↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 90

Гвеннит открыла дверь — и замерла на пороге, мгновенно выхватив палочку и наведя её ему прямо в грудь.

— Убирайтесь, — проговорила она, загораживая собою дверной проём.

— Я пришёл с миром, — ответил он. — И с предложением. Выслушайте меня.

— Крис! — закричала она слегка истерично и очень громко. — Крис, иди сюда! Скорее!

Тот, конечно, пришёл — сразу же, нарисовался у неё за спиной, улыбнулся в омерзительной своей манере, слегка склонив голову набок, тоже вытащил палочку и сказал почти ласково:

— Иди в дом, Гвен. Зима. Замёрзнешь.

— Выслушайте меня! — потребовал Долиш, уже понимая, что никакого разговора не будет.

— Говорите, — кивнул Скабиор, снимая с вешалки голубое пальто и накидывая его молодой женщине на плечи.

— Оставьте нас, — почти попросил его Джон.

— Он останется, — отрезала его невестка. — Или так — или никак.

Джон кивнул. Пусть останется… что же. Пожалуй, ведь и поддержит его… да, может, так даже лучше.

— Говорите — и покороче. Я слушаю, — она завернулась в пальто, опустив палочку — ей хватало, по-видимому, наведённой на свёкра палочки Скабиора.

Плевать…

— Я пришёл с предложением, — повторил Долиш. — Вы остались теперь одна с ребёнком… вам это и тяжело, и будет мешать. Вам нужно жизнь устраивать… в общем… отдайте его нам на воспитание, — выдохнул он, наконец. — Вы будете, конечно, видеть его, когда захотите…

— Вот спасибо, — издевательски рассмеялась она. — Какая щедрость — Крис, ты слышал! Они даже готовы позволить мне видеться с собственным сыном! Вы с ума сошли? — резко сказала она, вмиг перестав смеяться. — Не знаю уж, как это принято у вас, у людей, а мы, волки, своих детей не бросаем, — она скрестила на груди руки, глядя на него с яростью и бесконечным презрением. — Это наш сын — мой и Арвида.

— Он не вернётся, — у Джона не хватило сил выговорить имя своего сына. — Я знаю, что такое «безвестно пропал». Он мёртв, мис… сис… Долиш, — он всё-таки выговорил это. Назвал её так. Пусть… это ведь сейчас её имя. Ничего… ничего. Ненадолго. Конечно же, ненадолго — она наверняка вот-вот отыщет себе нового мужа…

— Мне плевать, кто и что говорит по этому поводу, — услышал он звенящий слезами и яростью голос. Посмотрел на неё — и замер, поняв вдруг, что же нашёл в ней его сын такого, что оставил свой дом, бросил всё, предпочёл одержимое тварью, безвольное, не контролирующее себя существо любой человеческой девушке… Джон не помнил, чтобы кто-то когда-нибудь вот так глядел на него самого. Любовь — и нерассуждающая, абсолютная преданность. — Арвид вернётся, — продолжала она. — А я буду ждать его — столько, сколько придётся. Я не знаю, как люди, — добавила она с нервным смешком, — а мы, волки, существа моногамные. И я буду просто ждать своего мужа — вместе с нашим сыном. А теперь убирайтесь отсюда и не смейте никогда сюда приходить, — она отступила назад так резко, что едва не сбила с ног своего… кто он ей? Джон давно уже выяснил, что никакой не любовник — названный отец, воспитатель, друг, кто?! Потом Гвеннит вдруг снова шагнула вперёд и, глядя Джону прямо в глаза, сказала: — И я не одна. У нашего сына есть крёстный — вот он, — она отступила в сторону и указала на стоящего сразу за её спиной Скабиора.

Дверь захлопнулась.

И он не решился постучать в неё вновь.

И не знал, что за закрывшейся дверью Гвеннит разрыдалась, прижавшись к Скабиору и уткнувшись ему в плечо, а он обнимал её, гладил по волосам, по вздрагивающим плечам и на сей раз даже не думал поминать никакую Святую Моргану.

А потом тихо взял её на руки и, сбросив пальто с её плеч прямо на пол, отнёс Гвеннит в комнату, уложил на кровать, а затем лёг рядом сам, взяв её на руки, словно младенцем была здесь она, и долго-долго укачивал, пока она не устала и не уснула.

Скабиор же так и сидел с ней на руках — и вспоминал, как она… даже не попросила — просто сказала ему об этом, когда малышу едва исполнилась неделя от роду.

— Я хочу поскорее устроить крестины, — сообщила Гвеннит ему как-то утром.(1)

— Да можно уже, — кивнул он. — А кто крёстная? Или крёстный?

— Ты, конечно, — слегка удивлённо проговорила она. — Давай тогда послезавтра? Ты сможешь договориться?

— Я? — растерянно переспросил он.

— Я просто не знаю никого, кто мог бы устроить всё, как положено, — улыбнулась Гвеннит, неверно истолковав его замешательство. — А ты наверняка знаешь. Знаешь же?

— Да, — кивнул он отстранённо. — Да, знаю…

— Что ты, Крис? — она протянула к нему руку. — Что-то не так?

— Я… Нет. Ты… уверена? — спросил он, очень странно на неё глядя. — Я же… не лучший крёстный, которого можно придумать.

На самом деле, она совершенно потрясла его, почти оглушив этим своим почти мимолётным «ты, конечно». Потому что это ведь было совершенно немыслимо — ну какой из него крёстный? Святая Моргана, чем она думает? На кой малышу подобное счастье — чему он сможет его научить? Воровать?

И потом, одно дело — Гвен. Она всегда была… ну, просто была. Вроде как рядом — и он всегда мог пожать плечами и сказать, что он просто немного помог ей, но вообще, это её жизнь и пусть делает, что захочет. А крёстный — это совсем другое… крёстный — это ведь очень серьёзно, и это ведь навсегда. И тут не отмахнёшься уже и не скажешь — мне нет до него дела, это чужой детёныш, потому что он уже будет твоим, по-настоящему, даже перед этими важными шишками из Визенгамота, которые никогда и ничего уже с этим не смогут поделать. Это Гвен он никто — а став крёстным отцом этому мальчику, он навсегда будет с ним связан, и никто никогда не сумеет разорвать эту связь.

И это было чудесно и страшно одновременно.

— Конечно, уверена, — удивлённо сказала Гвеннит. — Кто ещё это может быть? Крис… ты не хочешь? — спросила она упавшим голосом.

— Что ты, маленькая, — покачал он головой, беря её руку и сжимая в своих. — Как я могу не хотеть? Я просто… не ожидал.

— Ты боишься? — вдруг спросила она, улыбнувшись удивительно взросло и, притянув его к себе, прижала к груди его голову. И он прошептал едва слышно:

— Да. Боюсь.

— Ты будешь лучшим крёстным отцом на свете, — мягко проговорила она. — Как был и всегда будешь лучшим на свете названным отцом для меня. Лучше, чем мой родной, — сказала она и поцеловала его в макушку.

Они тогда долго сидели так — а потом Гвеннит пошла возиться с новорождённым, а Скабиор отправился на поиски человека, который согласился бы провести обряд и уладить формальности у них дома.

…А Джон Долиш тогда ушёл просто бродить — и сам не заметил, как дошёл пешком почти до Лондона. Он вернулся домой совсем ночью — и сидел сейчас в своём пустом, украшенным к рождеству доме, в котором грядущий праздник выглядел неуместно и неестественно.


* * *


А утром он вновь пошёл к ней.

В доме уже не спали: в окнах виднелся свет, а на нападавшем за ночь на крыльцо снеге остались подтаявшие ведущие к двери следы — значит, там были гости (дни перед Рождеством — конечно, у них были гости), ибо следов было много. Джон долго-долго стоял — и дождался, когда дверь распахнулась, и на крыльцо высыпала ватага девушек — подружек Гвеннит. Они громко прощались, чирикая, будто стая воробушков, а потом аппарировали прямо с порога.

И тогда Гвеннит увидела Джона. Её только что радостное, смеющееся лицо будто окаменело, она сжала губы, и он подумал, что она сейчас снова позовёт своего телохранителя — но нет.

— Зачем вы снова пришли? — спросила она, доставая палочку и поднимая её. Девочка, да если б я захотел, ты бы и моргнуть не успела, не то, что заклинанье сказать…

— Попросить вас, — с неожиданной даже для себя хрипотой проговорил он.

— Я уже вам ответила — я…

— Не о том, — перебил он. — Я хочу посмотреть на внука. Просто увидеть. Пожалуйста.

— Я вас к нему близко не подпущу, — она снова сощурилась — а он, глядя на неё, не мог не вспоминать, каким стал её взгляд, когда она говорила о его сыне.

— Он ведь мой внук, — беспомощно проговорил Джон. — Я даже не видел его…

— И не увидите, — она глубоко и громко вздохнула. — Вы правда думаете, что я подпущу к сыну человека, который полагает его мать животным? Существом, тварью — кем угодно, но не человеком? Вы ведь именно так думаете про меня, — она поглядела ему прямо в глаза, — я помню. Я, мистер Долиш, отлично помню, как мы познакомились с вами — так вот, мне хватило. И если я для вас тварь — то я и вести себя буду так же, — она вздёрнула подбородок. — Вы сами от нас отказались — и теперь не приближайтесь ко мне и моему сыну, иначе я скажу мистеру Поттеру, что вы преследуете нас. И он мне поверит, — она развернулась и громко хлопнула дверью.

А он остался — и, постояв, устало сел на грязные от растоптанного снега ступеньки. Не из желания продемонстрировать что-то — просто от усталости и всеобъемлющей безысходности. Потому что он вполне понимал её и даже был с ней согласен: он бы и сам на её месте не подпустил себя к мальчику.

— Зря ты, — сказал Скабиор, подходя к стоящей у закрытой двери Гвеннит.

— Зря?! — тут же взвилась та.

— Зря, — преспокойно кивнул он, останавливаясь рядом с ней. — Он же его дед.

— Ты забыл, что он сделал со мной? — почти в голос закричала она, смахивая набежавшие на глаза слёзы. — Забыл, в каком состоянии я тогда едва смогла до тебя добраться?!

— Я помню, — серьёзно кивнул он. — Объяснить?

— Да! — она вновь стёрла слёзы и вдруг очень устало прислонилась к нему. Скабиор её обнял и привычно и ласково погладил по голове. — Ты серьёзный, — сказала она, обнимая его. — Почему?

— Потому что разговор такой, — вздохнул он, тоже её обнимая. — Пойдём.

Он увёл её в спальню и усадил на кровать — сел рядом сам, обнял за плечи, прижал к себе, задумчиво глядя на спящего в зачарованной детской кроватке младенца.

— Понимаешь, маленькая, — заговорил он. — Я стоял — что вчера, что сегодня — и смотрел на него. И видел старого, намного старше меня человека, совсем сломленного и, в общем-то, еле уже живого. И думал, что же должно было с ним произойти, чтобы он сам решился к тебе прийти — и просить. Представь, Гвен — как это, потерять его, — Скабиор кивнул на спящего ребёнка, и она дёрнулась и замотала, зажмурившись, головой, прошептав с мукой:

— Нет… даже не говори такого, не смей!

— Прости, маленькая, — грустно проговорил он, целуя её в висок. — Но по-другому ты, наверное, не поймёшь. А надо. Потому что у тебя под дверью сидит твой поверженный враг, и можно его там оставить — и тогда он, я думаю, тихо умрёт через год или два, потому что я видел у него в глазах то, что притягивает к людям старуху с косой, словно мух липкие капли мёда — но что ты тогда скажешь мужу, когда он вернётся?

— Они не общаются, — прошептала Гвеннит.

— Не общались, — поправил Скабиор. — Но, когда он вернётся и узнает, что его отец приходил сюда с миром, а ты его выгнала — как ты думаешь, легко ему будет жить потом с этим?

— Я не хочу его видеть, — заплакала Гвеннит. — Мне противно… Я злюсь… и… и мне страшно, — добавила она совсем шёпотом. — Я до сих пор боюсь его, Крис.

— Здесь же я, — возразил он. — Хочешь — я сам отнесу Криса в гостиную, впущу твоего свёкра и туда провожу? И постою рядом. Недолго. Пусть посмотрит на внука.

— Хочу, — вздохнула она и стиснула его руку. — Но так будет неправильно… И ты… ты прав… прав, наверное: Арвид впустил бы его, если бы он пришёл так… ладно, — она судорожно вздохнула и вытерла слёзы. Обернулась к нему лицом, спросила: — Видно, что я плакала, да?

— Да, — он кивнул. — Но я подозреваю, что ему сейчас будет без разницы.

— Наверное, — она встала и попросила его: — Я переоденусь пока — а ты отлевитируй кроватку в гостиную, ладно?

— Умница, — он улыбнулся очень довольно, тоже встал и занялся кроваткой.


1) Подразумевается не религиозное действо, а сохранившаяся и видоизменившаяся после принятия Статута традиция, имеющая в Волшебной Британии юридическую силу: например, Сириус Блэк, как крестный имел право подписывать для Гарри разрешение на посещение Хогсмида

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 08.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34399 (показать все)
🤭🤭🤭
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
fialka_luna Онлайн
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
fialka_luna Онлайн
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
fialka_luna Онлайн
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Уииии! ))) Как это приятно! )) Спасибо вам!)
Elegant
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Я так рада этому. )) Так здорово !)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх