↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 262

Пятница началась, как самый обычный рабочий день. С утра Поттер объявил всему личному составу об оперативном совещании в конференц-зале, на котором собирался подвести итоги проделанной работы и наметить перспективы. Совещание он назначил на четыре часа, подняв этим настроение разом всем сотрудникам Аврората — по опыту они знали, что подобные мероприятия проходили быстро, а значит, у всех появлялся вполне реальный шанс уйти сегодня домой пораньше. Без пяти четыре конференц-зал был полон. Рассаживались, не обращая внимания на чины, как привыкли, и вскоре все стулья оказались заняты, и лишь подоконник, где обычно предпочитал сидеть пропавший без вести Причард, оставался свободен. Главный Аврор замер перед своими людьми и, окинув их долгим взглядом, начал:

— Все вы проделали огромную работу и Аврорат вами гордится…

Собравшиеся внимали Поттеру с довольными лицами — а он, коротко обозначив сложившуюся оперативную обстановку, заметил, что не стоит останавливаться на достигнутом и наивно полагать, что вопросы контрабанды, производства и сбыта нелегальных зелий решены окончательно.

— Мы не можем позволить себе расслабляться, — подытожил он. — На свободе до сих пор их сообщница с крупной партией пыли на руках, необходимо объявить её в розыск. И замечу, что дело «Бристольского оборотня» не сдвинулось с мёртвой точки, — он пристально посмотрел на стажёров, расположившихся тесной группой рядом с Долишем, — у нас даже версий приличных до сих пор нет, а если есть, то я бы хотел их в ближайшее время услышать. Не говоря уже о том деле, которое мы не имеем права не довести до конца, — мрачный Финниган, расположившийся со своими людьми в углу, кивнул.

Увы, сколько бы авроры ни рыли носом землю, новых фактов в деле об исчезновении их товарищей так и не прибавилось — хотя попутно им и удалось раскрыть множество менее значительных преступлений.

— Мистер Кут, мистер Вейси, прошу, — те, переглянувшись, сменили Поттера перед аудиторией, вглядываясь в его посерьёзневшее лицо, не предвещавшее им ничего хорошего.

Когда они закончили рапортовать о проведенных в рамках расследования операциях, слово снова взял Главный Аврор:

— То, что целый ряд дел, в целом, был успешно закрыт, не отменяет того факта, что в процессе расследования был совершён ряд ошибок, — сообщил он собравшимся.

Присутствующие поскучнели. Разбор ошибок завершившихся операций был процедурой стандартной, но обычно подобные беседы затягивались — а значит, надежда на ранний уход с работы внезапно стала весьма эфемерной.

На сей раз Куту и особенно Вейси досталось основательно — настолько, что у присутствующих возникло впечатление, что дело простым разговором не закончится, а дойдёт, если уж не до выговора, то, как минимум, до лишения премии. Поттер припомнил и самовольное привлечение ударников ДМП, и едва не закончившуюся трагедией несогласованную засаду, Конфундус, примененный к задержанным, а также прошёлся по всем нарушениям, допущенным сотрудниками отдела тяжких при опросе свидетелей в Лютном.

И пока все гадали, с чего Главный Аврор внезапно так на них взвился, тот выдохся и экзекуцию решил завершить:

— Ну что ж, раз степень вины определена, пора переходить к наказанию, — произнес он сурово. — И я думаю, оно будет весьма серьезным и надолго затянется. Должен вам сообщить, что еще вчера я подписал приказ… — голос Поттера стал особо зловещим, — об официальном назначении вас обоих на руководящие должности. Мои поздравления, господа! — с улыбкой завершил он и радостно зааплодировал первым, и через секунду к нему присоединились и остальные. Слегка ошеломлённые, Кут и Вейси встали по стойке смирно и отдали честь. А затем их коллеги кинулись хлопать их по плечам и по спинам, а потом даже и обнимать, и Поттер, перекрывая с помощью Соноруса поднявшийся гвалт, гаркнул:

— Господа авроры, слушай приказ — гулять продолжаем в «Тролле и висельнике»!

Паб «Тролль и висельник», расположенный в Гринвиче, авроры облюбовали ещё лет двести назад — и с тех пор традиционно отмечали всё только там. И когда новоиспечённый кадет, наряженный в алую мантию, завершив свое первое самостоятельное патрулирование и отмечавший его с коллегами, интересовался происхождением названия кабака, ему, радостно перебивая друг друга, рассказывали старую и заезженную не хуже Хогвартс-экспресса шутку:

— Нашел как-то тролль висельника на дубу.

— И что?

— И ничего — дальше пошёл. От вяленого мяса его пучило!

После чего следовал уже традицией тост: «Так поднимем же наши стаканы за то, чтобы каждый из нас мог воспользоваться выпавшим ему шансом!»

Сам паб представлял собой небольшое помещение с низкими прокопчёнными потолками, массивными грубыми столами и освещался по старинке факелами, хитро зачарованными от возможности оказаться в руках у посетителей без прямой санкции хозяина бара. Сейчас эта роль принадлежала высокому широкоплечему мужчине с темными, заметно тронутыми сединой волосами, собранными во внушительную косу, и с каштановой, также с проседью, бородой до пояса, заплетенной в тонкую причудливую косицу. Можно было предположить, что его тёмно-синий фартук принадлежал ещё основателю «Тролля» и, вероятно, вполне мог при случае отразить пару-тройку неприятных заклятий, поскольку его, судя по всему, ни разу так и не стирали. Впрочем, фартук был единственной грязной вещью в помещении паба — и он составлял удивительнейший контраст белейшим, накрахмаленным и отутюженным рубашкам, которым отдавал предпочтение в будние дни хозяин сего гостеприимного заведения. Кормили здесь просто, но вкусно и сытно — на стол подавали обычно мясо, нарубленное крупными кусками, тушёное с овощами и пряными травами. Как правило, мясо тушили так долго, что овощи с травами превращались в густой ароматный то ли суп, то ли соус. К мясу полагался свежевыпеченный хлеб — с хрустящей корочкой и тоже с травами, каждый раз разными, посыпанный семенами кунжута, подсолнечника и льна.

И если еда здесь была не слишком разнообразна, то большим выбором напитков мог бы похвастаться разве что «Дырявый Котёл». Здесь можно было получить любой волшебный и маггловский напиток, если он содержал в себе хотя бы капельку алкоголя — и именно за это «Тролль» был так любим посетителями. Впрочем, вели себя здесь обычно пристойно: популярность этого места среди служителей магического правопорядка и внушительная фигура хозяина, много лет подряд выигрывавшего почти все соревнования Соединённого Королевства по метанию ножей в цель — на десять, тридцать и шестьдесят футов, выигранные кубки украшали стену за барной стойкой — весьма способствовали сознательности гостей.

В «Тролля и висельника» направились всем личным составом, прихватив с собой даже стажёров и оставив дежурить одного из самых молодых младших авроров (выбор кандидатуры был отдан на откуп жребию, и вытянувший из рук самого Поттера короткую палочку неудачник, вздыхая, поплёлся в отдел, утешая себя мыслью о том, что в следующий раз ему не придётся участвовать в жеребьёвке).

— Итак, — взял слово Поттер, когда все расселись и, сделав заказ, разлили по стаканам первые несколько бутылей огневиски. — За успешное окончание большого дела и за всех нас!

Стаканы взметнулись вверх, и первая партия пустых бутылок с привычными здешним посетителям громкими хлопками исчезла — а на грифельной доске сбоку от барной стойки появилось соответствующее количество жёлтых косых черт. Возникали они там после каждой выпитой в пабе бутылки, и только Мордред, наверное, ведал, как хозяин этого заведения умудрялся потом разбирать, кому какой выставлять счёт — и, как говорили, пока ни разу не ошибся. Поттер отправил заклинанием вторую партию бутылок наполнять стаканы по кругу и снова поднялся:

— И давайте поздравим тех, кто сделал этот вечер возможным! Ричи, Лео — за вас! От всего сердца и всей души, — он прижал руку к сердцу, — вы лучшие, и я горжусь тем, что работаю с вами!

Стаканы вновь поднялись, и за столом зазвучали поздравления — немного сбивчивые и почти перекрывшие хлопки опустевших бутылок. Минут пять после этого виновников торжества поздравляли, радостно перекрикивая друг друга и успевая при этом закусывать, а затем Поттер, снова поднявшись, сказал уже чуть серьёзнее:

— И за тех, кого нет сейчас с нами — но кого мы никогда не забудем.

На сей раз пили до дна и в молчании, и даже бутылки исчезли, кажется, тише своих товарок. Однако грусть была очень недолгой — и Поттер, заулыбавшись, заговорил уже с места:

— Как вы знаете, чтобы назначение стало действительным, необходимо соблюсти традиции. Мистер Кут, Мистер Вейси, вам предстоит доказать, что вы достойны возглавить своих людей, и вас ждут суровые испытания! — пафосно произнес Поттер под хохот, свист и аплодисменты. — Ричи, Лео — не мешать и не подслушивать! — велел он.

— А пусть закрываются! — смеясь, сказал Кут. — Авроры они или первоклашки?

Пока подчинённые придумывали испытания своему действующему и будущему начальству, Вейси и Кут быстро ели, догадываясь, что если не сделать это прямо сейчас, то голодать им ещё достаточно долго.

— Мы готовы! — объявила, наконец, Данабар. — Господа, кто из вас первый?

— А мы сейчас жребий бросим… вытянем. Они вытянут, — решил Поттер, со смехом изобразив на клочках пергамента номера «1» и «2» и спрятав их у себя за спиной в кулаках. — Итак, — он вытянул руки, — начинайте!

Вейси с Кутом переглянулись, и Ричи хлопнул по правому — и разочарованно протянул:

— Лео, тебе, как всегда, везёт. Ты первый!

— Жди! — хором велели ему его подчинённые, радостно переговариваясь, отправились к бару, где наперебой начали давать какие-то указания бармену, исполнявшему их со своей обычной невозмутимостью, однако в какой-то момент всё же удивлённо вскинувшему брови и бросившему на Вейси долгий изучающий взгляд.

— Ну, всё, — сказал тому Поттер. — Готовься — завтрашнего дня для тебя просто не будет. Проснёшься вечером в воскресенье.

— Главное, чтоб не в среду, — пошутил Вейси.

— А я тебя тогда оштрафую, — пообещал Поттер. — За прогул. О… идут, — сказал он, потирая руки. Ну… держись, — он похлопал его по плечу и с очень довольным видом продолжил ужинать.

Вейси же в этот момент взлетел под потолок вверх тормашками и повис в паре футов над столом. Его веки намертво слиплись друг с другом, и он, терпеливо улыбаясь, спросил весело:

— Надеюсь, мне не снитч ловить предстоит?

— Вот тебе загадка, сугубо профильная — услышал он тут же в ответ. — Выпей — и сообщи нам с максимально возможной точностью состав ингредиентов. Надеюсь, наш хозяин всё сделал правильно, и мы тебя не отравим, — оптимистично добавил голос, и в руку Вейси вложили стакан — вероятно, зачарованный от проливания.

Вейси только вздохнул. Его нельзя было назвать человеком мрачным или лишённым чувства юмора, однако подобные шутки и обряды его никогда особо не веселили. Но выбирать особо не приходилось, и он, посмеиваясь, сделал первый глоток и, покатав напиток во рту, медленно его проглотил. Потом глотнул ещё раз… да, кое-что он мог определить, особенно алкогольную составляющую — но не всё. А ответ требовался полный. Ему пришлось выпить почти половину, когда он, наконец, сумел воспроизвести рецепт — и под восторженные возгласы, в которых, впрочем, почему-то прозвучало разочарование, был расколдован и возвращён на место. Сев и дождавшись, пока ему вернут зрение, Вейси первым делом потребовал холодной воды, потому что всё-таки пить эту сладковато-солёную дрянь, да ещё вниз головой, было неприятно — а затем с хитрой улыбкой вынул из-за щеки безоар и, смеясь, поднял его над головой.

— Что хоть подлили-то? — спросил он, с удовольствием принимая заслуженные аплодисменты.

— Болтливое зелье,(1) — признались заговорщики.

— Первый посвящение прошёл! — объявил Поттер. — Ричи, теперь твоя очередь.

Кута же ждало совершенно иное испытание.

— Не мудрствуя лукаво, — начала, чуть покачиваясь, Данабар, — мы решили просто предложить тебе провести допрос. В течение ближайшего получаса ты должен каждый раз, когда в бар зайдёт лицо любого пола и возраста с определёнными приметами — набор ты сам вытянешь, мы тут всё написали — сперва, скажем так, занять позицию под столом, а затем обезвредить сие лицо и допросить — наливая ему и себе за свой счёт за каждый вопрос. Выяснишь, что он тут сегодня делает и почему пришёл один… или, наоборот, не один. Тяни, — она решительно положила перед ним три одинаковых листка бумаги.

— Чтоб вас всех, — хохотнул Кут — и взял средний.

Прочитав, он заржал и огласил:

— Светлые волосы, голубые глаза и высокомерный взгляд. Вы, часом, не пригласили сюда сегодня Малфоев? — поинтересовался он под радостный гогот остальных.

— О, — встрял внимательно наблюдавший за дверью Поттер, кивая на входную дверь. — Первый пошёл.

В бар и вправду вошёл вполне подходящий под описание мужчина — разве что на Малфоя он был похож так же, как сам Гарри — на давно почившую свояченицу Люциуса: мастью. В остальном же массивная, чуть сутулая фигура новоприбывшего, скорее, намекала на родство с троллями, чем с любым из достойных семейств, входящих в «Священные двадцать восемь».

— И ведь не совестно вам, — попенял им Кут, немного неловко залезая под стол, а затем, выбравшись с другой стороны, вставая и с сияющим видом направляясь навстречу вошедшему.

Кут уложился в меньший срок, нежели означенные полчаса, однако, не желая вновь лезть под стол, он, получив ответы на все интересующие его вопросы, завёл со своим «подследственным» неспешную приятную беседу, и когда время, наконец, вышло, едва стоял на ногах, а уж о том, чтобы протрезвить себя самому, не шло даже речи — так что, когда Поттер милосердно вернул ему способность нормально разговаривать, ходить и думать, он, ёжась от сопутствующего протрезвляющим чарам мерзкого холода, отрапортовал:

— Задание выполнено! Человек, между прочим, по делу зашёл — починить кровлю. А вы… — укоризненно покачал он головой под радостные восклицания товарищей.

— Всё, хватит посвящений! — потребовал Робардс. — Дайте уже пожрать и выпить спокойно!

Ему подчинились — и вечеринка продолжилась.

Как ни странно, даже уже весьма захмелевшие главные её виновники не выглядели безмятежно весёлыми и счастливыми — и причины у обоих были похожи. Ни Вейси, ни Кут не могли не думать о том, какие обстоятельства сделали возможным их назначения. Но если Кут, скорее, просто вспоминал Грэма Причарда, с некоторой грустью понимая, что, доведя до конца это дело, таким образом отдал дань его памяти — потому что без всей наработанной за предыдущие годы базы ничего бы не получилось — и памяти Сандры Фоссет, которая столько лет внедряла систему мониторинга качества зелий, чтобы понимать что и откуда приходит — то Вейси воспринимал все это немного иначе. Он признавал — и сам для себя, и вслух, причём вполне искренне, что нынешний успех — это не просто везение, хотя и без него тоже не обошлось, а в большей степени плодотворный труд многих авроров, той же Фоссет и младшего Долиша. Но он не мог не задумываться о том, стало бы для него возможным подобное назначение, если бы Сандра Фоссет не пропала почти год назад в Ирландии? И честно — ибо он, в общем-то, не имел обыкновения лгать сам себе — признавал, что нет, не стало бы. Он бы никогда не обошёл Фоссет — теперь, когда её не было больше на свете, в чём они все были вполне уверены, это можно было признать. Ему помог взлететь по карьерной лестнице случай, а не собственные таланты, случай — и Феликс Фелицис. Не будь того и другого — не был бы он сейчас одним из героев дня, а так бы и ходил до сих пор в заместителях.

Вот почему веселиться ему особенно не хотелось — да и не получалось, если честно. Постепенно сдвигаясь всё ближе к краю, Вейси, наконец, забился практически в угол и замер там со стаканом огневиски в руках. Пить ему не хотелось — ему вообще не хотелось больше быть здесь и продолжать праздновать. Он бы ушёл, если б мог — но, к сожалению, им с Кутом предстояло сидеть тут до ночи. Он отчаянно завидовал Финнигану, поступившему куда честнее и просто попрощавшемуся со всеми ещё в Атриуме Министерства и лично заступившему на дежурство — как, по слухам, теперь всегда делал по пятницам, а зачастую и по выходным. Впрочем, шансов последовать его примеру у Вейси, конечно же, не было, ибо всё-таки чествовали сегодня его, а в этих случаях, увы, не сбегают.

Но раствориться во всеобщем веселье не удавалось не только им.

Фей Данабар напивалась решительно и методично. Хотя она искренне радовалась за наконец-то получивших заслуженные назначения товарищей, но радость её была горькой, как содержимое ее стакана. Дойти до нужного состояния у неё вполне вышло, быстро, качественно… и совершенно бессмысленно, потому что алкоголь принёс с собой тоску, а отнюдь не веселье.

Мерлин, если бы Джимми был рядом, чтобы рассказать ему, как она лихо… но его не было — и никогда, никогда больше не будет. Однако просто сидеть и киснуть тоже было не дело — и её периодически бросало в иную крайность: она отчаянно соглашалась участвовать в любом безумии, творившемся в кабаке.

Не выходило веселиться и у Джона Долиша — а ведь, строго говоря, у него оснований для радости было даже больше, чем у Кута и Вейси. Потому что это была первая за последние двадцать лет вечеринка, где он не чувствовал ставшей уже привычной стены между собою и остальным коллективом, и даже Поттер больше не глядел ни сквозь него, ни как на какое-то неприятное чужеродное существо, традиционно обитающее в аврорате. Больше того — под конец вечера Гавейн Робардс вдруг сам подсел к Джону и предложил выпить, заметив, что из старой гвардии остались только они. За это и выпили — и не заметили, как разговорились и расвспоминались, помянув и Моуди, и Скримджера, и всех тех, чья служба в Аврорате завершилась раньше времени, и кто покинул его не по своей воле, отправившись в лучший мир.

Расходились во втором часу ночи — и Ричи Кут, вернувшись домой, рухнул спать, успев, впрочем, поставить будильник на полдень — ибо в час дня он встречался с Мишель и имел все основания подозревать, что без этой меры предосторожности самостоятельно попросту не проснётся.

А вот Поттер обошёлся без всяких будильников, очень надеясь, что ни Джинни, ни дети, ни дракклы, ни дементоры не вспомнят про него раньше трёх, а лучше четырёх часов пополудни.

Вейси же, неожиданно даже для себя, вновь отправился в «Спинни», где ему повезло, и Идэсса оказалась свободна. Ничего ей не говоря, Вейси аппарировал вместе с нею к себе — где сперва крепко обнял, затем взял её лицо в ладони и тихо сказал:

— Помнишь — я вчера говорил, что каждый человек может быть иногда грустным? Вчера такой была ты — а сегодня пришла моя очередь. Сделай так, чтобы я хотя бы на время об этом забыл, — и спросил с отчаянной надеждой: — Сможешь?

— Попробую, — шепнула она, проводя подушечками пальцев по его левой щеке.

И у неё это получилось.

…А Джон Долиш, закалённый не одним годом службы, привычно протрезвив себя, забрал совершенно пьяную Данабар и аппарировал с ней к её дому. Он собирался её там и оставить — но неожиданно для себя остался с ней сам, дожидаясь, пока она не уснет, и с полчаса слушая её горькие пьяные обещания, что когда Джимми вернётся, она сама прибьёт его к дракклам, потому что нельзя так обходиться со своим напарником и вообще…

Он слушал её, отвечал что-то, укладывая на диван и накрывая пледом — и думал о сыне.

О том, что они так и не помирились.

О том, что у него никогда не будет шанса попросить у него прощения.

И о том, что Арвид так никогда и не увидит своего сына.


1) Болтливое зелье — изменяет голос собеседника, делая его очень писклявым, здесь есть некоторая аналогия с гелием, не путать с болтушкой для молчунов.

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 07.06.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34399 (показать все)
🤭🤭🤭
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Уииии! ))) Как это приятно! )) Спасибо вам!)
Elegant
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Я так рада этому. )) Так здорово !)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх