↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 167

Надо сказать, что у многих участников вчерашнего судебного разбирательства утро тоже выдалось нетривиальным. Начиная, конечно, с волчат — которые, едва их оставили, наконец, в покое, стащили с кроватей матрасы и уснули, сложив их на полу рядом и крепко обнявшись. Потому что всё вокруг было чужим и странным, потому что они абсолютно не привыкли жить в доме и в тишине, не слыша и не чувствуя вокруг леса, среди незнакомых и от того пугающих запахов — наконец, потому что оба ещё не пришли в себя после заключения в камерах.

Разбудил их запах готовящейся еды: пахло яичницей — и кофе. Они вскочили и, поскольку, конечно же, спали в одежде (как все и всегда делали в лагере, ибо мало ли, что и почему разбудит тебя, и вполне может быть, что времени одеваться у тебя просто не будет) и по запаху легко отыскали кухню, где их и встретила мадам Монаштейн, которую им велено было звать тётей. Та была совсем непохожа на себя вчерашнюю: в простой светло-сиреневой мантии с белой отделкой, с идеально прямой спиной, она выглядела строгой… и очень опасной. Хотя, похоже, не злой — во всяком случае, «волчата» не чувствовали никакой агрессии, исходящей с её стороны.

— Доброе утро, молодые люди, — сказала она, кивнув им и внимательно их оглядывая. — Вы спали в одежде, как я понимаю?

— Мы всегда спим так, — ответил Хати.

— Доброе утро, тётя, — спокойно сказала в ответ мадам Монаштейн. — Думаю, мы с вами остановимся именно на этом приветствии. И прежде, чем садиться на стол, вам стоит умыться — и переодеться. В спальной одежде за стол не садятся — это не принято. Прошу вас, поторопитесь — я голодна, а яичницу негоже держать долгое время горячей.

— У нас нет здесь других вещей, — сказала Сколь.

— Конечно же, есть, — возразила ей та. — Я не стала стирать их, чтобы не отбивать привычный вам запах — только вычистила и выгладила. Переоденьтесь, пожалуйста — и, я надеюсь, я не ошиблась, предположив, что на завтрак вы предпочтёте овсянке яичницу?

— Почему мы должны переодеваться? — недовольно спросил Хати, оглядывая себя. — Мы чистые.

— Потому что в моём доме так принято, — с лёгкой улыбкой ответила ему миссис Монаштейн. — Есть вещи, в которых спят — а есть те, в которых ходят по дому. И те, в которых выходят на улицу… но их пока что, я полагаю, мы можем объединить со второй категорией. Не всё сразу, — не очень понятно сказала она. — Прошу вас, Сколь, Хати — умойтесь, переоденьтесь и спускайтесь. У нас много дел на сегодня.

— Дел? — переспросила Сколь настороженно.

— Ну конечно, — кивнула ей та. — Мы с вами должны, как следует, подготовиться к ждущему вас процессу — так, чтобы даже старый Огден зарыдал и потребовал вашего немедленного освобождения.

— Тот самый Огден? — совсем по-детски изумился Хати. — Который виски?

— Тот самый, — кивнула пожилая… леди — ибо именно так мадам Монаштейн сейчас и выглядела. — Ты видел его на суде — чуть позже я покажу вам колдографии всех членов Визенгамота, будет полезно, если вы на следующем заседании в случае, если кто-то из них к вам обратится, знали бы, что это за человек и как ему следует отвечать. Но это чуть позже — а сейчас умойтесь, пожалуйста. И причешитесь, — слегка улыбнулась она. — А то складывается впечатление, что вы действительно ночевали в лесу — или были застигнуты ураганом. Пойдёмте, я ещё раз вам покажу, где здесь ванная комната.

* * *

Вейси же сразу по окончанию суда стало существенно легче: прошла так изводившая его тошнота, да и головная боль тоже утихла, и от всего этого остались лишь небольшая тяжесть в затылке, усталость и желание поспать в тёмной и тихой комнате. Однако до конца дня он доработал вполне нормально — тем более, что ставить следящие чары Поттер его не позвал — и после работы аппарировал в Лютный.

В уютный и томительный полумрак «Спинни Серпент».

С его предыдущего визита сюда его запросы в целом не изменились, и мадам поинтересовалась, понравилась ли ему прошлая девушка, и, получив положительный ответ, предложила ему её снова. Он согласился — вполне отдавая себе отчёт в том, что его просто хотят, что называется, подсадить на эту красотку с медными волосами, приучить к ней — с тем, чтобы потом можно было поторговаться и поднять цену. И пусть… он вполне мог позволить себе и это. А женщина была хороша — или, во всяком случае, понятлива и молчалива. А большего ему и не требовалось.

В конце концов, если мадам зарвётся, он просто возьмёт другую.

Аппарировав с ней домой, он, как и в прошлый раз, оставил её в спальне, постоял под душем и, растеревшись докрасна полотенцем, лёг в постель, развернул Идэссу спиной к себе и, прижавшись к ней так, обнял, положив ладонь на её мягкую грудь. Он вовсе не собирался делать с ней что-то, но чувствовать её было очень приятно.

— Спать, — приказал он, закрывая глаза.

И почти мгновенно заснул.

…Она была тёплой, тёплой и мягкой, эта женщина — и спала очень тихо, так тихо, что он совсем не слышал её дыхания, только чувствовал, как мерно движется её грудь. Вейси проснулся под утро — от привычной уже тошноты и головной боли. Полежал, глубоко дыша, потом уже почти механически взял в тумбочке два флакона и залпом проглотил их содержимое, практически не поморщившись от жгучего вкуса одного из зелий. Стало легче — но сон не шёл, и Вейси впал в какую-то странную дрёму, полусон-полуявь, то ли думая, то ли грезя о том, что он делает что-то совсем не то, да и думает не о том: ведь ему уже тридцать пять, а что у него есть? Работа, которую он вроде и не любил никогда, но которая как-то незаметно стала практически его второй сутью, смыслом его жизни… Единственным. Он пошёл в аврорат исключительно потому, что в свое время, выбирая между разведением породистых книззлов (чего хотели бы его родители, видя в нём своего преемника) и ловлей всевозможных мерзавцев (что решительно одобрял его дядя Берти), однозначно склонялся к мерзавцам. Потому что ничего больше у него не было — ему, чтобы просто поспать рядом с женщиной, приходилось её покупать. Но не жениться же ему, в самом деле… что он будет делать с женой? Начнутся бесконечные разговоры, общие дела, её бесконечные родственники, расспросы… Его передёрнуло. Нет уж… всё, чего он хочет, придя домой — тишины. Тишины — и такого вот тёплого сна, и чтобы женщина рядом не задавала ему никаких вопросов, а просто делала то, что ей скажут. И была бы такой вот мягкой и тёплой. И зачем ему такое безвольное безответное существо в роли жены? Да и вообще — зачем бы ему жениться? Есть Шерил, его сестричка — у неё уже двое детей, так что есть, на кого родителям оставить свою ферму… ну и ему тоже, конечно же, есть, кому оставить наследство — племянники его похоронят, когда настанет срок. Зачем ему свои дети?

Он тронул спящую рядом с ним женщину за плечо и, когда она зашевелилась, сказал:

— Поцелуй меня.

Она развернулась и потянулась к его губам — Вейси перевернулся на спину и пояснил:

— Нет. Не губы. Лицо. Легонько.

Она поняла — и коснулась его щеки своими мягкими чувственными губами тихо и нежно. Она целовала и целовала его, и под этими лёгкими поцелуями он начал, наконец, засыпать, ощущая при этом почему-то острую, щемящую грусть.

Он так и заснул — и когда она поняла это, то снова легла рядом с ним, положив голову ему на плечо, и тоже уснула, улыбаясь довольно и благодарно.

* * *

В пятницу днём Скабиор получил письмо от Ллеувеллина-Джонса, коротко просившего его срочно навестить мадам Монаштейн. Занервничав — ибо, что могло снова случиться?! — Скабиор почти тут же и аппарировал прямо в прихожую, где едва не столкнулся с только что прибывшим О’Харой. Ллеувеллин-Джонс и хозяйка дома уже ждали их в гостиной, где на столе был накрыт чай с лимонным свежевыпеченным печеньем.

— Итак, — начал Ллеувеллин-Джонс, когда все расселись, — я принёс некоторые новости. Вероятная сумма штрафа, который взыщет с обвиняемых министерство — не принимая в учёт возмещение ущерба мистеру Белби — стараниями транспортников существенно подросла.

— А эти-то тут при чём? — удивлённо спросил Скабиор, выпавший из реальности при показаниях чиновников министерства от обилия канцеляризмов.

— Ну как же, — терпеливо пояснил Ллеувеллин-Джонс. — Пыль Игнатии создаёт серьёзные помехи при аппарации и при использовании порталов — а от факта её использования нашим подопечным отвертеться никак не получится. Согласно протоколу осмотра целителем, они в ней по уши были. А «Пыль» для Департамента Транспорта больная тема — так сказать, один шаг до летучего пороха, а монополию на него у нас защищают, не считаясь со средствами. Два сикля за ковшик на протяжении последних ста лет многим стоили крови, не говоря уже о тех, кто вылетел в трубу в прямом смысле этого слова. Так что пора бы начинать уже собирать деньги — и, полагаю, надо бы понять, какой суммой мы располагаем и кто сколько готов, так сказать, пожертвовать. И должен напомнить, — добавил он с едва заметной усмешкой, — что мы уже и так достаточно крупно вложились в это дело — так что вопрос, на чьи плечи падает выплата оставшейся суммы, остаётся открытым. Мы готовы и впредь заниматься юридическим сопровождением — но вкладываться финансово мы больше не можем. Во всяком случае, — добавил он, — в одиночку. Нам нужно решить, как делить оставшуюся сумму — возможно, мы сможем добавить то, что останется, но основная тяжесть выплат всё же должна лежать не на нас.

— И сколько там? — даже не пытаясь делать вид, что ему всё равно, спросил Скабиор.

— Точную сумму определит суд — но, полагаю, выйдет не меньше пяти-шести тысяч: зависит от того, что там наутро ждали у Белби, насколько тяжелы были бы последствия от неправильного срабатывания портала и сколько транспортники убили времени, устраняя последствия. И, конечно же, еще был сам портал, которым ушли сообщники. Изготовление на детишек после взрывопотама не повесят, конечно, но вот использование…

— Ясно, — мрачно кивнул Скабиор.

Шести! А добавить к ним возмещение ущерба этому Белби… Откуда у стаи такие деньги? Даже если они продадут всё, что украли — и отдадут эти деньги на штраф, во что Скабиор ни секунды не верил, нужная сумма всё равно не наберётся и близко. Ему самому деньги взять негде: даже если он сядет играть, в знакомых ему местах такой суммы не выиграть, а в незнакомых он рисковать не станет.

И что делать?

— Для вас у меня, кстати, хорошие новости, — сказал тем временем Ллеувеллин-Джонс. — Наш с вами общий друг просил передать вам, что благополучно получил всё, и теперь будет рад видеть вас просто на дружеское чаепитие. Как-нибудь, когда у вас будет время.

Свободен, значит…

Странно, но это известие практически не вызвало у Скабиора эмоций — сейчас его куда больше заботил вопрос о том, откуда взять деньги. Потому что, иначе получится, что МакТавиш-то получил свой ящик — а волчата так и остались за решёткой. Ведь так же? Или?

— Что будет, если они не смогут выплатить весь штраф сразу? — спросил он.

— Боюсь, — без эмоций проговорил Ллеувеллин-Джонс, — в этом случае до окончания выплат они останутся в Азкабане — срок подобного заключения будет определён тем же судом. Однако применить к ним веритасерум и легилименцию будет по-прежнему невозможно без согласия опекуна, — добавил он успокаивающе, — и мы, конечно же, позаботимся о том, чтобы они и в тюрьме получали бы аконитовое.

— Это отлично, — вяло кивнул Скабиор. — Ладно… я понял. Есть ещё что-нибудь, что мне положено знать? Или это всё, и я могу быть свободен?

— Это всё, — сказал Ллеувеллин-Джонс.

— Я зайду к ним, — сказал Скабиор, вставая, — и скоро уйду. Дела.

Простившись с присутствующими, он прошёл в комнату «волчат» — и, постучав, заглянул туда. Те сидели за письменными столами и что-то… писали. Даже со спины было видно, что даётся им это с трудом: позы у обоих были весьма напряжённые. Они были настолько сосредоточены, что не услышали и не почувствовали его — и вздрогнули, когда он, войдя, подошёл совсем близко и негромко сказал:

— Добрый день. Я на минуту буквально.

Подростки обернулись — почти синхронно — и Скабиор увидел лежащие перед ними прописи, очень похожие на те, по которым учился писать он сам.

— Здорово, — сказал он им, очень искренне улыбнувшись. — Вот это я называю серьёзным подходом к делу.

— Здесь всё равно больше нечем заняться, — дёрнул плечом Хати — а Сколь улыбнулась.

— Правильно, — кивнул Скабиор. — Так и надо. Время нужно использовать с толком. Я заглянул узнать, как дела — но, вижу, вы вполне адаптировались?

— Здесь неплохо, — ответила ему Сколь. — И эта женщина… она сильная.

— О да, — заулыбался Скабиор несколько хищно. — Ещё какая… рад видеть, что вы оценили. Это не совсем та сила, к которой вы привыкли…

— Как сказать, — пробурчал Хати — а Сколь, рассмеявшись, немедленно выдала брата:

— Хати уже попробовал её магию, когда чуть было не влез руками в кастрюлю.

— Да что такого-то? — огрызнулся тот. — Я просто есть хотел — а там был цыплёнок…

— Надеюсь, мадам привьёт вам обоим хоть сколько-нибудь приличные манеры, — весело сказал Скабиор. — Ну, до встречи. Я зайду ещё — и не раз.

— Вы увидите наших? — с надеждой спросила его Сколь.

— Возможно… передать что-нибудь?

— Просто… скажите им просто спасибо, — попросила она.

А Хати молча кивнул.

Глава опубликована: 07.03.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34399 (показать все)
🤭🤭🤭
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
fialka_luna Онлайн
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
fialka_luna Онлайн
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Whirlwind Owl Онлайн
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
fialka_luna Онлайн
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Уииии! ))) Как это приятно! )) Спасибо вам!)
Elegant
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Я так рада этому. )) Так здорово !)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх