↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 463

Весна полностью вступила в свои права, и апрель две тысячи восемнадцатого года был тёплым и солнечным: дождей порой не бывало по несколько дней подряд, а когда они всё же случались, то были тёплыми и недолгими — однако столь замечательная погода была вовсе не главной новостью этой весны. Волшебная Британия готовилась праздновать двадцатилетие Битвы за Хогвартс и победы над тем, кто, как он сам утверждал когда-то, победил даже смерть. Само празднование было решено перенести на два месяца, на второе июля, дабы сделать это там же, где произошла судьбоносная битва — в школе — и не мешать, в то же время, её студентам учиться и готовиться к экзаменам, однако официальные торжества — это одно, а памятная дата — совсем другое. И чем ближе был этот май, тем больше появлялось в газетах и на колдорадио связанных с прошедших войною репортажей, воспоминаний и колдографий.

Скабиора эта кампания раздражала — не то, чтобы он чувствовал раскаяние или стыд, но она очень мешала его работе: во-первых, в преддверии праздника желание жертвователей делиться средствами с Фондом весьма ощутимо угасло, а во-вторых, слишком частые поминания Фенрира Грейбека ничуть не способствовали улучшению отношения в обществе к оборотням в целом и к нему самому в частности. Лично его это волновало мало, но вернувшаяся как-то домой в испачканном плаще Гвеннит не оставила от этого спокойствия даже ошмётков — при этом, как он ни злился, поделать он ничего не мог. Гвеннит он, конечно, после этого случая вызвался всюду сопровождать, однако Арвид разумно возразил на это:

— Боюсь, в данном случае вы сделаете только хуже. Сейчас ваше общество — не лучшая защита для кого бы то ни было.

— Не надо меня защищать! — воскликнула Гвеннит, ещё больше расстроившаяся от слов мужа, но не нашедшая, что возразить. — Мало ли дураков — и вообще, это всего лишь плащ!

— Да Мордред с ним, с этим плащом! — мгновенно вспыхнул вновь Скабиор. — Они могли что-нибудь с тобой сделать, ты понимаешь?!

— Я думаю, тебе вправду не стоит сейчас ходить одной, — сказал Арвид, беря Гвеннит за руку. — Эти месяцы нужно просто как-нибудь пережить — потом всё опять успокоится, а лет через десять, к следующему юбилею, я надеюсь, все поймут, наконец, что ассоциировать оборотней исключительно с Фенриром Грейбеком всё равно, что всех волшебников — с Волдемортом. Но провожать тебя будем мы с отцом, — закончил он очень спокойно — и совершенно безапелляционно.

— Ну, это разумно, — неохотно и зло сказал Скабиор, с силой проводя по лицу ладонями. — Ладно. Ты прав, — он с размаха стукнул кулаком по столу. — Я сейчас не смогу тебя защитить, — с горькой злостью проговорил он. — Я бы за тебя умер, маленькая, — добавил он, тоскливо и пристально на неё глядя, — да только как бы тебе от этого не было хуже…

— Крис! — перепугалась она, вскочив и, кинувшись к нему, обняла и, дрожа, торопливо заговорила, глядя ему в глаза: — Не надо меня защищать, пожалуйста! Крис, всё правда через пару месяцев успокоится и…

— Да я знаю, — Скабиор, впервые наплевав на присутствие Арвида, усадил Гвеннит к себе на колени и, прижав к себе, сгрёб её волосы в горсть и закрыл глаза. — С каким удовольствием я бы их всех убил, — выговорил он, наконец, глухо.

— Давайте никто никого пока убивать не будет, — подчёркнуто мирно проговорил Арвид. — Мы же все понимаем, почему они это делают.

— Да мне осточертело всех понимать! — взорвался Скабиор, выпустив волосы Гвеннит и вновь ударив по столу, на сей раз открытой ладонью. — Если у кого-то есть претензии ко мне — добро пожаловать! — он спустил Гвеннит с колен и вскочил. — Но нет, — он издевательски сощурился, — ко мне они даже подойти опасаются! Зато можно кинуть какую-то дрянь в девчонку, которая им даже ответить не может!

— И слава Мерлину, что они к вам не подходят, — сказал Арвид, а Гвеннит, расстроенная и испуганная, пробормотала:

— Лучше бы я этот плащ просто выбросила…

— Лучше бы ты кинула Ступефаем в того, кто это сделал! — отрезал в ответ Скабиор, а потом, коротко бросив им: — Я проветрюсь — не знаю, когда вернусь, — аппарировал прямо на Диагон-элле, где направился прямиком в «Ежедневный Пророк».

Ему повезло: Рита оказалась на месте, и выражение её лица при виде него, входящего прямо в редакцию, немного компенсировало ему неудачи этого дня.

— Мистер Винд! — протянула она, поднимаясь из-за своего стола ему навстречу. — Какими судьбами?

— Это вы у меня спрашиваете? — с деланным удивлением спросил он, понятия не имея, как будет сейчас объяснять пялящимся на него журналистам своё появление — однако Скитер среагировала мгновенно: взглянув на часы, она сделала смущённое и даже отчасти виноватое лицо и с наигранно-покаянным видом проговорила:

— И в самом деле, уже седьмой час… мне нет прощения, мистер Винд, — она осуждающе покачала головой и подошла к нему — а затем, демонстративно взяв его под руку, вывела в коридор, довела до аппарационной площадки — и аппарировала.

Когда они оказались в незнакомом Скабиору явно маггловском гостиничном номере, Скитер его отпустила и, усевшись на стол, закурила, а затем с любопытством поинтересовалась:

— И что это было?

— Останови это, — потребовал он, мрачно и очень зло на неё глядя. — И даже не думай спрашивать у меня, что именно!

— Месяц трогательных воспоминаний? — не стала она изображать непонимание.

— Останови, — повторил он. — Я готов поспособствовать, чем могу — но понятия не имею, чем именно.

— Ну, — задумчиво проговорила она, — ты можешь покаяться. Прямо в «Пророке». Накаешься лет на пять… может быть, десять — возможно, читатели поверят в твоё нравственное перерождение… и в то, что оборотни тоже могут быть истеричными идиотами, — она тихо рассмеялась и, выдув дым в сторону, добавила: — Не всё же мне одной удивляться, — она затянулась, лёгким взмахом палочки распахнула окно и, направив в него сигаретный дым, спросила: — А зачем было являться в редакцию? Не пояснишь, что за демонстративная срочность?

— Если бы ты знала, как меня всё это достало, — сказал он, садясь на край застеленной тёмно-красный покрывалом кровати. — Нападали бы они на меня — я бы хотя бы подрался. Но нет, — он дёрнул уголком рта. — Ко мне подойти страшно — зато… — он махнул рукой и умолк.

— Предлагаешь мне спровоцировать кого-нибудь на нападение? — с ироничной усмешкой поинтересовалась она. — Так к чему было это демонстративное появление?

— Настроение было паршивое, — хмыкнул Скабиор. — Думал сперва кого-то убить, а потом решил, что ты сможешь предложить что-то поинтереснее. Рита, ты сама-то «Пророк» читаешь? — сорвался он снова.

— Зачем? — пожала она плечами. — Довольно того, что я там печатаюсь.

— Ты видишь, что они там творят? — не дослушав толком её, продолжал он. — Ещё пара-тройка таких публикаций, как на этой неделе, и нас снова признают тварями, а там и до разрешения на охоту недалеко!

— Ну, что ты хочешь? — примирительно сказала она, уничтожая окурок, но не зажигая новую сигарету. — Война — и мне нужно напоминать тебе, почему у большинства тех, кого она коснулась, оборотни ассоциируются с Грейбеком и егерями?

— Но были же и другие! — возмущённо воскликнул Скабиор, не заметив, как удивлённо приподнялась её бровь. — Да тот же Люпин — что-то я не помню про него даже заметки! — раздражённо проговорил он — и осекся, обратив, наконец, внимание на выражение насмешливого удивления, ясно написанное на её лице.

— У меня огромный соблазн проверить сейчас тебя на оборотное зелье, — сообщила ему Рита, беря в руки палочку.

— Не смешно, — буркнул он, но она рассмеялась:

— Напротив, это невероятно смешно. Скабиор, требующий от Риты Скитер написать статью о Ремусе Люпине — да Аберкромби за подобный сюжет съест свой галстук!

Скабиор, вместо того, чтобы рассмеяться, поморщился, но Скитер продолжала смотреть на него иронично и слегка снисходительно, и он всё же сказал:

— Очень смешно. Рита, мне сейчас не до шуток. Ещё пара недель, и на нас начнут кидаться на улицах — и ладно бы, на меня. Я всё понимаю — война, юбилей, победа… Но мы сейчас действительно потеряем всё, что за этот год сделали.

— Я не могу написать про Люпина, — подумав, сказала она. — Ты сам, я надеюсь, понимаешь, почему. А хотя, — она вдруг задумалась, и глаза её азартно сверкнули. — А хотя, может быть, и могу. Устрой мне интервью с его сыном, — сказала она, соскальзывая со стола и подходя к нему. — Он же работает у вас в школе?

— Устрою, — уверенно пообещал Скабиор, не имея к тому, на самом-то деле, ни единого основания.

— И чем попусту злиться, — добавила Рита, — займись делом. Найди мне живого оборотня, который был, — она усмехнулась, — на правильной стороне. И мы немного встряхнём наше правильное болотце… Но сперва — Тедди Люпин.

— Его одного тебе мало? — спросил Скабиор. Он понятия не имел, с какой стороны браться за поставленную задачу, но цель была хороша — и если она вообще достижима, он до неё доберётся.

— Один — это исключение, двое — уже толпа, — назидательно проговорила она. А потом, посмотрев на часы, предложила, бросив очень выразительный взгляд на постель: — Не хочешь раздеться? — и, не дожидаясь ответа, одним ловким и точным движением развязала и стянула с него шейный платок.

Глава опубликована: 17.03.2017
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Neposedda Онлайн
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх