↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 96

Январь пролетел незаметно, если не считать наводнений, которые, как ни странно, обошли стороною дом Долишей, даже несмотря на его близость к озеру — малыш рос, Гвеннит оставалась пока что дома, Поттер уже привычно появлялся по четвергам, и Скабиор порой начинал ловить себя на мысли о том, что был бы вовсе не против всегда жить вот так спокойно и ровно. Однако февраль удивительно ярко продемонстрировал Скабиору справедливость всех известных примет про високосный год.

Как-то в середине февраля Скабиор проводил приятнейший вечер в «Спинни Серпент» — Гвеннит, зная, куда он отправился, не ждала его раньше утра, а то и следующего дня — и почти позабыл обо всём, с наслаждением растворяясь в объятьях, касаниях и поцелуях, когда в дверь его комнаты заглянула одна из девушек и, давясь от смеха, проговорила:

— Мне очень не хочется вас прерывать, но тебя там спрашивают внизу.

— Гвен? — помотав головой, чтобы немного очухаться, встревоженно спросил он.

— Не-ет, — расхохоталась она. — Там такой мальчик… смешной… и весь какой-то взъерошенный… по-моему, ты ему очень-преочень нужен! Спустись, пожалуйста, а то мадам, если увидит, что к нам посторонние через черный ход ходят, его сейчас превратит в какую-нибудь подвеску и повесит на люстру — до завтра. Он нам всех клиентов тут распугает.

— Мальчик? — недоумённо переспросил Скабиор, крайне неохотно садясь и высвобождаясь из тёплых женских объятий. — Какой, к Мордреду, мальчик?

— Стра-ашненький! — протянула девчонка — и, хохоча, исчезла, притворив за собой дверь.

— Я вернусь, — решительно пообещал он, вставая и спешно и не слишком аккуратно — однако полностью — одеваясь. Мало ли что… высшая степень идиотизма — выскакивать из борделя полуодетым, пусть даже и на секунду. Неизвестно, что… кто его там ожидает.

Увидев ожидавшего его в холле, Скабиор онемел. Потом подошёл к юнцу, нервно меряющему широкими шагами пол, развернул к себе и резко и невероятно раздражённо спросил:

— Что тебе надо?

— Простите, — зачастил, заливаясь краской, Гарольд Понтнер, — но я просто не знал, к кому ещё можно пойти… простите, пожалуйста… но мне больше совсем не у кого просить помощи…

— Ты с чего взял, что я вообще, — начал было Скабиор, но Понтнер, схватив его за руку, зачастил:

— Пожалуйста! Я помню — вы сделали, что могли, и не хотите иметь со мной больше ничего общего… но я… я просто не знаю… там такое…

Его следовало, конечно, попросту взять за шкирку и вышвырнуть вон — и Скабиор сделал бы это, не колеблясь, но это «такое» заинтриговало его донельзя — и, в конце концов, вечер всё равно уже был испорчен… или, во всяком случае, прерван. Так почему бы и не потратить четверть часа и не удовлетворить своё любопытство?

— Ладно, — он выдернул свою руку и демонстративно вытер её о полу своего знаменитого пальто. — Говори — только быстро. Или я клянусь — ты очень пожалеешь, что нашёл меня этим вечером.

— Пойдёмте со мной, — умоляюще проговорил Гарольд. — Пожалуйста. Вы увидите… просто увидите — и всё поймёте… и я всё вам расскажу по дороге…

— Ну, идём, — он вздохнул и первым направился к выходу, пообещав себе выяснить, кто надоумил этого неудачника искать его здесь. — Рассказывай, — потребовал он, когда они быстро зашагали по улице. — И храни тебя Мерлин, если история окажется недостаточно увлекательной.

— Я его убить должен был, — после некоторого молчания проговорил Гарольд, глядя себе под ноги. — А вышло не понять, что.

— В смысле? — Скабиор резко остановился, схватил его за рукав и требовательно развернул к себе. — Что значит «не понять, что»? Ты убил или нет?

— Н-нет, — в отчаянии прошептал тот. — Но там… я не знаю, как это произошло… я его заколдовал, вероятно…

— Вероятно? — переспросил Скабиор. — Заколдовал? Как? И зачем?

— Я не знаю! — воскликнул Гарольд, с размаху прижимая к лицу ладони и с силой проводя ими от носа по щекам к затылку. — Не знаю я! И что делать — тоже не представляю!

— Вот истерить точно не стоит, — оборвал его причитания Скабиор. — Ладно — идём, покажешь. Ты убивать-то как собирался? — полюбопытствовал он.

— Как-нибудь. Не знаю. Авадой. Ну, или задушить там… — отрывисто проговорил Гарольд.

— Ага, — только и смог ответить на это Скабиор, чувствуя себя… Пожалуй, если бы он был магглом, то непременно подумал бы о пресловутом «театре абсурда», однако, с этим понятием он не был знаком и определил свое состояние чем-то средним между полным ступором и тем поучительным случаем, когда одна ушлая дамочка, не пожалев, подмешала ему в выпивку морочащую закваску, а затем затащила к себе (это был самый «озадачивающий» опыт за всю его долгую жизнь, и даже вспоминая о нём, он ощущал глубокое замешательство). Ибо «Авада» и «Задушить» были в его понимании так же далеки друг от друга, как Акваменти и левитация.

Они свернули в один из переулков, потом в другой, вышли на Диагон-элле, пересекли её и, зайдя в очередной переулок, увидели ЭТО.

На ступеньках одного из домов сидел… по всей видимости, человек, и, вероятней всего, мужчина — во всяком случае, если судить по ботинкам. Он сидел, подперев свою опущенную голову руками — и надо сказать, что у него были все основания делать это, ибо голову эту украшали самые большие рога, которые Скабиору, прожившему в лесном лагере Фенрира Грейбека лет, наверное, десять, доводилось видеть, и которые без труда опознавались, как лосиные. Они достигали в размахе футов, наверное, шесть, если не семь. Даже крупный мужчина вряд ли смог бы коснуться их краёв одновременно, раскинув руки во всю ширину — и ещё они были покрыты густой сиреневатой слизью, медленно стекающей с них и заляпавшей мужчине не только всю мантию, но и ступеньки, на которых несчастный сидел, и мостовую вокруг.

Скабиор медленно перевёл восхищённый взгляд на бледного, как полотно, Гарольда и негромко и едва ли не с уважением спросил:

— Это ты сделал с ним?

— Да, — измученно на него глядя, прошептал тот.

— А… как? — с неприкрытым любопытством спросил Скабиор, очень медленно доставая, на всякий случай, свою палочку и наводя её на рогатого господина. — Что ты сказал, ты помнишь?

— Нет, — помотал тот головой. — Это было так… жутко… я следил за ним — а потом… вот…

— То есть, ты собирался отправить его на тот свет, — почти с восхищением сказал Скабиор, внимательно оглядывая нервно дрожащего парня, — а вышло вот это?

— Ну да, — кивнул тот с совершенно несчастным видом.

Больше Скабиор сдерживаться не мог и расхохотался, стараясь делать это потише — да так, что вынужден был прислониться к стене.

— Ну ты… ка-ак?! — выговорил он сквозь смех. — Что ты сказал-то? Ты помнишь?

— Нет, — прошептал тот. — Я зажмурился….

— И оглох от этого? — ответил Скабиор новым взрывом хохота. — Ох… ты… ты просто… и зачем ты меня сюда притащил? — спросил он, отсмеявшись и вытирая выступившие на глазах слёзы. — Похвастаться? Должен сказать, выглядит весьма впечатляюще.

— Н-нет… я не знаю, — в голосе мальчишки вновь зазвучало отчаяние. — Но надо же с ним что-то сделать!

— Ты предлагаешь МНЕ его убить? — невероятно изумился Скабиор — однако удивление его стало ещё больше, когда парень яростно замотал головой:

— Нет! Не надо его убивать… не могу я. Не хочу… и пусть делают, что хотят, — он судорожно вздохнул и упрямо сжал губы, став, наконец, на миг действительно похожим на своего отца. — Вы с этим не поможете, я знаю, — устало проговорил он, — я не за этим пришёл… просто… нельзя же его вот так тут оставить…

— Ты феерический идиот, — констатировал Скабиор. — Просто невероятный. Никогда таких не встречал. Ладно… для начала этого надо в Мунго — вопрос в том, как именно это сделать. Он видел тебя? — деловито поинтересовался он, прикидывая разные варианты — и не находя пока что ни одного приемлемого. — Видел, что это ты на него напал? — уточнил он на всякий случай.

— Нет, — довольно уверенно ответил Гарольд. — Я со спины был. В смысле, с его. Сзади, в общем.

— Я понял, — кивнул Скабиор. — Это хорошо… ну идём, что ли. И прекрати трястись — а то у тебя на лбу твоё авторство написано.

— Вы мне поможете с ним? Да? — и недоверчиво, и с надеждой спросил Гарольд.

— Помогу. Идём, — он вздохнул и, держа пострадавшего, что называется, на кончике своей палочки, пошёл прямо к нему.

— Помощь нужна? — спросил он чрезвычайно дружелюбно, останавливаясь в паре шагов от несчастного. Тот качнул своими рогами, слизь с которых при этом с громким чмоканьем плюхнулась на мостовую, и, с явным трудом повернув и приподняв голову, страдальчески посмотрел на них. — Весёлые у тебя друзья, — мирно проговорил Скабиор, подходя ближе и присаживаясь перед ним на корточки. — Помощь нужна, спрашиваю?

— Да, — хрипловато проговорил он, икнув и выпустив при этом изо рта несколько некрупных зелёных и розовых пузырей. У него было длинное лицо с крупным носом и впалыми щеками, впрочем, не производящее болезненного впечатления даже несмотря на нынешнюю усталость и бледность. — Спасибо. Я буду очень признателен, правда, — он измученно улыбнулся и вновь икнул — изо рта на сей раз вылетел всего один, но зато очень большой пузырь яркого, клубнично-розового оттенка. — Не представляю, кто это был… я шёл домой, и вдруг со спины… вот. А они тяжеленные, — он вздохнул и чуть-чуть улыбнулся, снова икая, на сей раз группой совсем мелких зелёных пузырьков. — Я даже толком стоять не могу с ними — голову всё время ведёт в сторону — а аппарировать я боюсь. Мало ли… И колдовать тоже — пузыри эти, — он икнул и, словно бы демонстрируя их, выпустил изо рта длинный ряд разноцветных пузыриков.

— Я тоже бы побоялся, — кивнул Скабиор, совсем успокоившись. Значит, вправду не видел — ну и отлично. Повезло этому Гарольду… похоже, что в первый раз в жизни. — Мне кажется, с этим в Мунго бы надо, — сказал он, с любопытством разглядывая рога. Слизь на них, как оказалось, если приблизиться, пахла почему-то душистыми спелыми яблоками, и этот запах заметно увеличивал степень абсурдности происходящего. А ещё вблизи стало видно, что уши его тоже претерпели изменения и теперь точь-в-точь напоминали лосиные.

— Мне тоже, — улыбнулся мужчина. — Флавиус Уоткинс, — представился он, икая и пуская свои пузыри. — Спасибо вам. Вы меня просто спасаете… не представляю, что бы я без вас делал. Тут редко кто проходит в такое время… а у меня даже сил покричать толком нет.

— Да о чём речь, — махнул рукой Скабиор. — Всегда к вашим услугам… я Скабиор, — он вопросительно взглянул на Понтнера, так и стоящего столбом там, где он его оставил. — Мы вам поможем, — пообещал он, поняв, что парень явно не собирается представляться. — Встать с нашей помощью сможете? — спросил он, умело подставляя тому своё плечо и нетерпеливым жестом веля Гарольду сделать то же. Тот подошёл и послушно подставил своё, и вдвоём они довольно ловко подняли Уоткинса, схватившегося руками за свои рога, на ноги. — Идти сможете так? — спросил Скабиор, раздумывая, как же его такого доставить в Мунго: аппарировать и вправду представлялось опасным — кто его знает, что там за заклятие было и как поведут себя рога даже при парной аппарации. Метла явно не подходила, а ни в какой камин это украшение, конечно же, не пролезет… пешком идти? По маггловскому-то Лондону? Да и далеко это — в принципе, дорогу он знал, он вообще хорошо знал маггловский Лондон, да и карты есть, если что, но они, пожалуй, полночи туда идти будут… да и не дотащат они его. Не говоря уж о том, что все втроём попадут под злостное нарушение Статута.

Что-то вязкое и холодное шлёпнулось ему на шею — Скабиор дёрнулся и быстрым, почти рефлекторным движением стёр с неё слизь, с отвращением обтёр руку о пальто, обнаружив при этом, что прохладная густая субстанция чрезвычайно плохо оттирается с рук, зато с драконьей кожи скатывается, как вода с вощёной бумаги. Кое-как оттерев платком шею, он поднял воротник, очень жалея, что на пальто отсутствует капюшон, и решил пока вообще не думать о своих волосах, которые быстро покрывала сиреневатая, ароматно пахнущая яблоком дрянь.

Глава опубликована: 12.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
vilranen Онлайн
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх