причард, задержавшись после обычной утренней планёрки в кабинете Поттера, сказал своему героическому, но замученному начальнику:

— Мы тут так все стоим на ушах, что ставлю свой факультетский галстук с пятном — никого не поймаем. Да и не будет там никого — не полный же он идиот! А всю Британию мы охватить не можем.

— Не будет его — будут другие, — невесело улыбнулся Гарри. — Вот на них мы как раз и сосредоточимся. И мозги заодно вправим — а то Артур уже и сам которую ночь не спит, и весь отдел его тоже. Со мной Молли скоро расправится почище, чем с Беллатрикс Лестрейндж.

— Скорей уж отравит, — разумно возразил Причард. — И ей сподручнее — и не раскроет наверняка никто. Ты про этих кретинов с арбалетами, что ли? — старательно удерживая серьёзное выражение лица, спросил он.

— Тебе вот смешно, — посетовал Поттер, — а мне все уши Молли и Джинни про них прожужжали. Не говоря уже о бумажных налетах из кабинета министра — несчастные магглы убеждены, что стойко переживают фестиваль памяти Вильгельма Телля!

Проблема на самом деле была столь же дурацкой, сколь нерешаемой, и представляла собой выросшие, словно грибы после дождя, многочисленные и беспорядочные отряды самообороны, куда, кажется, со всей Британии стекались разного рода бездельники, в большинстве своем нахальные и молодые (хотя попадались и те, кто помнил, как Аберфорт открывал свою забегаловку), которые уже несколько ночей как бродили по окрестностям Бристоля с арбалетами и палочками наголо и бдительно, иногда прерываясь на глоток огневиски, патрулировали их в поисках кровожадного оборотня — а за неимением оного стреляли во всё, что вызывало у них подозрение, под которое прежде всего попадали почему-то дорогие маггловские автомобили. Сотрудники двух департаментом — орлы Артура Уизли из штаба по борьбе с неправомерным применением магии, ликвидаторы случайного волшебства и группа обливиаторов — давно сбились с ног, ликвидируя последствия их излишне активной деятельности, и у последних уже при упоминании Бристоля начинался неприятнейший нервный тик. Однако разогнать этот слёт энтузиастов пока не представлялось возможным: потому что нельзя же запретить свободным английским волшебникам ночные прогулки!

Впрочем, эти патрули вовсе не были единственной головной болью Аврората. Куда больше проблем доставляли, во-первых, регулярно появляющиеся в газетах (и, прежде всего, во всех ипостасях «Пророка») объявления о награде за сведения об оборотне — и буквально завалившая Аврорат письмами бдительная часть населения, которая сообщала, что это именно их сосед, бесспорно, является тем самым «Бристольским оборотнем», ибо оборотень-то он точно, а тут ещё и регулярно, каждое полнолуние пропадает куда-то.

— Действительно, — прокомментировал как-то одно из первых таких посланий Причард. — Ещё и пропадать в полнолуния смеет, скотина блохастая. Нет бы чинно бродить по родной улице да заглядывать к соседям на поздний ужин!

Однако шутки шутками, а в обществе всколыхнулась волна страха и неприязни к оборотням. Поттеру положение дел крайне не нравилось — но, как подсказывал ему опыт, единственное, что можно сделать в столь непростой ситуации, это постараться не допустить самых острых моментов и, по возможности, спокойно позволить событиям идти своим чередом, так как совсем скоро начнутся первые весенние игры чемпионата Британии, и та же самая публика, побросав арбалеты, облачится в цвета любимых команд и будет выяснять отношения уже между собой преимущественно под квиддичными трибунами.

Глава опубликована: 22.12.2015


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 33757 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх