↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 106

— Тук-тук, — раздался из-за двери голос Скабиора. — Можно?

— Вы вернулись уже? — радостно спросил Уоткинс. — Входите, конечно, входите же… колдографии и вправду готовы?

— Вправду, — довольно сказал Скабиор, заходя и доставая из-за пазухи пухлый коричневый конверт. — По-моему, здесь хватит, чтобы обклеить ими весь… Диагон-элле, — в последний момент он сообразил, что упоминание Лютного будет сейчас несколько неуместным.

— Я рассказал ему, — сказал Гарольд, с удивительно упрямым видом глядя на Скабиора.

— Рассказал что? — вскинул бровь тот, чувствуя, как внутри него возникает целый ворох весьма противоречивых эмоций, борющихся между собой, по спине его пробежал холодок, который вот-вот готов был смениться несколько нервный смехом, рвущимся из груди.

— Всё, — очень понятно и ёмко объяснил Гарольд.

— Гарри сказал мне, что должен был убить меня — но спутал что-то, и вышло вот это, — мирно пояснил Флавиус.

— Ага, — только и смог выговорить Скабиор. Потом положил конверт ему на колени, мило улыбнулся, рывком подняв Гарольда за плечо, сказал: — Мы буквально на пару слов. Вы пока колдографии посмотрите — изумительно получилось.

А потом выволок Гарольда в коридор и, молча протащив по нему, завёл в какой-то неприметный закуток, где, тщательно наложив заглушающие чары, коротко впечатал юношу спиной в стену и, опершись на неё руками по обе стороны от его плеч, яростно прошипел:

— Ты что творишь?! Ты подлец или идиот, а? Ты соображаешь вообще, кому, что и когда говоришь?! Ты как, вообще, выжил в Лютном с такими замашками?! — он схватил его за ухо и, резко за него дёрнув, притянул его почти что к своим губам и прорычал: — Тебе почему язык твой длинный никто не обрезал до сих пор? Хотя я это сейчас, пожалуй, исправлю, — он выхватил палочку и больно ткнул ей Гарольду под подбородок.

— Я не мог больше! — выдохнул с мукой тот. — И пусть сообщит!

— Кому сообщит?! — не зная, смеяться ему или плакать, воскликнул Скабиор. — Аврорам? Ты, правда, думаешь, что это было бы самой большой проблемой? А в твою тупую пустую голову не пришла простенькая скучная мысль, что ты его же первого этим и подставляешь? Не говоря уже обо мне — но обо мне ты, как я понимаю, думать вообще не склонен — и правда, с чего бы такие глупости, правда? Я же тебе никто и… Моргана и Мерлин, зачем я вообще с тобою связался?! — простонал он, отпуская, наконец, его многострадальное ухо и позволяя, наконец, выпрямиться.

— Почему? — непонимающе спросил Гарольд, и Скабиор застонал в отчаянии:

— Вот и я не понимаю: почему и зачем? На кой ты вообще мне сдался?! Ты представь — ты просто представь, недоумок несчастный, что это дойдёт до М… твоего кредитора! Ты представляешь, сколько он после этого проживёт? Ты понимаешь, что максимум — до утра? И то только потому, что ночью убивать сподручнее? И я не говорю уж о том, что будет с тобой, с твоей матерью и со мной, вероятно? Ты зачем это сделал, а? — спросил он, уже начав слегка успокаиваться. — Можешь мне объяснить?

— Потому что я не могу так, — он трагично посмотрел на Скабиора — ну, хоть прямо в глаза, и то хлеб. — Ну, убейте меня, если хотите. Или аврорам сдайте. Или этому… кредитору.

— Ты на Гриффиндоре, что ли, учился? — усмехнулся вдруг Скабиор, и когда тот кивнул удивлённо, сказал: — А ещё говорят — факультеты, мол, это всё ерунда и не значат ничего. На тебе же твой просто написан… крупными буквами. Ну что ж ты так напролом-то, а? Ты слышал, вообще, что я тебе говорил сейчас? Что ты подставил же не столько себя — сколько этого лося…

— Его зовут Флавиус! — вспыхнул Гарольд. — Флавиус Уоткинс!

— Святая Моргана, — застонал Скабиор, обессиленно облокачиваясь о стену рядом с бледным, взвинченным и непонятно, на что решительно настроенным Гарольдом. Потом поглядел на него искоса, фыркнул и спросил уже почти что спокойно: — Ты понимаешь, что его действительно тут же убьют, если узнают о твоём признании?

— Не мог я иначе, — тихо и очень пристыженно проговорил Гарольд.

— Да понял я… слушай. Тебе не объяснили разве, что чем длиннее язык — тем ближе кладбище? А ты, как я погляжу, просто рвёшься туда… да ещё и компанию себе подбираешь.

— Ладно, я идиот, — признал тот. — Но он… такой…

— Какой? — насмешливо спросил Скабиор.

— Настоящий, — грустно ответил Гарольд. — И добрый. Я не хочу, чтоб его убили.

— Ну, тогда используй мозги по назначению, что ли, — вздохнул Скабиор. «Настоящий». Ишь ты. А мы все манекены, выходит? — А я, значит, не настоящий? — спросил он — Гарольд побледнел и замотал головой, потом закрыл лицо руками, провёл ладонями по нему и с отчаяньем проговорил:

— Нет, конечно! Но вы-то понятно… вы… Это вы, — не нашёл он нужного эпитета, — а он же другой… Я думал всегда, они все там — просто…

— Кто «они»? — заинтересовавшись, остановил его Скабиор. — И где «там»?

— Везде… В министерстве вот, — судорожно вздохнул Гарольд. — Все, кто там служит…

— И какие «они»? — нет, зря он Эндрю когда-то считал образцом идиота. Нормальный мужик же! Просто плохо ему было в то время — но вот очухался же и порядок, да ещё и пальто шьёт такие… а это что? Вот где ужас — и ведь наверняка себя ещё и героем считает, что, мол, сказал же! Не побоялся?

— Да не знаю… Ну кто может в министерстве работать? — в его голосе неожиданно прозвучало презрение.

— Ну вот, взять, например, Гарри Поттера, — насмешливо сказал Скабиор. — И правда, разве ж нормальный человек пойдёт туда… но давай вернёмся к началу. Ты понял, что подставил его? И дай Мерлин, чтобы никто твоих признаний не слышал, — Гарольд молча кивнул, опустив голову и глаза, и его виноватый вид немного смягчил Скабиора: — И меня тоже? — тот снова кивнул, ещё ниже опустив голову и плечи. — Ладно… а он-то тебе что сказал? — сменил он, наконец, тему.

— Сказал, что у меня, наверное, неприятности будут, — прошептал Гарольд. — И не может ли он чем помочь.

Скабиор ошарашенно уставился на него, а потом покачал головой:

— Ты чуть было не отправил на тот свет святого? Или они там в министерстве все под заклятьем каким-то ходят… Ладно. Посмотри на меня, — потребовал он — Гарольд поднял своё красное от стыда лицо, и Скабиор сказал очень серьёзно: — Запомни: рассказывая жертве о том, что она жертва, ты её фактически приговариваешь. Никогда так не делай. Ты понял? — тот кивнул, и он повторил ещё раз: — Никогда. А сейчас идём — и вроде я никого не видел, когда шёл по коридору. Но это всё-таки удивительный идиотизм был. Ладно… значит, говоришь, он тебе предложил помощь? Ну а ты ему — догадался? За этим же шёл, вроде. Хотя кто ж на его месте…

— Я буду его улиток кормить, — перебил Гарольд. — И… кого-то ещё — я о таких не слышал никогда раньше и не запомнил. Каждый день. Он деньги предлагал, но я буду бесплатно.

— То есть, — помолчав, уточнил Скабиор, — ты хочешь сказать, что после того, как ты рассказал ему о своей миссии, он принял предложение помощи? И готов впустить тебя в дом? Одного?

— Да, — Гарольд вскинул подбородок и стиснул зубы. — И я ничего там у него не возьму! — с вызовом заявил он.

Скабиор не сумел удержать смешок:

— Ну, даже ты не такой идиот, чтобы в таких условиях обносить квартиру. Ладно, не смотри так, — добавил он примирительно. — Но ты… ты просто… у меня слов нет никаких. Тебе как-то совершенно фантастически повезло. Я думаю, он единственный такой в своём роде — и надо же было тебе нарваться именно на него. Может, твоё везение и в нашем с тобой случае сработает, — сказал он задумчиво. — Ладно. Идём назад — и я хочу узнать, что это за улитки такие.

Когда они вернулись, Уоткинс первым делом попросил Скабиора:

— Вы не ругайте его. Всякое же бывает… и не волнуйтесь — я не скажу никому.

— Да мне, в целом, без разницы, — пожал тот плечами. — А вот скажите — я слышал, у вас есть улитки, которых молодой человек благородно подрядился кормить… могу я как-нибудь сопроводить его? Обещаю вести себя смирно и аккуратно и…

— Вы любите животных? — улыбнулся Уоткинс. — Конечно, сходите! А хотите, приходите в гости — потом, когда я вернусь домой. Говорят, это будет через пару недель… и я с удовольствием всё покажу и расскажу вам — там не только улитки, у меня ещё и хамелеоны живут.

— Волшебные? — со знанием дела поинтересовался Скабиор. Шкурки хамелеонов весьма ценились — не так дорого, как бумслангов, но всё же, и он сам не раз доставлял их в Англию, но живьём этих зверьков никогда не видел.

— Конечно — ещё и ручные, — похвастался, слегка покраснев, Уоткинс. — В самом деле, джентльмены — я буду очень рад, если вы придёте потом ко мне в гости.

— На чай? — пошутил понятным только ему образом Скабиор.

— На чай, на обед — как хотите… у меня нечасто гости бывают, но я вам очень рад буду, — искренне проговорил Уоткинс.

— Придём, — пообещал Скабиор за них обоих.


* * *


Покинув Мунго, Скабиор с Понтнером аппарировали на окраину Хогсмида и, пройдя по центральной улице, остановились у магазинчика «Шкура оборотня» с оскаленной волчьей мордой.

— Нам сюда, — с очень довольной улыбкой сообщил спутнику Скабиор. — Он отличный кожевенник — будешь учиться у него.

— Я?! — Гарольд даже сделал шаг в сторону.

— Ну не я же. Изволь его слушаться — и считай, что теперь свой долг ты мне отрабатываешь. Всё понятно?

— Но я… я не…

— Хочешь уйти? — приподнял бровь Скабиор. — Иди — не держу.

— Я никогда не делал ничего подобного, я даже и не…

— Значит, не хочешь?

— Нет, — покачал тот головой со вздохом. — Я просто… У меня не получится ничего такого. Я даже просто шить не умею…

— Меня одолевают некоторые сомнения, что тебе сразу дадут что-нибудь шить, — усмехнулся Скабиор. — Просто слушайся мистера Керка… И кстати — он тоже оборотень, и про тебя знает… Слушай, — он остановился. — Я как-то не думал раньше — как ты с трансформациями-то раньше? Где зелье брал? Раз не зарегистрирован.

— Друзья приносили отцовские. И мать — в первый раз покупала.

— Разумно, — Скабиор кивнул. — Но я бы советовал тебе теперь встать на учёт.

— Зачем?! — возмутился Гарольд. — Вот ещё! Я…

— Затем, что кто тебе теперь зелье доставать будет, скажи, пожалуйста? Или ты на меня рассчитываешь? Очень зря — я тебе не курьер. А самого тебя быстро вычислят — да и не по карману тебе теперь это будет.

— Почему это?

— Потому, — покачал головой Скабиор, — что ты, вроде, больше решил к воровству не возвращаться, а платить тебе тут никто не будет — будут кормить и… Сам всё узнаешь, — сказал решительно, маскируя этим некоторое смущение и досаду за то, что не удосужился обговорить с Керком подобные мелочи.

Глава опубликована: 20.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34299 (показать все)
Это самая длинная работа, которую я читала. Все остальное будет теперь казаться "лёгким чтивом" :D
Пожалуй, сил выразить, как же это прекрасно, у меня уже нет. Но думаю, тут и без меня все уже справились))
Поэтому просто спасибо!!!!
Alteyaавтор
MsKarlson
Это самая длинная работа, которую я читала. Все остальное будет теперь казаться "лёгким чтивом" :D
Пожалуй, сил выразить, как же это прекрасно, у меня уже нет. Но думаю, тут и без меня все уже справились))
Поэтому просто спасибо!!!!
Пожалуйста. )
Да, по крайней мере, она длинная! )
Эх, соскучилась по Гарри вашему, пойду перечитаю сначала Луну, а потом Однажды)
Alteyaавтор
vilranen
Эх, соскучилась по Гарри вашему, пойду перечитаю сначала Луну, а потом Однажды)
Хорошего чтения!))
Alteya
спасибо)
Пока в Изгоях затишье, перечитываю Луну... И вот вопрос: в 119 главе Сккбиор спрашивает МакТавиша про " крысу". А тот отвечает, что про ящик знали только трое заинтересованных...Так кто ж за ними следил? Варрик? Я правильно поняла? Потому они в Омуте ничего и не увидели?
Alteyaавтор
Борейко
Скорее всего. )
шахматная игра просто потрясающая!
умеет Автор удивить!
Alteyaавтор
{феодосия}
шахматная игра просто потрясающая!
умеет Автор удивить!
Ох. это не автор. Это бета. )
Alteya
Для меня вы и бета естественно неотделимы, эта большая работа просто изумительная!
С болью читала главу, где резко встал вопрос прощения - непрощения. Какая больная тема! И какая всегда актуальная! Проклятые войны и вечные разборки не дают ей исчезнуть из нашей жизни! Вспоминаю , когда в Москву на пике своей популярности приехала группа "Скорпионс". Клаус Майн ходил по Москве ,- журналисты тут как тут, вопросы хитрые пошли... Он сказал тогда, - мы должны все простить и оставить Времени. Ради спокойствия и счастья следующих поколений.
Это верно, но как непросто!
Alteyaавтор
{феодосия}
Очень непросто.
Но чем дальше событие - тем проще...
Ой, девченки, заставили меня плакать! Напереживалась!
Все правильно! Ребенок должен возрастать в Любви!
Alteyaавтор
{феодосия}
Ой, девченки, заставили меня плакать! Напереживалась!
Все правильно! Ребенок должен возрастать в Любви!
Это вы сейчас где читаете? ))
Прочитал.
Очень понравилось. Недостаточно для рекомендации - концовка немного провисла, но мб это из-за того, что я не читал "Однажды двадцать лет спустя", а технически, как я понимаю, это все же приквел.

Но работа монументальная, довольно много ружей постреляло, но очень жаль, что не все. И персонажи... очень люди (даже те, кто оборотни) с очень человеческими слабостями. Я это очень ценю.

Отдельное спасибо я хочу сказать за Лео Вейси и его линию. Он меня тронул чуть ли не до слез. Отлично показана и наркозависимость, и реабилитация, и то, насколько "Феликс" страшное зелье, когда после него приходится ДУМАТЬ.
Alteyaавтор
ETULLY
Эх, не дотянула до рекомендации. Ну, ничего, в следующий раз буду больше стараться.
Да, это приквел, и он подводит к "20 годам" вплотную.
И это часть серии - и некоторые ружья должны выстрелить в следующих частях. Не все они, правда, на данный момент написаны.
Про Вейси есть продолжение "Л+Л".
Alteya
Не принимайте лично, пожалуйста :) просто некоторые ружья очень бросаются в глаза (тот же дневник Фенрира ближе к концу) и обидно, что они не сыграли. Я не в осуждение.
Спасибо за наводку на L+L. В целом в каком порядке вашу серию надо читать?
Это бета бетагамма! Это бетагамма виновата!
Но она на 416 главе угодила в больницу и автору пришлось выгребать на том, что было.
Автор герой.
Alteyaавтор
ETULLY
Alteya
Не принимайте лично, пожалуйста :) просто некоторые ружья очень бросаются в глаза (тот же дневник Фенрира ближе к концу) и обидно, что они не сыграли. Я не в осуждение.
Спасибо за наводку на L+L. В целом в каком порядке вашу серию надо читать?
Дневник когда-нибудь должен выстрелить отдельной историей. Наверное. Может быть. Так было задумано, по крайней мере.
В целом читать надо в том порядке, в котором тексты расположены в серии. Там не совсем хронологический принцип - скорее, идейный. )

Да я не принимаю, в принципе, хотя звучит, конечно, обидно. )
miledinecromant
Это бета бетагамма! Это бетагамма виновата!
Но она на 416 главе угодила в больницу и автору пришлось выгребать на том, что было.
Автор герой.
Бетагамма точно не виновата! )) Она вдвойне герой, на самом деле.
Alteya
{феодосия}
Это вы сейчас где читаете? ))
Это я читала, когда старший Долиш был прощен и они помирились, и в гости согласились пойти на праздник.
Но это уже позади, я 130 главу собираюсь читать.
Alteyaавтор
{феодосия}
Alteya
Это я читала, когда старший Долиш был прощен и они помирились, и в гости согласились пойти на праздник.
Но это уже позади, я 130 главу собираюсь читать.
А! Ага.)) Поняла. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх