↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 285

Следующие сутки Скабиор, вроде, и занимался, но сосредоточиться всё равно ни на чём толком не мог, всё время возвращаясь мыслями к своему предложению. Он всегда терпеть не мог ждать — но сейчас от него уже ничего не зависело, всё, что сумел, он сделал, и оставалось лишь ожидание и надежда на то, что его предложение было воспринято правильно, и что он выбрал верный способ выразить свою признательность — и что его предложение всё же будет принято.

Варрик появился только следующим вечером — вероятно, дождавшись, пока Скабиор будет один, вышел из стены и негромко позвал его.

— Вы… решили? — занервничав, тут же спросил Скабиор.

— Выйди на улицу, — позвал его Варрик. Скабиор почти что бегом, даже не пытаясь скрывать охватившее его лихорадочное возбуждение, выбежал из дома, даже не предупредив Гвеннит и, следуя за призраком, пришёл к озеру, где у самой кромки воды сидела Эбигейл.

— Садись, — сказала она, тронув ладонью землю рядом с собой. Скабиор сел, тяжело дыша, и какое-то время они все молчали — а когда он, наконец, успокоился, Варрик заговорил:

— Мы благодарны — и принимаем твоё предложение.

Скабиор шумно выдохнул — и улыбнулся с радостью и облечением. Эбигейл ответила ему искренней, но короткой улыбкой, а Варрик продолжил:

— Мы не хотим, чтобы это был посторонний. И, в любом случае, это должен быть волк, а не кто-то из этих...

— Если это будешь ты, — сказала Эбигейл, — мы будем тебе благодарны. Всегда.

— Буду, — кивнул Скабиор, улыбаясь им с радостным облегчением, пусть и несколько лихорадочно. — У меня есть то, что нужно, — сказал Скабиор, вынимая из кармана крохотный, не более полудюйма, свёрток, — поэтому, как вы только решите…

— Ты подготовился, — улыбнулась Эбигейл. — Мы привыкли не откладывать то, что можно сделать прямо сейчас.

— Тогда, — улыбнулся Скабиор, — Я могу попросить Гвен просто не спускаться до завтра в гостиную, и…

— Думаю, делать это нужно не здесь, — возразила Эбигейл. — Ты хочешь, чтобы, если что-то пойдёт не так, она увидела тебя бьющимся в судорогах на полу?

— Нет, конечно, — слегка смутился он. — Ты права. У меня есть… одно место — убежище — но мне нужно немного времени, чтобы там всё подготовить — вы можете подождать до завтра?

— Мы двадцать лет ждали, — ответила Эбигейл. — Да.

Они встретились здесь же следующим вечером — и Скабиор, едва поздоровавшись, крепко взял Эбигейл за предплечье — и аппарировал.

В тот самый дом, куда когда-то приводил Керка и Гарольда и где иногда отсиживался, когда по каким-то причинам не хотел ночевать на Оркнеях. Накануне он отчистил матрас, застелил его свежим бельём и кинул туда чистое одеяло — а ещё оставил еду: жареного цыплёнка и ростбиф, фрукты и сладости, кофе, чай и бутылку огденского. Он не знал, чего захочется Варрику, но, ставя себя на его место, предполагал, что ему ещё хотя бы раз захочется почувствовать вкус еды, если конечно призрак в одолженном теле способен ощутить вкус.

— Мне обещали восемь часов, — сказал он, садясь на застеленный одеялом матрас, — но не могу поручиться. Хотя человек надёжный. Часы вот, — кивнул он на ходики, стоящие на табурете. — Напитки и еда там, — показал он на накрытый светлой тканью стол. — Там же записка, которую нужно отдать целителю в Мунго по имени Тав МакДугал — его можно найти на нижнем этаже, в морге — если что-то пойдёт не так. Надеюсь, что до встречи — и постарайтесь обходиться с моим телом бережно, оно мне ещё пригодится, — пошутил он и, развернув пергамент, высыпал серовато-голубой порошок себе на язык.

И даже успел закрыть глаза и откинуться навзничь — но того, как его тело коснулось одеяла, он уже не почувствовал.

Варрик подплыл к нему, замер — и медленно погрузился в чужое тело. Он уже делал это когда-то — нечасто, раза три или четыре за всё время. Но тогда он делал это просто с пьяными или спящими — теперь же всё было иначе… Ничьё сознание ему не мешало, хотя он и ощущал его где-то рядом — и тело поддалось легко и без всякого сопротивления.

Эбигейл увидела, как Скабиор снова открыл глаза и медленно сел… но нет — это был вовсе не Скабиор. Это был он — Варрик. Никогда у Скабиора не было… да и не могло быть такого выражения глаз, такой скупой и одновременно нежной улыбки, таких коротких, экономных движений. Он выпрямился и потянулся к ней — и тогда она шагнула вперёд и наконец обняла его, даже не чувствуя, что обнимает чужое, другое тело.

— Эбигейл, — прошептал он… и ей показалось, что два голоса смешались в один.

Они долго молчали, обнявшись так крепко, словно хотели слиться в одно существо — а потом оба, не сговариваясь, молча начали раздеваться.

Она думала, что ей будет мешать это чужое, и в то же время хорошо знакомое лицо, ничуть не похожее на лицо её мужа — но нет, она просто не видела его, она ничего не видела и не чувствовала, кроме него — Варрика. И какая ей была разница, как он выглядит, если это именно его руки и губы, наконец, снова касались её кожи?

Они не заметили, как пролетело отведённое им время — и лишь когда за окном посветлело, Варрик прижал к себе Эбигейл так крепко, как только смог, и сказал:

— Я скоро уйду.

— Так быстро, — прошептала она, зажмуриваясь.

— Не только сейчас. Эбигейл… я давно чувствую это. Моя связь с этим миром слабеет… сейчас, когда я вижу, что со всеми, с кем это возможно, всё будет хорошо — я… мне пора. Когда-то я остался, потому что не мог бросить их — но собственно стаи больше нет, и я…

— Я люблю тебя, — помолчав, сказала она.

В первый раз в жизни.

— Я буду ждать тебя там, — не сразу сумел он ответить. — Но не спеши. Я буду ждать столько, сколько понадобится… и я, — он вздохнул и сказал очень твёрдо, — я люблю тебя, Эбигейл. И это тоже одно из тех дел, что я когда-то не успел завершить.

— Когда? — так и не открыв глаз, спросила она, вслушиваясь в стук чужого сердца.

— Я не знаю. Ещё не сейчас, — ей показалось, что он улыбнулся. — Я скажу тебе. Обещаю, — сказал он, медленно проводя чужой, непривычно холодной для оборотня ладонью по её щеке.

— Пожалуй, — сказала она, накрывая эту руку своей, — мне сложно будет теперь по-прежнему смотреть на него.

— Там не ревнуют, — отчётливо улыбнулся он. — И если ты…

Она рассмеялась — тихо и хрипловато.

— Это невозможно, — покачала она головой. — Совершенно невозможно.

— Я знаю, — проговорил он серьёзно, прижимая её к себе. — И всё же — запомни, что я сказал.

Они так и лежали, обнявшись — покуда Варрик, не почувствовав пробуждение чужого… хотя нет — как раз хозяйского сознания — не отпустил её и, прижавшись на прощанье губами к её губам, не сказал:

— Одевайся.

Она тихо вздохнула — и вдруг крепко взяла его за руку и, быстро откусив краешек ногтя на указательном пальце, с силой вдавила оставшийся острый край в своё левое запястье и повела им, раня себя так глубоко, как только могла.

— Пусть хотя бы это останется мне на память, — сказала она негромко.

А потом, отпустив его, увидела, как призрак медленно и словно бы осторожно отделился от тела. И привычно смотрел, как она одевается — а потом берёт палочку и немного неловко, но всё же одевает всё ещё лежащего без чувств Скабиора.

Просыпался тот долго — и, похоже, мучительно. Когда он, свернувшись клубком, застонал, прижав к голове ладони, Эбигейл присела рядом и непривычно мягко спросила:

— Чем помочь?

— Кто ж его знает, — пробормотал он. — Обезболивающее попробуй…

— Я не мастерица, — призналась она. — Но что смогу.

У неё вышло неплохо: боль хотя и не прошла до конца, но отпустила достаточно, чтобы он смог открыть глаза, сесть и даже заулыбаться.

— И ведь есть же психи, которые от этого даже удовольствие получают, — проговорил он, растирая замёрзшие и занемевшие почему-то руки. — Надеюсь, это было хотя бы не зря, — шутливо добавил он — и даже смутился, встретив необычно тёплый взгляд Эбигейл.

— Не зря, — сказала она. — Мы оба тебе навсегда за это обязаны.

— Не уверен, что у меня много времени для того, чтобы отблагодарить тебя, — сказал Варрик. — Так что, если знаешь, что я могу для тебя сделать — не тяни с этим.

— Точно не сейчас, — сказал Скабиор, медленно и не слишком уверенно поднимаясь. — У меня такое ощущение, будто я все эти восемь часов пролежал на морозе. Даже аппарировать страшно.

— Проводить тебя? — спросила Эбигейл.

— Не надо сейчас, — отказался он. — Да всё в порядке. Вы идите — я отлежусь и сам доберусь до дома. Увидимся.

— Спасибо тебе, — сказала Эбигейл, протягивая ему руку.

— Пожалуйста, — улыбнулся он, пожимая её и вежливо склоняя голову в ответ на такой же короткий поклон Варрика.

А когда они оба исчезли — Эбигейл аппарировала, а Варрик попросту растворился в воздухе — он со стоном упал на очень характерно пахнущую постель, завернулся в одеяло — и мгновенно заснул.

Глава опубликована: 29.06.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх