↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 119

МакТавиш посмотрел на него изумлённо — и расхохотался, громко, до слёз. Потом вытер глаза большим платком в красно-зелёную клетку, покачал головой и проговорил с видимым уважением:

— Повеселил старика. Давно я так не смеялся… Что ж — за доставленное веселье я тебе сказочку расскажу, — он потёр руки и, взяв чашку за тонкую ручку, откинулся в кресле и заговорил так, как рассказывают сказки маленьким детям. — Есть у меня для тебя сказочка про волшебный сундучок, полный удачи, о котором никто никогда ничего никому не рассказывал. Да и некому рассказывать было: знали о ней только трое, включая твоего покорнейшего слугу, — он отпил чай и немного подержал его во рту. — И вот, если с феликсом у нас перебои — то веритасерум у нас, считай, каждое утро к завтраку подаётся, однако ж, увы — все мы невинны, аки твой юный крестник, и столь же несведущи, — развёл он руками. — Такая вот загадочка-сказочка… а из тех важных дяденек, кто ждал тот сундучок, ни о времени, когда он в стране появится, ни о месте в курсе вообще не был никто. А те, кто коробочку отправлял — те тоже все живы-здоровы, и никто неожиданно не умер и даже не заболел. А магические контракты… да ты и сам знаешь, — он подмигнул Скабиору и сделал ещё глоток. — Такая вот у нас мистика. Я уже думал, не начала ли Трелони вещать пророчества на заказ — внуки мне говорили, что больно уж трезвая она в последнее время. Прямо не знаю, что и подумать…

— Действительно мистика, — сочувственно кивнул Скабиор. — Что ж, спасибо… Итак, я правильно понимаю, что о волшебной коробочке знали трое? С одним из них я имею удовольствие беседовать сейчас, — он даже голову склонил в вежливом поклоне, — двоих других я не знаю. Однако вы говорили, что никто из них никому ничего не говорил — однако кто-то же что-то явно узнал, и ушла эта информация далеко наружу. И, если не от кого-то из вас троих — то, значит, либо был кто-то четвёртый, либо вы что-то где-то обсуждали чересчур громко и кто-то явно проходил мимо. И, как я могу судить, этот кто-то явно не был из вашего окружения, но и вряд ли он мимо случайно шел?

— Я смотрю, ты многое вынес из вашего общения с мистером Поттером, — улыбнулся МакТавиш. — Приятно видеть, когда молодёжь использует мозг по назначению… однако я должен тебя расстроить: и у нас здесь не книжный клуб, да и не обсуждают такие вещи за кружкой пива в «Белой Виверне». И нет, не было ни человека, ни чар посторонних, ни даже этой маггловской ерунды, какую некоторые умники пытались использовать. Ни одна живая душа услышать лишнего у нас не могла, да и у партнеров наших, думаю, тоже.

— Но откуда-то ведь волчата об этом узнали, — задумчиво проговорил Скабиор, допивая свой чай — МакТавиш немедленно наполнил его чашку снова и отправил ему на тарелку ещё одно удивительное пирожное, на сей раз корзиночку с нежно-жёлтым кремом, украшенную ягодами ежевики. — И если это не кто-то из вас — значит, — продолжал рассуждать он, — возможно, стоит зайти с другой стороны. Что насчет курьеров?

— В этот день было ещё несколько поставок, более интересных и вкусных для тех, кто любит чужим поживиться, однако же… Да и ребята покойного Джеффри чисто сработали — сделали еще две обманки и перепутали, чтобы даже самим не знать. С ними потом тоже долго и обстоятельно побеседовали, можно сказать, заглянули в самую душу.

— А тот, кто их нанимал? Знал он, что в ящике? Вы же наверняка и с ним поработали, — сказал Скабиор полуутвердительно. — Не может же быть, чтобы вы обо всём этом не подумали, — добавил он вежливо.

— Поработали, — улыбнулся МакТавиш так весело, что у Скабиора мурашки побежали по позвоночнику. — Но ничего так и не наработали. Он знал, конечно. Но — не говорил никому. Тупичок, — развёл он руками.

— А воспоминания не осталось случайно? — вдруг спросил Скабиор.

— Желаешь посмотреть сам? — удивлённо спросил МакТавиш. — Не веришь старику?

— Верю, — возразил Скабиор. — Но посмотреть посмотрел бы. Можно? Потому что, раз знал — но не сказал никому, значит, за ним следили.

— Я пришлю, — подумав, кивнул МакТавиш. — Что смогу. Но там ничего интересного нет — специалисты смотрели.

— Не чета мне? — понимающе хмыкнул Скабиор.

МакТавиш покачал головой:

— Не чета. Но погляди… ещё один взгляд лишним не будет. Вдруг ты заметишь что любопытное… как профессионал в своем ремесле, — почти ласково проговорил он.

— И я не задал еще один важный вопрос. Нет ли здесь третьей заинтересованной стороны? Меня не покидает чувство, что кто-то за этим всем наблюдает, — помолчав какое-то время, всё же спросил Скабиор. — Потому что очень бы не хотелось, чтобы в один прекрасный момент кто-то явился — да и заавадил посредника в моём лице к драккловой бабушке.

— Молодость, — вздохнул МакТавиш. — Конечно же, это было первое, о чём все подумали. Нет, Кристиан — все важные игроки давно посчитаны и сидят за другими досками. Да и сама ситуация настолько глупая и грязная, что я даже представить себе не могу, кому она может понадобиться сейчас — вот разве что кроме, может быть, аврората.

— Поттер? — удивлённо спросил Скабиор — и получил в ответ снисходительную улыбку:

— Ну что ты. Поттер ещё не дорос до таких игр и комбинаций — горяч, прям и молод… ну да ты это сам должен знать лучше меня, — игриво добавил он. — А вот заместитель его, с которым они так красиво обменялись местами — тот да. Всегда был себе на уме — ещё, помню, при Скримджере… ну да, дела давние, — махнул он рукой. — Однако факт — ему это вполне по зубам.

— Позвольте ещё вопрос? — что-то никак не желало увязываться… что-то ужасно мешало ему во всей этой стройной истории — возможно, то же, чего, напротив, не доставало МакТавишу…

— Спрашивай, конечно, — покивал тот, отламывая крохотные кусочки от миндального пирожного и отправляя их себе в рот.

— А за вами лично никто не следит?

— Как же не следят? — кажется, даже удивился МакТавиш. — Следят, разумеется. Как без этого. Но те же, что и всегда: мои деловые партнёры да привычная уже парочка из ДМП — у них там за последние пятнадцать лет даже маггловское научились носить, так что, не придерёшься. Ну, да это дело обычное — а вот новых лиц не было. Как я понимаю, и ты обзавелся эскортом?

— Да Мерлин знает, — дёрнул он плечом. — За мной тоже всё время кто-нибудь да следит. Может, мне кажется просто. Вы же не…?

— Зачем бы мне? — укоризненно попенял ему МакТавиш. — Люди все делом заняты — и я тебе вполне доверяю.

— Приятно слышать, — улыбнулся Скабиор. — А где, собственно, передавали груз?

— Поглядеть хочешь? — понимающе кивнул МакТавиш. — Черкну адресок… это хороший подход, правильный.

Он сдвинул в сторону посуду, и палочкой прямо на скатерти начертил карту.

— Найдёшь? — спросил он, закончив.

— Думаю, да, — кивнул Скабиор, очень внимательно запоминая ее.

— Это доки, — пояснил МакТавиш. — Обычные маггловские доки на окраине Лондона.

— Найду, — сказал Скабиор. — Вот только воспоминание посмотрю.

— Я очень надеюсь, что тебе это поможет, — кажется, искренне проговорил МакТавиш. — Однако, если я ответил на все твои вопросы — позволь и мне парочку?

— Прошу, — кивнул он с улыбкой, откидываясь на спинку стула.

— До меня слухи дошли, что ты повидался с волчатами?

— Повидался, — кивнул Скабиор.

— И что думаешь, каков их настрой? — с откровенным любопытством поинтересовался МакТавиш.

— Весьма решительный, — честно ответил он.

— Договориться не вышло? — понимающе кивнул МакТавиш.

— Нет, конечно, — рассмеялся Скабиор. — Так сразу не могло получиться. Дайте время — всё будет. А кстати… если уж о волчатах, не просветите меня?..

— Всем, чем смогу, — МакТавиш даже руку к груди прижал.

— Я поспрашивал о них у надежных людей — надо же понимать, с кем сейчас дело имеешь — и был слегка удивлен. В том, что они силовыми попрошайками стали, это логично. А ещё все знают про зелья… но я никогда не поверю в то, что они сами их варят.

— Ну что ты, — покачал головой МакТавиш. — Нет, конечно. Ну что же…

Он налил ещё чая, отпил немного, помолчал, собираясь с мыслями, и заговорил — словно сказку рассказывал:

— После той знаменитой битвы в девяносто восьмом, когда ни Грейбека, ни большинства его серьёзных бойцов не осталось — не прими на свой счёт — про этих ребят очень долго ничего слышно не было. Как в воду канули, — добавил он, ставя чашку на блюдце. — А вот потом они вдруг появились на рынке — сразу с товаром. Потеснили нескольких уважаемых подпольных зельеваров, а на предложение по-хорошему вернуться в лес ответили решительным и грубым отказом, — он улыбнулся. — Но интересно не это — а то, что товар, что они представляли, оказался весьма недурного качества. Однако волчатки на этом не остановились — и следующим шагом влезли и на рынок ингредиентов, причём явно знали, куда и к кому. И вот тут, — он поднял указательный палец и сделал паузу, — интересно уже не то, что происходило на рынке — а что там происходить перестало. А перестали там закупаться очаровательные зеленые мадам, — очень многозначительно проговорил он. — Они, собственно, ещё за год до битвы притихли — а уж после него появляются исключительно с официальными, так сказать, визитами, как приличные законопослушные граждане — даже, говорят, человечинкой больше не закупаются. А уж после открытия того зелья — заметь! — в девяносто девятом… Так что, теперь каргу проще встретить на Диагон-элле, чем в Лютном.

— Как интересно, — медленно проговорил Скабиор, лихорадочно соображая. Нет, ему определённо нужно было подумать… спокойно и тихо. — Спасибо. Весьма и весьма признателен. Могу я ещё один вопрос вам задать?

— Всё, что угодно, мой дорогой Кристиан, — кивнул МакТавиш. — Чем смогу — помогу… у нас уже лучшие головы все… сломали — может, тебе повезёт больше. Узнаешь, как это случилось — век буду признателен! А благодарить я умею, — добавил он со значением.

— Да я не про то, — качнул головой Скабиор. — Что за кондитерская? Не помню подобной вывески в наших краях.

— А-а! — обрадованно протянул МакТавиш. — Понравились, значит? Чудесное место, — довольно кивнул он. — Далеко только — ну да нам, волшебникам, это без разницы же. Это в Глазго — рассказать тебе, как найти?

— Буду признателен, — кивнул он. Глазго… он там, кажется, даже и не был. Или был… когда-то. По делу. Давно.

— А вот я тебе визитку их дам — с картой, — сказал МакТавиш, вставая и подходя к старинному тёмному резному комоду. — Держи. Недёшево, должен предупредить — но можно побаловать свою дочурку, не так ли? — подмигнул он, протягивая ему бледно-сиреневую картонку, на одной стороне которой было написано «Кафе-кондитерская «У Рины», а на другой была вполне понятная карта. — В Глазго есть крохотный волшебный квартальчик — тебе наверняка его покажут, а там найдёшь.

— Сейчас туда и отправлюсь, — решительно сказал он, отсекая, таким образом, возможность вновь получить пирожные в подарок. Он не смог бы объяснить, почему, однако ничего из этого дома в свой он нести категорически не желал.

— Молодость, — вздохнул МакТавиш. — Повезло твоей дочке — ты очень заботлив… сам-то не думал жениться?

— Зачем? — рассмеялся Скабиор, тоже вставая. — Дети вот и так есть — а от жены одни хлопоты и неприятности. Спасибо за адрес, — он сунул картонку в карман, действительно решив побывать в той кондитерской. — И за информацию. Узнаю что — напишу.

— Удачи тебе, — очень искренне проговорил МакТавиш, вновь пожимая его руку. — Всегда рад тебя видеть.

Глава опубликована: 30.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх