↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 60

— Не возьмёшь? — спросил Скабиор прямо.

И Арвид точно так же прямо ответил:

— Нет, — и счёл нужным тут же добавить: — Я меньше всего хочу обижать вас — и благодарен за предложение, очень. Но я просто не могу взять. Поймите. Это не брезгливость — но это будет просто неправильно. Понимаете?

— Сам удивлён — но да, — кивнул он. — У меня нет ни одного источника дохода, который бы показался тебе приемлемым, верно?

— Да, — слегка улыбнувшись, кивнул Долиш. Он так и не привык к манере Скабиора говорить всё напрямую, и каждый раз удивлялся — и с радостью делал то же, до сих пор поражаясь, что это не приводит к обидам и ссорам.

— Ладно, — кивнул Скабиор. — Но вам нужен свой дом — предлагаю взять в долг. С возвратом. Потом — когда-нибудь. Вдруг я однажды всё же состарюсь и уже не сумею добывать себе пропитание?

Они рассмеялись.

— Я не могу, — почти виновато проговорил Арвид. — Знаю и понимаю, что вам кажется это глупым — но не могу. Простите.

— То есть, просто в долг тебя не устраивает? — усмехнулся Скабиор. — Надо что-то серьёзнее? А если бы я стребовал с вас вашего первенца — это было бы лучше?

Арвид засмеялся вновь — с неожиданной теплотой.

— Вы никогда не отступаетесь, да?

— Да, — кивнул тот решительно. — Потому что вместо первенца я намерен получить неограниченное право использовать ваш душ в любое время дня и ночи — я надеюсь, у вас он там будет? Ну вот скажи, на кой мне ваш первенец — что мне с ним делать-то? А вот душ, — он мечтательно закатил глаза и облизнулся — а потом, став вдруг очень серьёзен, глядя Арвиду в глаза произнес: — Я не знаю, как тебе объяснить так, чтоб ты понял. У меня никогда не было дома — настоящего, который принадлежал бы мне по закону — и никогда не будет, как понимаешь. А тут… — он замолчал, отвернувшись, но потом почти через силу закончил: — Пусть даже с возвратом и в долг — но позволь мне хотя бы так поучаствовать.

— Хорошо, — тоже помолчав, просто ответил Арвид. — Мы вернём со временем. И спасибо.

— Если тебе так будет легче — они не краденые, — усмехнулся Скабиор, кладя на стол тяжёлый мешочек с деньгами.

— Легче, — улыбнулся Долиш и повторил: — Спасибо.

И даже с этой суммой денег было немного: ведь купить дом полдела, нужно его хоть как-нибудь обустроить… Но пока они искали сам дом — и почти отчаялись, когда, наконец, в Динском лесу всего в нескольких милях от Татсхилла нашли выставленный на продажу небольшой коттедж серого камня. Дом находился в лесу, недалеко от озера Вургенс — старый, но крепкий двухэтажный домик с двумя спальнями наверху и с большим подвалом. Хотя участок земли, продававшийся с домом, был небольшим — зато благодаря находящемуся недалеко озеру не было проблемы с водой: водопровод в доме питался из тех же подземных ключей, которые наполняли своей ледяной водой озеро. Была и волшебная канализация: трубы были подведены к врытому поодаль резервуару, где обитали колдовские синие водоросли, в симбиозе с которыми процветала колония тускло светящихся нежным люминесцентным голубым светом крохотных червячков, перерабатывающих отходы в воду и волшебную красиво мерцающую пыльцу — совершенно бесполезную и даже свет свой теряющую при отрыве от этих водорослей.

И пока Гвеннит восторженно разглядывала кухню и комнаты, Арвид, перечитавший к этому моменту массу полезной литературы о том, как правильно выбирать дом, осматривал перекрытия на маленьком низеньком чердаке, проверял дымоход и кладку камина, лестницы и крыльцо… и всё больше и больше убеждался в том, что им повезло, и дом замечательный — хотя и нуждается в небольшом ремонте: слишком долго он простоял пустым и закрытым, и старые обои на стенах следовало, конечно, сменить. А вот полы — похоже, дубовые — не сдались перед беспощадным напором времени, и требовалось лишь тщательно их отмыть да выскрести сор из щелей, так же, как и лестницы предстояло подновить лишь слегка.

Сам дом пах лесом — и немного озёрной сыростью, но запах этот не раздражал и казался очень естественным: Гвеннит, подойдя к мужу, обняла его, заглянула в глаза и сказала:

— Тут так хорошо…

— Тебе нравится? — улыбнулся он. — Дом хороший и крепкий, насколько я понял — придётся доделать кое-что, правда, и мебели нет, но зато…

— Мы всё трансфигурируем пока что, — сказала она. — А потом постепенно купим… Здесь так красиво — и нет никого, и озеро рядом, и там такие утки забавные… или гуси, — она засмеялась. — Там полно птиц, на озере…

— Хочешь жить здесь? — он заулыбался и обнял её.

— Да, — кивнула она — и вопрос был решён.

…А когда они обустраивались, выяснилось, что даже самые идиотские свадебные подарки могут пойти в дело: так, из очень пафосной вышитой льняной скатерти Гвеннит сделала занавеску в спальню, да и другие нелепицы умудрилась как-нибудь приспособить. Их дом постепенно становился всё более обжитым и уютным — и всё больше и больше походил на своих владельцев.


* * *


А пока они обживались, Скабиор, наконец-то, отыскал время навестить мистера Керка.

— Ну привет, — сказал Скабиор, просовывая голову в закрытую уже после окончания торгового дня дверь. — Решил не пугать твоих клиентов. Готово?

— Готово, — улыбнулся Эндрю. — Входите, пожалуйста. И зря вы — вам здесь всегда рады.

— Это ты просто не знаешь, кто я, — хмыкнул Скабиор, заходя и с любопытством оглядываясь. — Я смотрю, идея моя понравилась?

— Да, спасибо, — вновь улыбнулся Эндрю. — Отличная была мысль. Многие просто заходят из любопытства и на интерьер посмотреть — глядишь, что-то и покупают. Я принесу сейчас.

— Ага, давай, — рассеянно проговорил Скабиор, останавливаясь у витрины с перчатками и раздумывая, не купить ли вон ту изящную пару Гвен… вот только он размера не знал — а впрочем, неужто он по виду не сообразит? Или, может, привести её сюда как-нибудь… не всё же по Лютному с ней ходить.

Пока он разглядывал разноцветные женские перчатки, Керк вернулся — с двумя свёртками. Положил их на прилавок, сказал:

— Вот оба. Померите новое?

— А то, — Скабиор развернулся на каблуках.

Эндрю придвинул к нему один из свёртков, Скабиор подошёл и с предвкушением развернул грубую коричневую бумагу.

И замер.

Он глазам своим не поверил — взял аккуратно сложенное пальто, развернул его на прилавке и перевёл ошеломлённый недоверчивый взгляд на откровенно смеющегося Керка.

— Да ладно, — прошептал Скабиор. — Да быть такого не может.

— Почему? — очень довольно спросил Эндрю, проводя ладонями по новенькой чёрной коже. — Вы хотели такое же — я нашёл чёрную.

— Да ты сдурел, — сияя, проговорил Скабиор, глядя то на него, то на свою обновку. — Совсем рехнулся… это же…

— Венгерская хвосторога, — кивнул Керк, продолжая радостно улыбаться.

— Оно же целое состояние стоит, — едва ли не краснея, проговорил Скабиор. Никакой краски на его щеках, конечно, не проступило, но взгляд на пару мгновений стал смущённым, а ладони слегка вспотели. — Я и близко ничего подобного в виду не имел…

— Мне, значит, удалось удивить вас, — потирая руки, проговорил Эндрю. — Я уже и не чаял. Вы всё же примерьте — вдруг не сядет.

— Сядет… куда оно денется, — он скинул куртку, бросив её прямо на пол, нежно, словно девушку, поднял пальто с прилавка и, распахнув его полы, надел. Оно село, как влитое — тот, кто шил его, кажется, сумел сделать абсолютную копию старой вещи.

— Зеркало, — показал Керк. — Не знаю, как вы себя в нём ощущаете, но со стороны смотрится хорошо.

— Да… отлично, — он полностью застегнулся, потом расстегнул верхнюю пуговицу — и застегнул её снова. — Просто отлично… слушай, — он повернулся и подошёл к Эндрю. — Ты меня поразил… да просто потряс. Но это слишком, на самом деле — давай я…

— Нет уж, — усмехнулся тот. — Вы сами сказали — кожаное пальто. Думаете, моя жизнь стоит дешевле?

— Да она вообще ничего не стоит, — буркнул Скабиор, впрочем, совсем не зло. — Я не собирался тебя разорять.

— Раз в жизни могу позволить себе, — он слегка склонил голову набок, оценивающе разглядывая своего гостя и спасителя. — Может, глядя на это, вы когда-нибудь ещё кого-то спасёте.

— Да спаси Мерлин, — отмахнулся Скабиор в преувеличенном ужасе. — Мне тебя-то на всю оставшуюся жизнь хватило. Ладно. Спасибо, — он протянул ему руку и крепко и искренне сжал. — Я… в общем, пойду, — но совершенно не привык чувствовать себя так неловко — а ещё ему неимоверно хотелось скорее показать пальто Гвеннит.

— Не забудьте, — Эндрю поднял с пола его куртку, встряхнул, сложил и упаковал. — Уменьшить вам?

— Не надо, — трансфигурация так и осталась его слабым местом. Хотя, наверное, Гвеннит смогла бы… но ему не хотелось её просить. — Ещё раз спасибо.

— Вы заходите, — попросил Керк. — Когда угодно. Мы всегда рады вам — и моя мастерская всегда к вашим услугам.

— Зайду, — вполне искренне пообещал Скабиор — и, забрав свои старые вещи, аппарировал прямо с порога.

Домой, на остров — где бросил свёртки на небрежно заправленную пастель и оттуда вновь аппарировал, отправившись разыскивать Гвеннит.

Она сразу заметила его обновку — и ахнула, оглядывая очень довольно крутившегося перед ней Скабиора, развернула его к себе и спросила:

— Это правда драконья кожа? — и когда он очень довольно кивнул, добавила: — Но как? Откуда? Это же… это ведь дорого очень и…

— Ты не поверишь, — он рассмеялся. — Это подарок.

— От кого? — изумилась она. Он открыл рот, чтобы ответить… и промолчал, внезапно снова смешавшись. Потому что, ну как рассказать ей подобное? Как ни скажи — выставишь себя каким-то… героем, тьфу. И Мерлин знает, как объяснить, что от геройства тут была одна дурь — а всё остальное… она же, потому что вляпаться в подобную глупость мог только полный кретин. Хорошо хоть сдержался и не утопил его тогда окончательно — а как ведь хотелось!

— От одного знакомого за одну случайную услугу. Хорошую, не смотри так, — он обнял её и, крепко прижав к себе, замер так, зарывшись лицом в её волосы. — Правда хорошую, — серьёзно прошептал он. — Ну что ты боишься.

— Ты ему жизнь спас, что ли? — пошутила она, тоже его обнимая, и так и не перестав тревожиться.

— Ну… да… в каком-то смысле… случайно, в общем-то, — она всё же смутила его, а ему смущаться не нравилось — и он, рассмеявшись, подхватил её на руки и закружил — Гвеннит, не выдержав, тоже засмеялась и — он почувствовал — успокоилась.

— Ты правда кого-то спас? — радостно спросила она, когда он её отпустил.

— Сказал же — случайно, — фыркнул он. — Зато какая вещь, — он провёл по пальто ладонями. — Ты занята, или пойдёшь со мной праздновать?

— Пойду, конечно, — улыбнулась она.

Глава опубликована: 13.12.2015
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх