↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 264

Гельдерик и два десятка волков — всё, что осталось от стаи — передавали по кругу пятничный выпуск «Пророка», на страницах которого рассказывалось о прошедшем слушании крайне скупо, и более-менее подробно были даны лишь тексты приговоров. Пятнадцать лет… Прочитав это, Гельдерик молча ушёл бродить — и думать. Всё, в общем-то, было правильно — и окажись он на месте Нидгара, он поступил бы точно так же, взял бы на себя всё, что мог, чтобы прикрыть остальных… и сейчас Гельдерик пытался разобраться в своих чувствах и мыслях по поводу произошедшего. Хотя он сочувствовал Нидгару и искренне сожалел, что ближайшие пятнадцать лет тот проведёт в каменном мешке, однако с лёгкостью признался себе, что собственное положение устраивает его много больше. Да, если бы он мог помочь Ниду — он бы помог, но сейчас он должен постараться хотя бы дожить до его возвращения и отдать ему причитающуюся часть добычи — и все же оставаться свободным Гельдерик определённо был рад.

А ещё он был рад, рад и горд остаться, наконец-то, единственным вожаком в стае. Потому что дело явно к этому шло, ибо Нидгар сидел, а Хадрат… С ней происходило что-то совершенно Гельдерику непонятное, однако устраивающее его полностью: она ходила злой, особенно по утрам, и от неё почти постоянно пахло спиртным. Гельдерик честно попытался один раз побеседовать с ней, сказав, что понимает, насколько ей тяжело быть единственной спасшейся от авроров, и что вины её в этом нет никакой, и каждый признаёт это. Но, когда разговор не возымел никакого эффекта и тем же вечером он снова обнаружил её спящей в палатке и уловил отчетливый сивушный дух, Гельдерик просто пожал плечами и с этого момента перестал воспринимать Хадрат равной себе.

Самой Хадрат было не до того. Ей было стыдно, каждое мгновенье обжигающе стыдно за то, как Гельдерик и остальные её нашли: полуживую, вонючую, грязную, валявшуюся под кустом, будто старая тряпичная кукла с глупым фарфоровым лицом и пошлыми красными ленточками в льняных волосах… Она видела — или ей так казалось — насмешливые взгляды, которыми её встречали и провожали теперь волчата, те самые, которые ещё несколько дней назад если и не уважали её, то уж точно боялись. А теперь в их глазах плясала насмешка, и хотя они пока по-прежнему готовы были ей подчиняться, или делали вид, она-то знала… Но придраться ей было не к чему — и к вечеру Хадрат обычно так уставала от этих переглядываний у себя за спиной и от постоянной необходимости за всем и за всеми следить, что не могла уже нормально ни есть, ни спать — и чтобы заснуть и хотя бы на время расслабиться, позволяла себе пару глотков самогона, которого у них оказалось с запасом. Выпив, она, по крайней мере, засыпала быстро и крепко — уж это право она заслужила точно.

Она видела, разумеется, что Гельдерик перестал с ней советоваться — не было больше по утрам советов, на которых они прежде впятером, а после изгнания Эбигейл — втроём решали, кто чем сегодня займётся, да и просто всё больше вопросов Гельдерик решал один, по мере поступления: сам, за ее спиной, встретился со Скабиором, просто поставив их всех в известность об этом, причём постфактум, сам теперь встречался с людьми МакТавиша — и хотя формально при этом лагерь он оставлял на неё, Хадрат понимала, что он делает это, скорей, потому, что не хочет её присутствия на переговорах. Так же он когда-то поступал с Эбигейл… Хадрат видела сов, постоянно летающих к Гельдерику, однако даже на прямые вопросы о том, с кем и о чём он переписывается, он отделывался общими фразами, и одно это было уже унизительно. Это всё приводило её в бешенство — но, опять же, она не представляла, какие претензии сможет ему выдвинуть и что ответит, если он ей напомнит о её позоре. Поэтому она молчала, всё больше замыкаясь в себе — и, фактически, всё больше утрачивая авторитет и свою власть над стаей.

А ещё рядом с Гельдериком теперь постоянно крутилась Джейд — вот кого бы Хадрат с удовольствием увидела за решёткой! Но девчонки, увы, не было в тот день в лагере — она спаслась, и теперь явно претендовала на то, чтобы тем или иным способом свой статус повысить. А Гельдерик, словно мальчишка, вёлся — пока что на её красоту и то самое место, которым женщина, особенно такая смазливая, как эта дрянь, недостойная быть волчицей, легко могла приручить любого мужчину.

Впрочем, Хадрат вовсе не собиралась сдаваться. Она каждый вечер расставляла посты и каждое утро, проснувшись, шла проверять их, не обращая внимания на тяжесть и гул в своей голове, она вникала во все происходящие в лагере мелочи… и её слушались, и даже вроде бы прощали её далеко не всегда уместные срывы. Нет — те, кто ожидает, что она сломается — не дождутся. Она ещё покажет всем им и отыграет назад все утраченные позиции!

А лагерь тем временем продолжал жить почти обычной жизнью — разве что в нём теперь воцарилось уныние. Хотя они оставались до сих пор на свободе и даже в розыск объявлены не были — за одним исключением — покидали лагерь исключительно по делу и небольшими группами, строго оговаривая при этом время своего возвращения. Они потеряли большую часть похищенного, потеряли палатки, потеряли даже большую часть личных вещей… Фактически, всё нужно было начинать заново, практически с нуля. Суд над Нидгаром и остальными проходил как раз, когда обустройство лагеря было закончено — и уже через день в «Пророке» в рубрике «Внимание! Розыск!» появилась крупная фотография Джейд и её подробное описание. Гельдерик, конечно же, запретил ей вообще покидать лагерь, и это особое положение только поспособствовало популярности Джейд.

А утром в воскресенье Гельдерика разбудила сова, после чего он встал, быстро собрался, довольно грубо растолкал крепко спящую Хадрат и сообщил ей, что оставляет на неё лагерь и, больше никому ничего не пояснив, ушёл.

Вернулся он ближе к полудню — и, объявив общий сбор, сказал:

— Я думаю, пришло время обсудить сложившуюся ситуацию и решить, что следует делать стае.

В толпе зашумели. Кто-то из недавно вернувшихся с охоты четверых волков — в ещё перемазанной грязью одежде они были похожи друг на друга, как близнецы — пробурчал:

— А что обсуждать? Она от этого исправится, что ли?

Хадрат яростно зыркнула на них, но ничего говорить не стала, тут же переведя возмущённый взгляд на невысокую плотную женщину с коротко остриженными светлыми волосами, которая громко шепнула своей высокой худой соседке в слишком большой и длинной потрепанной коричневой куртке:

— Давно пора. Сидим тут — и непонятно, что с нами со всеми будет!

Та ей не ответила, только плечом дёрнула, и белобрысая переключилась на другую соседку, постарше и явно более разговорчивую:

— Может, хоть новости какие-нибудь хорошие узнаем…

— Нидгара больше нет с нами, — заговорил Гельдерик, перекрывая своим мощным голосом поднявшийся шум, — и судьба тех, кто попался с ним, решена также. Мы потеряли тринадцать человек, и с этим уже нечего не поделаешь — что ж, давайте подведём итоги. Начнём с хорошего, — сказал он не слишком-то весело. — Из хороших новостей — у нас осталось некоторое количество золота — если я правильно подсчитал, что-то около шестисот галеонов чистыми, остальное в виде ингредиентов и зелий.

— Немного, — прокомментировал парень в пятнистой серо-зелёной курке.

— Но лучше, чем ничего, — возразила ему та самая плотная, коротко стриженая блондинка.

— Верно, — поддержал её Гельдерик и спросил: — Что у нас с продовольствием?

— Заканчивается, — мрачновато отозвалась Хадрат. — Сегодня опять с охоты вернулись почти ни с чем, — добавила она очень сердито.

— Весна же! — защищаясь, недовольно ответил один из охотников, мужчина лет тридцати с широким шрамом на лбу. — Весной охота всегда паршивая.

— Бёру это, помнится, не мешало, — уколола его Хадрат.

— В общем, — вступил Гельдерик, — продовольствие надо уже закупать.

— Нужно, — хмыкнул тощий сутулый парень с широкими мозолистыми ладонями. — Только осторожно. Те, с кем мы прежде имели дело, ведут себя подозрительно.

— Что у нас с целебными зельями? — обратился Гельдерик к женщине лет тридцати, чьи рыжеватые волосы были заплетены в тугую короткую косу, а покрытое веснушками лицо пересекало два длинных и узких шрама.

— Почти закончились, — сообщила она. — Аптечки пусты — зелья нужно или закупать, или добывать. Сами мы ничего тут не сварим — ингредиенты в схронах совсем из другой категории, их на продажу только.

— Да у нас даже сменной одежды нет! — выкрикнул плотный широкоплечий парень в синей куртке.

— И пусть аврорам жмут наши сапоги! — подхватил ещё один из охотников.

Шутка слегка разрядила атмосферу, заставив всех рассмеяться, но Гельдерик быстро погасил это ненужное сейчас веселье:

— Подведу итог. Зелий нет, одежды нет, еды нет… есть немного золота — но Лютный для нас надолго закрыт…

— В Уэльсе остались связи, — напомнила рыжая.

— И кто туда сунется? — оборвала её Хадрат. — Может, ты пойдёшь? Тоже в Азкабан захотела?

— Рисковать сейчас глупо, — согласился Гельдерик. — И, полагаю, что никто этого не захочет. А приказывать подобные вещи в данной ситуации я полагаю неверным.

Он замолчал, пристально и тяжело на них глядя. Молчали и остальные — и когда в тишине, наконец-то, раздался вопрос:

— И что делать?

Гельдерик, помолчав ещё пару секунд, ответил:

— Когда в лесу становится не на кого охотиться — волки не разрывают мышиные норы, а снимаются с места и ищут другие угодья. Этот лес и эти места не могут ничего больше нам дать. Мы лишились того, что строили столько лет. Лишились источника золота — после случившегося карги с нами дела иметь не будут, и о зельях, которые заливают себе в глотки эти ублюдки с палочками, можно забыть. У нас больше нет подконтрольных лавок — сейчас любой, к кому мы сунемся, просто сообщит о нас в аврорат. Мы сгниём в этих лесах или же превратимся в мелких бандитов — не такого будущего я хотел бы для стаи. Я полагаю, пришло время сняться с места и посмотреть мир. Я получил предложение от МакТавиша, — Хадрат, услышав это имя, только фыркнула презрительно, хотя на самом деле её это задело. Значит, он уже не «мистер Чайник»? У него теперь появилось имя… а её даже в известность ни о чём заранее не поставили! — Мы можем принять его или отвергнуть — но я полагаю, что это отличный шанс. У МакТавиша есть для нас дело — и я полагаю, что нам стоит за него взяться. Пройдёт год, может, два — нас тут забудут, и мы вернёмся, с новым опытом, новыми связями и новыми силами. Я не считаю себя вправе принимать подобное решение в одиночку — и выношу это предложение на голосование. Кто со мной? — спросил он.

Глава опубликована: 09.06.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх