↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 440

Вторая суббота декабря две тысячи семнадцатого года началась в доме Гарри Поттера со скандала.

Альбус Северус, заигравшись с Лили, влетел в кухню, где Джинни готовила завтрак, а Гарри читал за столом утренний выпуск «Пророка», и, не удержавшись на ногах, с размаха влетел отцу в спину. Гарри буквально взвыл от неожиданной боли, Джинни тут же сердито накинулась на перепугавшегося Альбуса, Гарри вступился за сына… В итоге все перессорились, и Гарри, раздражённо сказав, что у него сегодня дела в Министерстве, ушёл из дома и долго бродил по Лондону. Утреннее происшествие вновь напомнило ему о Билле Мёдба — и Гарри, в сотый, если не в тысячный раз вспоминая все те события, вновь пришёл к выводу, что поговорить об этом ему попросту не с кем. Тем, кто мог бы понять его, он не хотел рассказывать об этом штурме — всё прекрасно понимая и зная, что не было у них в тот момент никаких иных вариантов, он так и не сумел до конца простить себя за приказ штурмовать школу. С детьми.

— Волдеморт хотя бы дал время всех вывести, — мучительно прошептал Гарри. Он стоял, облокотившись о перила моста через Темзу, и смотрел на воду. Прямо под ним на волнах качалась крупная белая чайка. — А мы убивали детей…

Он закрыл лицо руками, вспоминая. Самому младшему из погибших в Билле Мёдба, как они называли это место — шатёр Маб — было всего девять. Девять лет… Волшебники в этом возрасте даже палочек не имеют обычно — а у этих малышей они были. Поттер прекрасно понимал, что вина за это лежит на той, кто выставил этих детей против авроров — на той, кого те называли Матерью, и с чьим именем до сих пор, он знал, они просыпались и засыпали. Понимал — но не винить себя за эти смерти не мог. И забыть лица этих мёртвых детей и подростков не мог тоже.

Да даже если б и захотел забыть — у него бы не вышло. Полученное им проклятье, с которым он так поздно обратился в Мунго, давало о себе знать то внезапной острой болью, то неожиданной скованностью движений, то опять болью, но ноющей, вроде бы и не сильной, но тянущей, не дающей ни сесть, ни лечь нормально. Мальчик, который ранил его, оказался совсем юным, и раскрывать, каким заклятьем воспользовался, наотрез отказался. Веритасерум тут не помог, а согласия на легилименцию пленник не дал, нарушать же правило и применять её против его воли не захотел уже сам Гарри. В конце концов, правда, отыскали его — задержанного — дальних родственников, которые и дали формальное согласие, но время уже было упущено, и целители лишь разводили руками, обещая, что «через пару лет» заклятье точно удастся вывести полностью, а пока что ему придётся привыкнуть не делать резких движений хотя бы правой рукой, а лучше и вовсе научиться обходиться без них.

Он обходился, конечно — хотя порой забывал. И тогда вместе с болью вспоминал первым делом этих детей — мёртвых детей, лежащих на полу собственной школы, которую они не смогли защитить.

Гарри стоял и стоял на этом мосту — пошёл холодный декабрьский дождь, но ему было всё равно, он так глубоко задумался, что не чувствовал холода. Вдруг сзади раздалось осторожное покашливание, а потом очень знакомый голос произнёс слегка нараспев:

— Это, конечно, не моё дело, но вы не представляете, до чего картина кажется мне знакомой.

Гарри обернулся и с удивлением посмотрел на тоже облокотившегося на перила в паре шагов от него Скабиора. Тот ответил насмешливым взглядом своих вечно подведённых сурьмою глаз и соизволил пояснить:

— Я как-то однажды уже видел на мосту человека с очень похожим выражением лица. Вы точно не умеете плавать, господин Главный Аврор?

Гарри знал, что он имеет в виду: Гвеннит вскоре после рождения сына рассказала ему, как встретила Скабиора. Он улыбнулся невольно и качнул головой:

— Я задумался. А вы здесь какими судьбами? Это маггловский Лондон.

— Лондон общий, — возразил Скабиор. — И я не машу тут у всех на глазах палочкой, так что не вижу причин тут не быть.

— Я не против, — мирно улыбнулся Гарри. — Удивился просто.

— Вы не промокли? — не менее мирно поинтересовался Скабиор. — Дождик же.

— Дождик, — рассмеялся Поттер, глянув на небо. — И в самом деле. Давайте я угощу вас выпивкой и обедом? — предложил он. — Раз уж вы меня всё равно отвлекли. Знаете какое-нибудь место тут рядом? До Диагон-элле отсюда далековато…

— Знаю, — весело кивнул Скабиор. — С удовольствием, — он поёжился, чувствуя, как холодная вода струйками стекает за шиворот — дождь с каждой минутой становился всё сильнее.

— Пожалуй, и хорошо, что мы встретились, — задумчиво проговорил Поттер. — Я бы тут, пожалуй, долго ещё простоял.

— Что стряслось-то? — почти равнодушно поинтересовался Скабиор, не ожидая, в общем, ответа.

— Стряслось… А ответите мне на вопрос?

— Спросите, — усмехнулся он — они быстро шли по мокрому тротуару, одинаково подняв воротники и ссутулившись. — Тогда и узнаете.

— Вы когда школу штурмовали, не думали о том, что там дети? — обернувшись и пристально посмотрев на него, спросил Поттер.

— Нет, — удивлённо ответил Скабиор. — Почему мы-то должны были думать об этом? Времени же было дано достаточно — учителя вполне могли всех их вывести. Это же их работа. Да и вообще… Я лично просто не задумывался о подобных вещах. Да, я подонок, — он ухмыльнулся.

— А я вот думал, — тихо ответил Гарри. — Но всё равно приказ отдал.

В этот момент на светофоре зажегся зелёный для пешеходов, и Потер быстро пошёл через дорогу, оставив очень удивлённого Скабиора чуть позади. Какое-то время они так и шли — очень быстро — по тротуару, друг за другом, потом Поттер, слегка остыв, притормозил и обернулся.

— Нам вон туда, — невозмутимо махнул рукой куда-то вперёд Скабиор. — Или всё-таки передумали?

— Нет, — качнул головой Гарри. — Идёмте. Хотя я сегодня, мне кажется, скверный собеседник.

— Так мы есть идём, вроде, а не дискутировать, — возразил Скабиор, бросая на него быстрый и любопытный взгляд.

До бара они дошли молча. Вошли в темноватое помещение, сели за угловой столик, у батареи — Гарри поёжился, почувствовав только здесь, насколько он промок и замёрз, снял насквозь мокрую мантию и положил на соседний стул — не столько сохнуть, сколько, хотя бы, стечь. Скабиор в своём кожаном пальто был в куда лучшем положении: оно не промокло насквозь, и потому, сняв его, он остался почти что сухим.

— Бутылку виски? — спросил Скабиор. — Вы же ко мне присоединитесь?

— Да, пожалуй, — кивнул Поттер. — Только я в маггловском не разбираюсь совершенно, возьмите на свой вкус.

— Возьму, — кивнул тот. — Здесь отличная свинина, рекомендую. А кофе паршивый.

— А закажите мне, — попросил Гарри, оглядываясь. — Доверяю вашему вкусу — и пойду схожу высушусь в туалет, очень уж неприятно.

— За стойкой направо, — махнул Скабиор.

Туалет оказался маленьким, разрисованным от пола до потолка и полутёмным, и выглядел столь же непрезентабельным, как и сам бар — но Гарри отлично знал, что, во-первых, в таких вот неприметных заведениях порой кормят удивительно вкусно, а во-вторых, обычно в них можно спокойно поговорить, не опасаясь чьего-нибудь любопытства. Зеркало на стене, как ни странно, было вполне целым, и даже довольно чистым, если не считать заехавшие на него со стен надписи. Он посмотрел на себя — мокрый до нитки, бледный, с красными от постоянного в последние недели недосыпа глазами… Гарри умылся, высушил волосы, руки, одежду и хотел было причесаться, но расчёски в кармане не оказалось — он так и не научился всегда носить её с собой. Почему-то ему вспомнился Причард, всегда одетый с иголочки и сейчас готовящийся к экзаменам в Академии — а затем он подумал и об О’Нил. В её случае целители уже не давали никакой надежды: она так и не пришла в себя, то тихо напевая одни и те же мелодии, то смеясь, то горько о чём-то плача. Она никого не узнавала и шарахалась ото всех, забиваясь в угол палаты и отбиваясь с неожиданной силой от любых попыток её коснуться, так что все манипуляции целителям приходилось проводить, усыпив или обездвижив её — добровольно же она подпускала к себе по-прежнему только Фоссет. Гарри несколько раз встречался с родителями Рионы — и меньше всего хотел бы ещё одной встречи, ибо, что он мог им сказать? Конечно, они ни в чём не винили его — но так было, пожалуй, ещё тяжелее.

Он тряхнул головой, пригладил волосы и вернулся за стол, на котором уже стояла открытая бутылка виски, миска со льдом, пара стаканов и блюдце с чесночными гренками. Скабиор молча разлил, ни о чём Гарри не спрашивая — тот так же молча взял стакан и сделал большой глоток. Виски оказался хорошим — не Огденский, разумеется, но Поттер всё равно никогда не считал себя знатоком.

— А если бы в школе были дети? — спросил, помолчав, Гарри, — вы пошли бы?

— Пошёл бы, — спокойно кивнул тот. — У тех детей есть родители и учителя — если они их не защитили, почему я должен об этом думать?

— И сейчас бы пошли?

— Сейчас, — задумчиво переспросил тот. — Не знаю. Возможно. Не думаю, что сейчас это было бы мне интересно.

— Вы же были в стае Грейбека, — Поттер снова сделал глоток. — Ослушались бы приказа?

— Мне нечего вам ответить. Возможно, — он посмотрел на собеседника с любопытством. — Не уверен, что я до сих пор был бы там. Грейбек — не Лорд, силой никого не держал. Не нравится — уходи… Главное — на глаза после не попадайся, — он усмехнулся.

— А вам, значит, нравилось, — констатировал Поттер.

— Тогда — да. Хотя, — добавил он задумчиво, — дело было уже не столько в Грейбеке.

— А в том, что он делал?

— А в том, что Лорд ломал ваш мир, — почти мягко пояснил Скабиор. — Я говорил же уже. Мне тогда очень хотелось увидеть, как он развалится.

— А теперь?

— Теперь, — он улыбнулся, — нет, пожалуй. Двадцать лет прошло.

— Девятнадцать, — зачем-то поправил Гарри, допивая виски и наливая себе ещё.

— Ну, девятнадцать. Мир, в целом, стал поприятнее, — Скабиор тоже допил и наполнил свой стакан вновь.

Принесли еду — жареную, только со сковороды, свинину с цветной капустой. Мясо действительно оказалось превосходным, и хотя Поттеру было совсем не до еды, он сумел её оценить — какое-то время они молча ели, потом Скабиор сказал:

— У меня появилось, что терять. Так что, по всей вероятности, в случае войны меня больше волновала бы их безопасность, нежели любые идеи.

— Хотите сказать, тем, кто там был, терять было нечего?

— По большей части да, полагаю, — кивнул Скабиор. — Меня мало интересовали другие — а у оборотней крайне редко бывают дети.

— А почему? — заинтересовался вдруг Поттер, отвлекаясь от своих изматывающих мыслей и с радостью хватаясь за это своё нежданное любопытство. — Насколько я понимаю, дело тут не в физиологии…

— Нет, конечно, — фыркнул Скабиор. — А вы себе это как представляете? Дети-то рождаются обыкновенными — оборотничество так не передаётся. И как — обращать их? Так не все готовы следовать заветам Грейбека, — он усмехнулся. — Растить, как есть? И куда их девать в полнолуние, пока маленькие? И каково им будет потом жить с родителями-оборотнями? Вы себе представляете вообще, как на них смотреть будут? Да и собственно жить — как? Многие из нас хотя бы свой угол имеют? Как тут растить ребёнка?

— А что, — удивился Поттер, — Грейбек своих детей обратил?

Глава опубликована: 22.02.2017
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх