↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 421

— Гарри, — лицо у заглянувшей в его кабинет Фоссет было очень расстроенное. — Ты сейчас очень занят?

— Да нет, — тот с удовольствием воспользовался поводом и отодвинул от себя бумаги. — Заходи. Что стряслось?

— Да вот, — она держала в руках какую-то папку, но расставаться с ней пока не торопилась. Села к столу, прижимая её к груди, потом положила её на стол, сверху накрыв своими руками, и со вздохом посмотрела на Поттера. — Я же пока архив разбираю… я раз пять, наверное, перепроверила — и уверена, что не ошибаюсь.

— В чём именно? — нахмурился Гарри.

Фоссет никогда не были свойственны голословные заявления — и её расстроенный, и в то же время решительный вид не предвещал никаких хороших новостей.

— Посмотри, пожалуйста, сам, — сказала она, открывая, наконец, принесённую папку и доставая оттуда три листа. — Я подчеркнула зелёным. И я буду рада, если ты ткнёшь куда-нибудь пальцем и скажешь, что я ошиблась и не увидела очевидного, — мрачно сказала она.

Поттер придвинул к себе бумаги. Отчёт о конфискованных зельях… отчёт об отправке зелий на утилизацию… отчёт об утилизации. Самые обычные, типичнейшие для отдела контрабанды документы.

И строки, подчёркнутые зелёным.

Поттер посмотрел на подпись того, кто отправлял зелья на ликвидацию.

Вейси.

— Не хватает Феликс Фелициса, — медленно проговорил Гарри. — Не сходится полученное — и отправленное.

— Не сходится, — тихо кивнула Фоссет. — А в остальных отчётах, — она неохотно открыла папку и придвинула к Гарри ещё стопку листов, — отправленное на ликвидацию зелье очень разбавлено. Даже шутки на эту тему уже ходят, — она покачала головой и посмотрела на Гарри очень печально. — Он так скверно выглядит, — сказала она негромко.

— Я видел, конечно, что он нездоров, — медленно проговорил Гарри. — Но я… У меня даже в мыслях не было.

— Я почитала о побочных эффектах, — после паузы продолжила Фоссет.

И замолчала.

Гарри вновь перевёл взгляд на бумаги, которые просто невозможно было истолковать двояко: цифры есть цифры, и в данном случае они допускали лишь одно толкование. Но это было так… глупо.

— Ты ведь наверняка провела собственное расследование, прежде чем идти ко мне с этим, — полуутвердительно то ли спросил, что ли сказал Гарри.

— Провела, — невесело кивнула она. А потом потёрла лоб пальцами и сказала: — Гарри, это и моя вина тоже.

— В чём это? — вскинул он брови.

Гарри было очень противно. Он… Они все так верили Вейси — он был одним из них, и не просто одним из всех — одним из лучших. Они вместе столько прошли… В последнее время Вейси и вправду казался совсем больным и уставшим — ему все сочувствовали, понимая, в какой сложной ситуации он теперь, после возвращения Фоссет, оказался… а дело было, оказывается, вовсе не в этом. Он просто боялся — трясся за своё место и даже, пожалуй, за свою шкуру… Хотя, собственно, что ему можно предъявить? Ни под один из запрещённых случаев употребления Феликса эта ситуация не подпадала. Разве что незаконное использование конфиската в личных целях — но это при всём желании не тянет даже на пару месяцев Азкабана, только на увольнение. Но какой же поднимется вой, когда пресса узнает… Газеты только-только притихли — и вот теперь какой замечательный повод вновь извалять Аврорат в грязи! Им лет десять вспоминать это при каждом удобном случае будут…

Поттер поморщился с ощутимой гадливостью. Нет, ещё и позорить весь Аврорат он никому не позволит — довольно будет с Вейси и увольнения. Мерлин, как он вообще мог пропустить подобное? У себя прямо под носом! Поттер коротко выдохнул и, взглянув на понурую Фоссет, повторил:

— Так при чём тут ты, Сандра?

— Это же я сделала его своим замом, — отозвалась она. — Он ведь прекрасный аврор… просто амбициозный. Я тогда думала-думала… и всё же решила, что эта амбициозность будет на этом месте только на пользу. А вышло, — она снова вздохнула.

— Ты дала ему шанс, — жёстко ответил Гарри. — И мы оба видим, что он с ним сделал.

— Ему было трудно, — возразила она. — Тебе не понять…

— Ну, уж куда мне, — усмехнулся Гарри недобро. — Зато я понимаю, что если мы дадим этому делу официальный ход — мы подставим самих себя так, как не удавалось этого сделать ещё никому из наших недоброжелателей, во всяком случае, на моей памяти. Но работать он здесь больше, конечно, не будет.

— Конечно, не будет, — кивнула Фоссет. — Прежде, чем прийти к тебе, я была у него.

— И что? — резковато поинтересовался Поттер — и когда она просто кивнула, спросил: — Ты оставила его в кабинете?

— Он обещал зайти к тебе сам, — ушла от ответа Сандра и, посмотрев на часы, добавила: — Уже скоро. Ему нужно к врачу, Гарри, и…

— С этим, я думаю, он как-нибудь самостоятельно разберётся, — оборвал её Поттер, которому сейчас было в высшей степени наплевать на здоровье и в целом на будущее Леопольда Вейси.

— Гарри! — возвысила голос Фоссет, и он вопросительно посмотрел на неё. — Я понимаю, что ты сейчас злишься, — сказала она. — Но всё-таки. Пожалуйста, будь с ним помягче. Моя… если не вина, то уж во всяком случае, ответственность в этом тоже есть: не назначь я его тогда своим замом, он бы до сих пор прекрасно работал, и ничего не случилось бы.

— Не вешай на себя больше, чем надо, — поморщился Гарри. — Ты дала ему шанс — а он выбросил его нам с тобой под ноги. Но, — он вздохнул медленно и глубоко, заставляя себя успокоиться, — я обещаю быть максимально спокойным. И, если хочешь, потребую, чтобы он дошёл до целителя.

— Хочу, — кивнула она с признательностью. — Спасибо.

В этот момент в дверь постучали, и в кабинет вошёл Вейси. Усталый, но собранный, он, не дожидаясь приглашения, подошёл к столу и опустился на стул — и выслушал Поттера молча, лишь в какой-то момент опустив голову на руки и закрыв глаза, немного отстранённо раздумывая о том, что крах, случившийся с ним, абсолютен. Его сознание оставалось прозрачным и ясным, как воздух в осенний солнечный день, однако в какой-то момент он перестал разбирать слова и просто слушал голоса и интонации — и ждал, пока они, наконец, замолчат. А когда она наступила, наконец, эта долгожданная тишина, Вейси открыл глаза, посмотрел на Фоссет и Поттера, и сказал глуховато и тяжело:

— Да. Всё правильно. Так и есть. Я арестован?

Он достал из кармана свою палочку и положил на стол, прямо перед собой — и снова закрыл глаза, уронив голову на руки. Как же он, оказывается, устал… И как хорошо, что всё, наконец, закончилось. Ему вовсе не было страшно — только стыдно, мучительно, обжигающе стыдно, и чувство это сейчас затмевало всё остальное. Какой же позор… А ведь впереди ещё много чего: суд, расследование… вернее, наоборот, конечно — сначала расследование, а потом уже суд… Боги, а как было бы хорошо попросту умереть прямо сейчас…

— Нет, — сказал Поттер.

— Тебе нехорошо? — спросила Фоссет.

«Нехорошо»? Вейси несколько истерично хмыкнул. Нехорошо… да ему так плохо, как не было — и вряд ли будет уже — никогда в жизни!

— Нет, — с некоторым трудом проговорил он, заставляя себя снова открыть глаза и посмотреть на своих мучителей. Палачей… нет — товарищей. Просто бывших уже… А ведь только вчера…

— Я не думаю, что ты заслуживаешь ареста, — медленно проговорил Гарри с таким видом, словно речь шла не о возможном заключении в Азкабане, а о награде. — Что ты такого сделал? — продолжал он с нескрываемым презрением. — В общем-то, ничего подсудного — разве что конфискат присвоил, но, с другой стороны, его бы ведь всё равно уничтожили. А употребление Феликса формально не запрещено — исключения есть, но к твоей ситуации они не применимы. Но главное, — в его голосе отчётливо зазвучало отвращение, — я не хочу подставлять таким образом аврорат — представь, какой разразится скандал. Слишком много чести тебе уходить с таким шумом. Так что, — жёстко закончил он, — я предлагаю тебе написать сейчас заявление об уходе. — Он слегка скривился, — давай уж не будем лгать хотя бы в этом вопросе — по состоянию здоровья. А лично со мной ты подпишешь контракт, обязуясь завтра же отправиться в Мунго и там попросить помощи.

— Никто из нас не хочет тебе зла, — мягко сказала Сандра, выглядевшая скорее расстроенной, нежели возмущённой. — Но и оставить так это совершенно невозможно.

— Я понимаю, — кивнул Вейси. — Да.

А ведь так было, пожалуй, ещё хуже… Счастье ещё, что они не его лично жалели, а просто не хотели подставлять аврорат — жалости к себе он бы, наверно, не вынес. Но и так было паршиво — и стыдно, так стыдно, что жгло глаза и хотелось исчезнуть, деться, куда угодно, просто не быть тут… а лучше и вовсе нигде. Но нет… ему придётся пережить это. И, вероятно, жить дальше… хотя… к этому они ведь не могут его обязать, верно?

— Я напишу, — сказал Вейси, кивнув.

— Тебе нужна помощь, — настойчиво проговорила Фоссет — а у него не хватило сил даже ответить ей что-нибудь. Да и что отвечать… Да, нужна? Нет, я не хочу уже вообще ничего — только сдохнуть где-нибудь тихо?

— Да, — сказал он. — Наверное.

Поттер тем временем придвинул ему пергамент — и Вейси быстро написал несколько требуемых строк и поставил под ними свою подпись. Ну, вот и всё…

Он встал и медленно забрал со стола свою палочку.

— Стой, — велел Поттер и напомнил ему: — Контракт.

Вейси медленно перевёл на него уставший, тяжёлый взгляд — и мотнул головой:

— Делай, что хочешь. Можешь арестовать. Не будет никакого контракта.

Он отвернулся и, больше не глядя ни на кого, развернулся и вышел — и не увидел, как Фоссет, качнув головой, сжала руку Поттера и что-то тихо и грустно ему сказала — и тот кивнул, тоже глядя ему, Вейси, вслед не столько с осуждением, сколько с печалью.

— Это и моя вина тоже, — проговорила Сандра, когда дверь за Вейси закрылась. — Не надо было назначать его замом… Я колебалась тогда — и всё-таки остановилась на нём. И ошиблась… Он ведь прекрасный аврор, Гарри.

— Был, — жёстко поправил тот — и, смягчившись, сказал с досадой: — Я тоже хорош. У меня полгода… Если не год под носом такое творилось — а мне даже в голову не пришло хотя бы поговорить с ним! И ведь я видел же, что с ним что-то не так — но всё как-то…

Он махнул рукой и расстроенно и сердито уставился на написанное Вейси только что заявление.

— Как думаешь, дойдёт он до Мунго? — спросила Фоссет после долгой паузы.

— Надеюсь, — вздохнул Поттер.

И, в общем, был прав.

Потому что Вейси и вправду намеревался туда обратиться — в случае, если всё же не выберет пару глотков Живой смерти… или сколько там нужно — один? Собирать в аврорате ему было нечего: из личных вещей здесь, в отделе, у него были разве что чашка с ложкой да смена одежды, но они не стоили того, чтобы мучить себя и туда возвращаться. Так что он просто вышел из министерства — и вернулся домой. Вот там уже следовало собраться — потому что очень скоро оплачивать эту квартиру ему станет нечем… да и зачем она ему теперь?

Сборы заняли почти весь день — сколько, оказывается, у него вещей… а так и не скажешь… Но к вечеру всё было уложено — прибраться, правда, сил у него не осталось, ну да наплевать. Какая ему разница… Ключ он занесёт хозяину, когда будет уходить — и не станет требовать возврата денег за остаток месяца. Вот и будет компенсация за оставленный им бардак…

Как же он устал всё-таки. Как же устал…

Вейси сел на кровать, застеленную лишённым белья одеялом. Вот и всё… его лондонская жизнь закончилась. Сейчас он вернётся домой… нет — не домой, потому что своего дома у него так и не появилось. К родителям. Он вернётся к родителям… и переживёт ещё немного позора, но это уже не важно. Они наверняка позволят ему занять гостевой домик… Зачем только? Зачем, вообще, всё — теперь?

Он закрыл глаза, тяжело и устало дыша. Посмотрел на лежащий на пустой тумбочке флакон с остатками Фелициса… Усмехнулся — и выпил залпом. Много… несколько его ежедневных доз. Во всяком случае, он нормально и доберётся, и с родителями поговорит. Должно же ему повезти напоследок…

А хотя… У него ведь есть ещё одно дело. Последнее незаконченное дело тут, в Лондоне. Надо обрубить и этот конец…

Он поднялся и, пошарив по карманам, вытряхнул на кровать их содержимое. Достаточно… денег вполне достаточно — и даже с избытком. Вот и отлично… Купить, что ли, что-нибудь… а хотя… зачем? Что уж теперь…

Он собрал монеты, сунул обратно в карман, оглядел опустевшую комнату — и аппарировал.

Глава опубликована: 03.02.2017
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх