↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 165

По окончанию слушания путь обвиняемых, миссис Монаштейн, Скабиора и мистера О’Хары лежал в Департамент магического правопорядка — подписывать обязательство о том, что Сколь и Хати никуда не исчезнут. Ллеувеллин-Джонс же незаметно куда-то делся — и, поскольку миссис Монаштейн упрямо не замечала этого факта, Скабиор рассудил, что и его это волновать не должно. Так что он просто шёл сразу следом за держащими «тётушку» под руки «волчатами», готовясь, при необходимости, перехватить их или одёрнуть.

Поттер с коллегами шли следом — собственно, путь у них всех был один: к лифтам. Где они и столкнулись с частью судей — уже сменивших свои официальные сливовые мантии на обычную одежду. И, пока ждали, услышали кусок разговора между Харкиссом и Огденом, который говорил своему, вероятно, приятелю довольно рассерженно:

— …представить мерзко, что из них вырастет! Ещё подростки — а бандиты хуже пресловутых егерей же!

— Вот именно поэтому я так и голосовал, — не менее раздражённо ответил ему Харкисс. — Может, ещё не поздно.

— Какой там не поздно? — возмутился Огден. — Чуть два десятка человек не положили!

— Детям надо давать шанс, Огден, — назидательно проговорил Харкисс, поднимая вверх сухой указательный палец с толстым желтоватым ногтем. — Иначе потом они вырастут — и пойдут воровать уже по-крупному или прибьются, к кому не надо... Стоит ли мне напоминать о… Сейчас-то они пока что никто — так, детвора на побегушках. Зачем своими руками растить воров и убийц?

— Второй ша-анс?! — возмутился Огден. — Да что они могут?! Пятнадцать лет девке — а у неё взрывопотам на единорога похож! — буквально выплюнул он.

— Как мне ни странно это говорить, — усмехнулся Харкисс, — но даже магглы эту проблему решают — и будь то малолетний преступник или умственно отсталый ребёнок, у него есть возможность выучиться и заняться делом, на которое хватит его способностей. И если уж даже магглы…

Но тут двери лифта, заскрежетав, открылись, и продолжения разговора Гарри не услышал — потому что один он за ними пойти не мог, а ещё семь человек в лифт бы просто не поместились.

…Наконец, когда все формальности в Департаменте магического правопорядка были завершены, настало время отправляться «домой» — туда, где «волчата» должны были провести всё оставшееся до суда время. Добирались, конечно, камином — и вышли в маленькой, чистенькой и очень скромной гостиной со сплетённым из разноцветных узеньких полосок ткани большим ковром, старой, выцветшей мебелью и занимающими две стены книжными полками. Сам домик — маленький, слегка покосившийся, очень простой и скромный, выглядел точь-в-точь так, как должен выглядеть дом бедной, но честной женщины: от потёртого, но чистого половичка у двери до аккуратно заштопанных занавесок и выскобленного до блеска старого дощатого пола. Главный Аврор Гарри Поттер и его заместитель Робардс лично взялись за установку следящих чар и накладывали их на дом снаружи (а также на прилагавшийся к нему участок с большим огородом). В это время миссис Монаштейн со Скабиором быстро провели волчатам экскурсию по внутреннему устройству дома, показав им их комнату — разделённую пополам чистенькой застиранной занавеской, просто парящей в воздухе. Та делила и так небольшое помещение надвое, точно так же деля и окно — и каждая половинка была обставлена одинаково и, в общем-то, скудно: узкие деревянные кровати с лоскутными разноцветными покрывалами, небольшие шкафы, по стулу и маленькому столу у окна… На стенах висели постеры с «Вещими сестричками», и порядок в комнатках царил вовсе не идеальный: часть одежды висела на стульях или лежала на кроватях, створки одного из шкафов были закрыты неплотно, на столах у окна стояли пустые уже чашки…

И одежда, и чашки принадлежали Сколь и Хати — и те, немедленно опознав их, сперва рванулись к своим вещам, а потом обернулись и настороженно и вопросительно посмотрели на Скабиора.

— Вы здесь живёте, — напомнил он им. — С остальным потом разберёмся — сейчас надо доиграть роль для авроров. Я всё объясню, когда они уйдут.

— Когда мы вернёмся в лагерь? — упрямо и мрачно спросил Хати.

— Не сегодня, — расплывчато и абсолютно честно сказал Скабиор и повторил: — Остальное потом. Сейчас вы должны сыграть… И стая очень дорого заплатила за то, чтобы вы сейчас сидели именно тут, а не в Азкабане.

— Заплатила? — переспросил Хати.

— Именно так, — жёстко сказал Скабиор. — Так что, будьте любезны, сделайте всё, что от вас зависит, чтобы туда не попасть. Это — ваш дом, а она — ваша тётка. Сидите в комнате — и нос не высовывайте. Я с вами останусь — если авроры не выгонят, когда чары накладывать будут.

Те не выгнали — ни его, ни их тётушку: просто надели на Хати и Сколь по зачарованному браслету на ногу, объяснили, как они действуют, предупредили, что даже пытаться снимать их нельзя, ибо это будет приравнено к попытке побега, сказали, что теперь им запрещено выходить за границы участка — вообще, и лучше не покидать дом в тёмное время суток, хотя, в общем, ночевать под открытым небом всё же не запрещается. Так же им сообщили о том, что их волшебные палочки останутся в аврорате до конца следствия, и по решению суда будут либо возвращены, либо сломаны, пользоваться же другими им категорически запрещено и будет не только нарушением условий домашнего ареста, но и повторным нарушением закона о разумном ограничении волшебства.

После чего, простившись со всеми и обсудив с миссис Монаштейн ежедневные визиты с проверкой, отбыли.

Как только посторонние покинули дом, с миссис Монаштейн случилась чудесная трансформация: безо всяких чар она буквально у всех на глазах помолодела лет на двадцать, а то и тридцать и, выпрямившись, заговорила совершенно другим, не старчески-подрагивающим, а молодым, отлично поставленным и очень уверенным голосом:

— Итак, молодые люди, нам с вами предстоит подготовка к большому суду. Мы не знаем, много ли у нас времени — поэтому работать придётся интенсивно. Но я уверена, что у нас всё получится.

— Когда мы вернёмся в лагерь? — повторил свой недавний вопрос Хати.

— Не скоро, — ответил ему Скабиор. — Вы слышали: вам нельзя выходить отсюда. Иначе вы отправитесь в Азкабан.

— Пусть сначала поймают, — хмыкнул юноша. — Среди наших есть те, кто давно уже в розыске — не больно-то они ловят нас.

— Ты слушал, что тебе только что говорили? — раздражённо поинтересовался Скабиор. — На вас следящие чары. Ты их на лагерь навести хочешь?

— Это снять можно, — сказал Хати, поднимая штанину и задирая ногу, чтобы получше рассмотреть охватывающий его щиколотку простой металлический браслет.

— Как только ты попытаешься — они засекут попытку, и ты окажешься в Азкабане. Не дури, — поморщился Скабиор. — Придётся потерпеть.

— Я не боюсь Азкабана! — вздёрнул подбородок Хати. — Да пусть сажают — мне наплевать! И умереть там я не боюсь!

Скабиор узнал и этот тон, и позу, и блеск в глазах: сам таким был, причём в уже заметно более старшем возрасте. Посему ни стыдить, ни высмеивать мальчишку он не стал, а, напротив, ответил вполне серьёзно:

— Я ни секунды не сомневаюсь в том, что ты не боишься смерти. И что в Азкабан сесть готов — верю. Подумай о том, что стая пошла на многое для того, чтобы этого не случилось — и, может быть, ты передумаешь всё-таки. Но ты свободен — решать тебе. Мне кажется, это будет глупая смерть: она никому не принесет вообще ничего, кроме расходов на похороны. Хотя на территории Азкабана тебя могут похоронить за министерский счёт.

— Я не хочу торчать тут! — набычился Хати, обхватывая себя руками за плечи. — Волки в домах не живут!

— Волки много где живут, — пожал Скабиор плечами. — В домах — в том числе. Мы же не просто звери — мы ещё и волшебники. Мы больше, чем они, помнишь? — подмигнул он ему.

— А вы где живёте? — спросил после маленькой паузы Хати.

— В доме, — вполне откровенно ответил он. — С душем и нормальной постелью. И это ничуть не отменяет моего оборотничества — как ты, я надеюсь, понимаешь. Вы отнимаете у себя огромный кусок, отказываясь от своей второй половины, — добавил он очень обыденно. — Как по мне — это ничем не отличается от взглядов тех оборотней, которые не желают признавать, что они отчасти звери. Видал я таких…

— Это другое! — не выдержал Хати. — Мы — волки!

— Ты — может быть, — кивнул Скабиор, не споря. — А лично я — оборотень, а значит, и волк, и волшебник разом. Каждый решает для себя, — пожал он плечами. — Мне пора — добавлю, что я лично за вас поручился, и ежели кому-то из вас — или же вам обоим — придёт в голову фантазия отсюда всё же сбежать, я сочту это проявлением вашего личного неуважения. А пока — вы подчиняетесь вашей тёте и слушаетесь её во всём. Ну, и имейте совесть — делайте что-то полезное.

— Мы всё сделаем, — наконец, подала голос Сколь.

— Говори за себя! — немедленно взвился Хати.

— Ну, я, во всяком случае, сделаю, — сказала она, зло сощурившись. — Когда мы увидим кого-нибудь из стаи?

— За домом будут постоянно следить, — сказал Скабиор. — Так что, только после суда. Придётся потерпеть — но я могу изобразить сову и передать письмо, если надо.

Глава опубликована: 06.03.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
vilranen Онлайн
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Kireb Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх