↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 215

Они долго молча стояли друг против друга, Поттер и Скабиор… Главный Аврор и Распорядитель Фонда, егерь и его жертва… и его же судья. Язвить сейчас ни сил, ни желания у Скабиора не было, хотя в голове у него и крутились какие-то резкие, хлёсткие фразы, которые он никак не мог ухватить, да и говорить ему сейчас совсем не хотелось, как и вообще видеть этого человека. Но и гнать его было как-то… неправильно. Почему-то же Гвен просила его спуститься… почему? Что он тут вообще делает? Кажется, сейчас ещё утро?

Удивиться по-настоящему у Скабиора не вышло. Ему хотелось… впрочем, нет — не хотелось, ему просто нужно было прийти в себя. Или просто выспаться для начала…

— Мистер Винд, — начал Поттер — и замолчал.

Потому что человек перед ним выглядел… иначе. Не так, как ещё вчера вечером, да и всё то время, что они с ним общались. И дело было не в густой полупрозрачной желтовато-зелёной мази, которой он был густо обмазан — во многих местах она стёрлась или впиталась, открыв начавшую заживать, но всё равно ещё воспалённую кожу. В не слишком чистых сейчас, распущенных по плечам тёмно-русых волосах Скабиора проступила отчётливая седина, которой, Поттер помнил, после выброса ещё не было, да и в целом С… мистер Винд выглядел постаревшим лет на пятнадцать и мало походил на человека, способного кого-нибудь повести за собой.

— Давайте сядем, — мягко предложил Поттер — хотя вовсе не он был хозяином дома. Скабиор посмотрел на него как-то задумчиво, но спорить не стал, а просто прошёл к дивану и тяжеловато сел в самый угол. Поскольку сидеть здесь, кроме дивана, было не на чем, Поттер сел в другой его угол и всё так же мягко проговорил: — Я принёс приглашения на бал для вас с миссис Долиш — простите, я забыл сделать это вчера, — сказал Поттер. — С четверга забываю про приглашения, вы извините меня, пожалуйста.

— Бал? — переспросил Скабиор, слегка хмурясь. На нём всё ещё были обгоревшие лохмотья вчерашней рубашки, но он, похоже, то ли об этом забыл, то ли его это просто не волновало

— Традиционный бал в честь победы, — кивнул Поттер. — Поскольку мы объявим об открытии завтра в полдень, торжественную часть мы решили совместить с балом. Вам нужно быть там — и я надеюсь, что вы придёте вместе с Гвеннит.

— Придём, раз так надо, — кивнул Скабиор, продолжая хмуриться — не сердито, а словно пытался то ли услышать что-то, то ли понять. — А я собирался написать вам, — сказал он вдруг.

— Зачем? — слегка удивился Поттер.

— Завтра открытие, — сказал Скабиор, рассеяно разглядывая свои руки. — Вы ведь аврор, — заговорил он очень спокойно, однако лицо его сохраняло отстранённое выражение, свойственное людям, погрузившимся глубоко в себя. — Вы наверняка знаете способ, как забыть какие-то вещи на время. Навсегда я и сам знаю, это Обливиэйт, и я нашёл бы специалиста — но навсегда я забывать не хочу. А в своём нынешнем состоянии я кого-нибудь съем прямо там без всякого полнолуния, — он даже не усмехнулся собственной шутке. — Завтра мне нужно забыть о нашей вчерашней беседе — на время открытия. А потом всё вернуть. Можете?

— Могу, — помедлив, кивнул Поттер. Этот вопрос застиг его врасплох — он ожидал всякого, но такой вариант просто не пришёл ему в голову.

— Трусость, конечно, — равнодушно констатировал Скабиор, не отрывая взгляда от своих рук. — Или что-то такое. Но сейчас по-другому не выйдет.

— Можно извлечь нужные воспоминания из своей памяти, — сказал Поттер. — Обычно это делают, чтобы посмотреть их в Омуте памяти. Иногда создают копии, но если не делать этого, то из памяти они исчезают. После можно вернуть их назад.

— То, что надо, — кивнул Скабиор и потёр правый висок, и Гарри увидел, что кисти его рук зажили хуже всего остального — вероятно, потому, что мази на них совсем не было. — Учите.

— Я обязательно научу вас, — пообещал Поттер, — но на это нужны время и силы — мы просто не успеем сейчас. Этому не учатся за день. Есть зелье забывчивости — я думаю, мистер МакДугал лучше меня объяснит принцип действия, он навестит вас сегодня, а, в целом, можно выпить его — и забыть о каком-то конкретном отрезке времени, если что-то произошло не слишком давно. Действует оно, как правило, тоже около суток — вам как раз должно хватить.

Скабиор кивнул. Он не злился больше на Поттера — да он, в общем-то, и вчера на него не злился, потому что тот не сделал ничего такого, чего не должен был. И не его, Главного Аврора, вина и забота, что он, Скабиор, так по-идиотски попался. И Поттер-то, кстати, не радостно выглядит. Тоже можно понять: такой сюрприз неприятный перед открытием. А ведь он, наверное, думает, что… а действительно — что он по этому поводу думает?

— Наверное, мне стоило сразу прийти прямо к вам, — признал вдруг Скабиор. — Со Сколь и Хати. Вы бы ведь и так помогли, верно? — спросил он с горечью, которую можно было прочитать в его опущенных уголках рта и потухших глазах.

— Помог бы, — кивнул Поттер.

— Мне это не пришло в голову, — усмехнулся невесело Скабиор. — Слишком просто…

— Что просто? — спросил Поттер.

— Слишком простое решение: прийти и попросить вас, — пояснил Скабиор, нервно дёрнув уголком рта. — Вы ведь не верите, что я не имею отношения к этому ограблению?

— Я не знаю, — тоже устало ответил Поттер. — Скорее, не верю.

— Я не поклялся бы Кристи, если бы лгал, — сказал Скабиор, разглядывая свои обожжённые пальцы и сдирая ногтями одну из подсохших корок. На её месте выступила капля яркой крови, он стёр её пальцем и растёр между подушечками пальцев. — Я знал про него и следил за волчатами — но они об этом не знали.

— Зачем следили? — с некоторым интересом спросил Поттер.

— Этого я вам сказать не могу, — честно ответил Скабиор. — Я и так сказал больше, чем мог. Это очень личное, между такими, как я. И я видел, как они сбежали и бросили Сколь и Хати, — он медленно поднял на Поттера очень уставшие, покрасневшие глаза.

— И решили помочь им? — помолчав, спросил Поттер.

— Решил, — медленно сказал Скабиор, продолжая смотреть на Гарри и сдирая с тыльной стороны левой руки ещё одну корочку и опять растирая выступившую каплю крови между пальцами. И вдруг спросил: — Позавтракаете с нами?

— Да, — с секундной задержкой ответил Поттер и улыбнулся. — Буду признателен. Я даже кофе не пил с утра.

— Гвен! — громко позвал Скабиор.

Она появилась тут же, будто стояла за дверью и ждала — почти вбежала в гостиную, уже одетая в голубое домашнее платье, и с порога бросила тревожный и вопросительный взгляд на Скабиора. Тот улыбнулся ей очень ласково и тепло и протянул руку — она подбежала, мельком глянув на Поттера, и он прижал её к себе и попросил негромко:

— Накорми нас, пожалуйста? Я бы сам, но, — на сей раз он почти весело и слегка виновато улыбнулся, — я опасаюсь нечаянно превратить мистера Поттера в каннибала.

— Всё хорошо? — еле слышно спросила она, не сдержавшись и требовательно вглядываясь в его лицо.

— Да, вполне, — опять улыбнулся он. — Спасибо тебе.

— Я сейчас, — она тоже улыбнулась с видимым облегчением и, наконец, посмотрела на Поттера. — Будете яичницу? — спросила она. — Чай или кофе?

— Кофе, — попросил Поттер. — И буду, конечно. Спасибо.

— Вам спасибо, — очень искренне ответила Гвеннит. Скабиор отпустил её, и она, уходя, посмотрела на Гарри так тепло и так благодарно, что ему вновь стало стыдно перед ней.

— Вы как себя чувствуете? — спросил Гарри, старясь смягчить неловкость.

— Терпимо, — равнодушно ответил Скабиор. — Досадно, что всё вышло так глупо, — продолжил он, возвращаясь к теме их разговора, и, наконец, посмотрел прямо на Поттера. — Я не стану предупреждать их, если вы думаете об этом. А они не покажут на меня.

— Даже под веритасерумом? — спросил, помолчав, Поттер.

— Что я имею дело к ограблению — нет, — тоже помолчав, ответил Скабиор. — Я всё думаю — что было бы со мной, останься я тогда с ними. После войны. И не знаю.

— Вы знаете, что произошло со стаей Грейбека после войны? — спросил Поттер.

— Я имел в виду, если бы я выжил тогда, после вашего рейда, — устало и как-то равнодушно пояснил он.

— Хорошо, что вас там тогда не было, — искренне проговорил Гарри — и Скабиор, почувствовав эту искренность, глянул на него удивлённо.

— Вы, пожалуй, должны на меня злиться, — сказал, помолчав и подумав, Скабиор. — Я плохо чувствую и соображаю сейчас, но мне кажется, это не так. Верно?

— Верно, — кивнул Поттер.

— А вчера злились, — сказал он. — Я подвёл вас?

— Не только и не столько меня, — признался Поттер. — Если бы можно было переиграть — я бы, пожалуй, задумался над возможными альтернативами, — добавил он честно. — Но вас уже утвердили. И теперь я вынужден просто надеяться, что сейчас вы честны со мной, и всё действительно так, как вы сказали.

— В этом — честен, — сказал Скабиор. Ему отчаянно не хотелось ни врать, ни придумывать какие-то витиеватые красивые фразы, которые бы не были ложью, но и правду бы содержали не всю, да и сам Поттер не выглядел человеком, которому хочется длинных сложных бесед.

Завтракали они практически молча: Гвеннит принесла им еду в гостиную, но сама с ними оставаться не стала, извинившись, что пора кормить Кристи и пообещав после к ним присоединиться. Держать вилку Скабиору было неудобно, есть — тоже: кожа на губах потрескалась, и к вкусу яичницы примешивался отчётливый привкус его собственной крови. Ему вообще хотелось спать, но день, судя по всему, предстоял длинный, и он отчаянно старался проснуться. Атмосфера в комнате, напряжённая поначалу, сейчас была вполне мирной и способствовала расслаблению — а Скабиору, напротив, нужно было собраться.

— У меня ощущение сейчас, как на уроке Биннса, — пошутил в какой-то момент Гарри. — Вроде и обстановка, и разговор не должны ко сну располагать — а глаза всё сильнее слипаются. Пойду я сейчас, пожалуй. Вы извините, что так рано вас разбудил.

— У нас на его уроках тоже все спали, — кивнул Скабиор. Воспоминание оказалось неожиданно приятным — он улыбнулся: — А мне нравилось. И было интересно.

— Вам нравилась история магии? — изумился Гарри, доедая свою яичницу и делая большой глоток чёрного кофе.

— Очень, — сказал Скабиор, тоже беря в руки чашку с кофе и наливая туда сливки. — Пока все вокруг спали или занимались своими делами, мы с профессором Биннсом иногда разговаривали. Он рассказывал много интересного, если его спросить правильно. Он просто говорил так занудно, что глаза сами слипались — а истории-то были интересные…

— Впервые в жизни вижу человека, которому нравился Биннс, — признался Гарри. — Даже… одна моя подруга в школе его недолюбливала.

— Ну почему же впервые? — спрятав зевок, спросил Скабиор. — Вы же знаете Гвеннит. Она тоже любила его уроки.

Он откинулся на спинку дивана и устроился поудобнее. Сливок в кофе было больше, чем надо, но ему нравилось — правда, толку было мало, сон этот кофе не разогнал.

— Если бы вы в школе уже были оборотнем, — пошутил Гарри, тоже откидываясь на спинку дивана, — можно было бы пошутить, что профессор Биннс — идеальный преподаватель для оборотней.

— Скорей уж просто для хаффлпаффцев, — улыбнулся Скабиор, прислоняя голову к спинке дивана и прикрывая глаза. — У нас многим нравилось его слушать…

Поттер подумал, что надо будет при случае спросить Эрни или, например, Джастина, что они думали об уроках Биннса. Он глянул на расслабленно сидящего с закрытыми глазами Скабиора и решил, что может последовать его примеру и на минуту прикрыть глаза, в которые, честно сказать, как песка насыпали.

— А что вам было интересней всего? — спросил он, тоже откидываясь на спинку дивана и закрывая глаза. — У меня из лекций Биннса в голове мало что отложилось, но в связи с профессиональной деятельностью пришлось потом восполнять пробелы уже из иных источников.

— А я многое помню, — немного сонно улыбнулся Скабиор. — Там же вся волшебная история — от кельтов с их странными ритуалами до статута… Норманны, римляне… помните, например, Вильгельма-Завоевателя и его магов?

— Ещё как, — честно признался Гарри. — Их благородные потомки никак не позволят забыть об этом.

— Мне больше всех нравился…

Скабиор начал рассказывать — сперва увлечённо, но потом постепенно заговорил всё медленнее и медленнее, покуда не замолчал, сам того не заметив.

Будить его Поттер не стал. Сперва он подумал просто тихо уйти, но оставлять Скабиора одного ему не хотелось, да и исчезать вот так, не простившись с хозяйкой дома, было очень невежливо. Решив дождаться Гвеннит, Поттер тоже облокотился на спинку дивана и задумался — благо, подумать ему всегда было, о чём. И не заметил, как и сам задремал, расслабившись после сытного завтрака.

И когда четверть часа спустя Гвеннит встревоженно заглянула в гостиную, откуда какое-то время не раздавалось ни звука, она обнаружила обоих мужчин крепко спящими, каждого в своём углу дивана.

Глава опубликована: 20.04.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх