↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 241

Что ему теперь делать, Скабиор не знал и, как обычно в подобных случаях, отправился просто бродить по улицам. На сей раз это, правда, не помогло, да и чувствовал он себя скверно: плечо, а то и всю руку сводило время от времени судорогой, а проклятая изжога становилась всё сильней и сильней. Он даже посидел немного на какой-то скамейке, но, поймав себя на том, что начинает попросту отключаться, встал и заставил себя отправиться в министерство. Надо… надо что-то придумать с этими хелевыми детьми — и быстро. Святая Моргана, ну за что ты мне постоянно посылаешь каких-то истериков? Может, они отойдут до завтра и успокоятся… в любом случае, надо предупредить Поттера, чтобы их пока не допрашивали… вот так прийти и сказать, мол, смотрите сами, но, боюсь, ничего, кроме громкой истерики вас не ждёт. Представлять эту сцену было забавно, и Скабиор, немного повеселев, вошел в лифт и нажал нужную кнопку.

Поттер оказался занят — причём занят он был, как любезно сообщил Скабиору секретарь, на допросе, и пребывал он там вместе с мистером Квинсом. Скабиор сел на один из стоящих в приёмной стульев — ждать — и предсказуемо быстро задремал. Он даже успел увидеть сон — очень странный, тревожный и яркий, в котором он был волком, роющим ход в рыхлой, осыпающейся земле, то ли сбегая от кого-то, то ли пытаясь добраться туда, куда никаким иным образом было не попасть.

Разбудили его голоса Квинса и Поттера. Это пробуждение почему-то напугало его так сильно, что сердце колотилось в груди, а утихшая было во время сна изжога вернулась. Скабиор вскочил, почему-то не желая встречать их сидящим, и пошёл им навстречу.

— Мистер Винд! — воскликнул Квинс. — Я видел протокол вчерашнего допроса — вы замечательно поработали, он идеален, и…

— Ну и отлично, — не очень вежливо оборвал его Скабиор, не понимая, при чём тут собственно он: протокол вообще вело перо, допрашивал Поттер… Хель поймёт этого восторженного мальчишку! — У меня дело к вам, мистер Поттер, — быстро сказал он, надеясь скорее закончить дела здесь и уйти, наконец, домой — спать.

— Конечно, идёмте, — кивнул тот.

— Возьмёте на себя следующий допрос? — спросил его Квинс.

Наверное, в другой момент Скабиор оценил бы подобное предложение и степень оказанного ему доверия, но сейчас это только разозлило его:

— Нет, если это не обязательно, — сказал он, растирая грудь, которую весьма ощутимо жгло изнутри. Надо прийти — и съесть что-нибудь… сделать, что ли, какую-нибудь овсянку?

— Нет, конечно, — немного растерянно отозвался Квинс. — Я просто думал, что вы...

— Тогда нет, — оборвал его Скабиор и, понимая всё же, как некрасиво всё это выглядит, смягчил свой отказ: — Мне всё-таки надо сдать эти мордредовы ТРИТОНы.

— Меня тоже не будет, — сказал Поттер. — Дальнейшие допросы проведёт старший аврор Кут.

Ответ, кажется, Квинса удовлетворил, и он, попрощавшись, ушёл обедать, а Поттер дойдя со Скабиором до кабинета, открыл дверь, пропустив посетителя перед собой, где любезно предложил ему кофе.

— Я был у Мунов, — опустошив залпом чашку, сказал Скабиор. — Они… потрясены этим арестом.

— Ну, спешки никакой нет, — спокойно ответил Поттер. — Сегодня мы явно не закончим с допросами — я полагаю, на них уйдёт и весь завтрашний день, так что у них будет время опомниться. Я завтра напишу миссис Монаштейн, и мы обсудим с ней удобное время встречи… в принципе, сегодня среда — я не вижу особенной разницы между допросом в пятницу или в понедельник, а дети за это время как раз, я надеюсь, придут в себя. Как вы думаете? — вежливо спросил он.

— Думаю, да, — кивнул Скабиор.

Это была отличная новость. Он сжал пальцы левой руки, которую вновь свело судорогой, и почти тепло улыбнулся Поттеру, который продолжил:

— У нас с вами сегодня эфир на радио — я вас жду без четверти семь, Ли просил явиться заранее.

Радио! Он совершенно забыл про это Хелево радио! Это было досадно — Скабиор поморщился и кивнул. Изжога тем временем становилась всё сильнее, и он опять потёр грудь, расстегнув верхнюю пуговицу рубашки. Поттер посмотрел на него с тревогой и спросил:

— Вы в порядке?

— Просто съел что-то не то, — отмахнулся Скабиор. — О чём там говорить-то?

— Да просто отвечать на вопросы, — слегка улыбнулся Поттер. — Вам, я полагаю, даже понравится. Смотрите…

Пока он рассказывал, Скабиор начал понимать, что то, что он принял за изжогу, таковой отнюдь не являлось: боль, и так постоянная и навязчивая, начала пульсировать, а на висках выступила испарина. Ему стало разом и душно, и холодно, и он, дыша всё чаще и чаще, понял, что вот-вот упадёт со стула. Скабиор встал и, невнятно извинившись, пересел на диван, облизывая пересохшие губы и продолжая поверхностно и часто дышать.

— Я сейчас целителя вызову, — услышал Скабиор далёкий и, как ему показалось, очень встревоженный голос Поттера, а затем и ощутив на плечах его руки. — Думаю, вам лучше лечь. Я помогу, — сказал тот, укладывая его и подкладывая под голову невесть откуда взявшуюся подушку.

— Да нормально всё, — с трудом проговорил Скабиор, закрывая глаза. — Я просто…

Дышать стало вдруг тяжелее — ему теперь словно бы сил не хватало для полного вдоха, и Скабиор, наконец, испугался.

— Помогите мне сесть, — попросил он, стискивая руку Поттера. — Я дышать не могу.

— Сейчас, — тот одним сильным движением поднял его и устроил теперь полусидя, поддерживая за плечи. — МакДугал сейчас будет. Держитесь.

— Ничего, — прошептал Скабиор, прижимая левую ладонь к сердцу. Его левая рука совсем онемела, так что движения получались неловкими, и это пугало его ещё больше. Не понимая, что с ним творится, он открыл глаза и попросил: — Поговорите со мной.

— Я уверен, что вам помогут, — тут же заговорил Поттер, пересаживаясь так, чтобы Скабиор его видел, и не отнимая у него своей руки. — Это моя вина: я совсем не подумал о том, насколько вам всё это непривычно и тяжело. Вы всё очень здорово вчера сделали, — сказал он с удивительно тёплой улыбкой. — И держались просто великолепно.

— Ещё пара комплиментов, — слабо усмехнулся Скабиор, — и я уверюсь, что умираю.

Он коротко застонал и задышал быстро и неглубоко, пытаясь хоть как-то справиться с болью — умеренно сильная, она почему-то казалась ему совершенно невыносимой, и хотя ему и приходилось прежде терпеть боль куда более острую, Скабиор понял, что сейчас закричит, и закусил нижнюю губу — с такой силой, что прокусил её насквозь.

— Не молчите! — простонал Скабиор. — Я не… я совсем уплываю тогда… я не хочу, — он мотнул головой, облизывая сухие губы. — И не уходите, — он снова сжал его руку.

— Нет, конечно, — очень мягко проговорил Гарри, встревожено вглядываясь в его белое, покрытое холодным потом лицо. — Куда я денусь из своего кабинета, — он улыбнулся.

И в этот момент, наконец, появился МакДугал. Скабиору от одного его вида стало если не легче, то, по крайней мере, спокойнее. Пока тот быстро и тщательно его осматривал, задавая короткие простые вопросы, отвечать на которые можно было, кивая или мотая головой, Скабиор, не отрываясь, смотрел на него — ибо было что-то успокаивающее в его уверенных точных движениях и спокойном деловом тоне. Уточнив для начала, были ли у мистера Винда когда-нибудь проблемы с сердцем, и получив отрицательный ответ, МакДугал умудрился буквально за пару минут расспросить его обо всём, услышав в ответ всего пару слов.

— Ну вот, не так всё и страшно, — ободряюще заулыбался, наконец-то, МакДугал, накладывая на него какое-то заклинание. — Вам полегче?

— Да, — с искренней признательностью кивнул Скабиор. — Что со мной?

— Если не вдаваться в детали, то нервы и, вероятно, сон в неудобной позе, — ответил МакДугал, поднося к его губам ещё один флакон. — Выпейте. Невкусно, но терпимо.

Скабиор выпил послушно, не почувствовав ни вкуса, ни запаха, и ощущая лишь, как затихает так испугавшая его боль в груди, да и сам он успокаивается и, наконец, расслабляется.

— Сейчас вы отправитесь со мной в Мунго, — сообщил ему МакДугал. — Там мы вас напоим всем, чем положено, и уложим спать часов на двенадцать.

— Я лучше домой, — запротестовал Скабиор, но МакДугал даже и слушать его не стал:

— А если приступ повторится? Вы представляете, как ваша дочка перепугается?

— Это может повториться? — испуганно спросил Скабиор.

— Может, конечно, почему нет-то? — несколько легкомысленно ответил МакДугал. — Вот закончится действие зелья — и всякое может быть. Да не бойтесь. Это отнюдь не смертельно и даже не слишком опасно — да и вообще, приступом это называть было бы некорректно. Вы слишком истощены и измучены — вот тело вам и сигналит, что пора остановиться или хотя бы притормозить.

— Да не могу я притормозить сейчас, — с досадой ответил Скабиор. — Мне нужно на радио вечером.

— А придётся, — засмеялся МакДугал. — А то хуже будет. Так что сегодня мы положим вас спать — а радио без вас как-нибудь обойдётся. А завтра к вечеру отпустим домой с обязательством пить зелья и соблюдать режим сна и питания хотя бы неделю.

— Какой режим? — слабо улыбнулся Скабиор.

— Вкусно есть, много спать и побольше отдыхать, — улыбнулся МакДугал. — Вам понравится.

— Я действительно не могу сейчас всё бросить, — серьёзно сказал Скабиор. — Спать и есть я вам обещаю, но с остальным, увы, не получится.

— Значит, сделаете, что сможете — и будете пить кое-какие зелья, я подберу, пока вы будете спать.

— Эфир мы перенесём, — мягко проговорил Поттер. — На воскресенье — и так будет лучше, пожалуй. А этот закроем чем-нибудь… Если надо, я сам выступлю, не впервой. Не переживайте, — он успокаивающе и тепло ему улыбнулся. — Миссис Долиш я предупрежу — обещаю вам быть осторожным и не напугать её.

— Не напугайте, — кивнул Скабиор, прикрывая глаза. В груди по-прежнему жгло, хотя уже не так сильно, и левую свою руку он почти что не чувствовал — но хуже всего было то, что у него совсем не было сил. Их даже не хватило бы, чтобы встать… МакДугал сказал, ему надо в Мунго… значит, надо как-то подняться… встать и…

Додумать он не успел — МакДугал сделал короткое движение палочкой, и Скабиора накрыла спасительная уютная тьма.

Глава опубликована: 16.05.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
vilranen Онлайн
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх