↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Всего иллюстраций: 8
Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 277

Простившись с мистером Шоу, Скабиор зашёл к ожидавшему его в своём кабинете Поттеру.

— Когда я должен дать вам ответ? — спросил он с порога.

— Пока не готовы? — понимающе спросил Поттер.

— Нет, — напряжённо проговорил Скабиор. — Давайте завтра? С утра. Могу у вас здесь быть к девяти.

— Зачем к девяти, — улыбнулся Поттер. — Приходите в одиннадцать — и вы выспитесь, и мне всё равно с утра не до вас.

Сосредоточенный, напряжённый вид Скабиора вызвал в Гарри желание выдать какую-нибудь банальность в духе: «Мне важно ваше мнение — но решение я всё равно, конечно, буду принимать сам», — но он без труда заставил себя промолчать. Слишком уж удачный сейчас был момент показать мистеру Винду саму суть той работы, которую он взял на себя в фонде. Пусть учится принимать такие решения — и понимает, что значит держать чужие судьбы в руках. Раз уж взялся за это…

Поттер угадал причину просьбы Скабиора, которого лежащая на нём сейчас ответственность заставляла буквально цепенеть и отключала способность думать и анализировать. А задуматься здесь было, над чем — и Скабиор, побродив минут сорок по маггловским улицам и частично опустошив бутылку маггловского же виски, которую он нёс, как положено, в коричневом бумажном пакете, нашёл безлюдное место и аппарировал в одну из подворотен Лютного, откуда направился в «Спинни Серпент». Ему хотелось успокоиться и отвлечься, и лучшего места для этого он не знал. Он и заночевал там — и, лениво просыпаясь рано утром и принимая из чьих-то добрых и заботливых рук антипохмельное зелье (ибо выпил вчера он много, и голова у него гудела), вспомнил своё недавнее намерение устроить девочкам праздник и ещё раз дал себе слово непременно его осуществить. Вот только сдать сначала экзамены, до которых времени оставалось всё меньше, а объём выученного увеличивался слишком медленно.

Вместе с прояснением в голове вернулись и мысли, от которых Скабиор вчера убежал — и он, попрощавшись со всеми, снова ушёл бродить по просыпающемуся сейчас Лондону. Но уже не стал покупать виски, ограничившись крепким кофе и завтраком, сидя за которым он уже спокойно, без нервов и злости, думал о Рейнарде. И чем дальше думал — тем больше понимал, что, ну, куда его в азкабанскую камеру? К Нидгару и компании? Если они его там не убьют — хотя Скабиор и не исключал такую возможность — то каким он оттуда выйдет? А ведь он умён — хотя идиот, конечно же, фантастический — и что изобретёт этот ум, пройдя школу Нидгара? И не столкнутся ли они с ним через пару лет — но уже по вправду серьёзному поводу? Он прикрыл глаза, представляя себе появление Рейнарда в камере и это его «я не считаю, что оборотни в чём-то хуже волшебников». И ведь действительно не считает же, подумал Скабиор. Ему ведь должно нравиться это? Определённо должно бы — но почему же тогда… Он оборвал эти мысли — они не имели отношения к тому решению, которое ему следовало принять, и вспомнил окончание их беседы и откровенно расстроенное и даже растерянное выражение лица Шоу. Ну, он же в самом деле не идиот! А раз нет — значит, понял, наверное… Ему, вероятно, попросту скучно — и хочется погеройствовать. Таких идиотов в Лютном — двенадцать на дюжину, что же, их всех теперь пересажать?

С другой стороны, не отпускать же его так просто? В Лютном его, если бы на горячем поймали, за такой кретинизм взгрели бы, а то и с голым задом прогнали по улицам — но вряд ли законник-гуманист Поттер одобрит подобные методы. А вот в Хогвартсе бы его до конца учёбы отправили на отработки — и это, кстати, решение… Есть же общественные работы! Скабиор повеселел было — но вспомнил разговор с Поттером и слегка приуныл. Официальное расследование отправит парня в Азкабан — а его отсутствие не позволит назначить общественные работы. И что делать? Разве что надпись «Идиот» ему на лбу наколдовать — и пусть ходит, пока не поумнеет.

Скабиор хмыкнул — тут Поттер и сам может решить — зато в голову ему пришло, как избежать проблем с мистером Шоу в будущем.

Можно же заключить контракт! Магический контракт, который раз и навсегда запретит Шоу подобное идиотство — ну и приспособить бы его куда-нибудь… придумать дело какое-то. Скабиор задумчиво почесал черенком вилки затылок и заказал ещё одну порцию яичницы с сосисками. Ну, раз он так любит кого-то спасать — надо дать этому рыцарю ночных подворотен какую-то альтернативу. Какую — он пока придумать не мог, но раз идея есть — воплощение себя ждать не заставит. Просто у него сейчас голова забита экзаменами — вот и не приходит в неё ничего. Впрочем, от него пока ничего такого не требуется — нужно просто общее мнение, так ведь? Ну, так оно уже есть.

А там Поттер пусть сам решает.

Повеселев, Скабиор с удовольствием доел завтрак и был в министерстве уже в половине девятого. Слишком рано — но ему хотелось скорее освободиться от давящей на него ответственности и спокойно отправиться зубрить дальше — тем более, что этим вечером его ждал урок с тем же Поттером.

Тот появился, как обычно, в девять — и, поглядев на ожидавшего его в приёмной Скабиора с большим удивлением, пригласил его в кабинет.

— Я надеюсь, вы вообще спали? — спросил его Поттер. — Вид у вас бодрый — но мы с вами договаривались на одиннадцать…

— Спал, — кивнул Скабиор, — просто встал рано. Вы хотели знать моё мнение о мистере Шоу?

— Хотел, — вздохнул Поттер. — Я тоже о нём думал полночи. Что вы решили? Судя по тому, что дежурные не доложили ни о каких инцидентах, вчерашняя беседа обошлась без чего-то фатального?

— Ну, я же вам обещал, — картинно оскорбился Скабиор — и хмыкнул. — Мы просто поговорили. И знаете… если всех инициативных идиотов сажать, волшебный мир вымрет, — сказал он с лёгкой насмешкой.

— Вы, значит, полагаете, что он идиот? — задумчиво спросил Поттер.

— А вы — что он, с такой-то логикой, тянет на светоча разума? — пошутил Скабиор. — Идиот, конечно. Ему просто в голову не приходило, что… да ему вообще ничего в голову не приходило: ни что он легко мог тех магглов убить, ни что он вредит другим оборотням… он вообще, по-моему, маггловского кино о супергероях пересмотрел — или комиксов перечитал, — усмехнулся Скабиор. — Моя бы воля — я бы с ним магический контракт заключил, что, мол, нельзя в полнолуния пугать магглов и всё такое — и наказал как-нибудь… показательно и позорно. Чтоб на всю жизнь запомнил. А потом бы приспособил его куда-нибудь — а то он на стену полезет от избытка энергии и желания мир спасти.

— Приспособить? — с очень странной улыбкой переспросил Поттер. — Надо же… Вы, значит, считаете, — перебил он себя, — что он не заслужил Азкабана?

— Вы себе представляете, что с ним там сделают? — ответил вопросом на вопрос Скабиор. — И кем он выйдет оттуда — если выйдет, конечно? Вы представьте четверых взрослых оборотней в полнолуние в одной камере — пусть даже под аконитовым — один из которых чужак, причём чужак, который себя и оборотнем-то не считает? А полагает волшебником. Разум-то сохраняется, разумеется — но желания и инстинкты же всё равно становятся много сильнее. Да они порвут его там — и хорошо, если жив останется. И тогда уже и сами, наверное, вообще не выйдут оттуда — и Шоу этого будет уже не вернуть. А на одиночку он, насколько я понимаю, не набедокурил — вот если бы он кого-то сожрал…

— Смешно, — кивнул, действительно растянув губы в улыбке, Поттер. — Как думаете, знает он что-нибудь про настоящего «бристольского оборотня»?

— Нет, мне кажется, — покачал головой Скабиор. — Но я-то ведь допрашивать не умею… может, у вас получится правильные вопросы задать. А отвечать на них он согласен.

— Спрашивали? — уточнил Поттер.

— Спрашивал, — утвердительно кивнул Скабиор. — Это почти что его слова — про вопросы.

— Отлично, — слегка повеселел Поттер. — В общем, я понял — вы против профилактики Азкабаном для мистера Шоу. Я учту.

— Вы обещали, что, как я решу — так и будет, — напомнил Скабиор.

— Обещал, — Поттер улыбнулся уже по-настоящему. — Я помню. Скажите, а что вы, лично вы о нём думаете? Какой он, по-вашему, Рейнард Шоу?

— Я же говорю: идиот, — пренебрежительно сказал Скабиор. — Причём, в каком-то смысле, прекраснодушный — я имею в виду, что он, как мне кажется, искренне полагает, что помогал этим людям, и в целом боролся, так сказать, за улучшение морального облика жителей своего города. А ещё, — он ухмыльнулся, — по-моему, ему скучно. Тогда от войны он сбежал — и это, кажется, до сих пор покоя ему не даёт. Вы и ваши приятели-однокашники — все герои, а он, на пять лет старше вас — смылся… стыдно же, если подумать. А при определённом складе характера — едва выносимо.

— Сейчас вы дойдёте до того, что вам его жалко и вы его понимаете, — засмеялся Поттер, — а ещё у вас перед ним комплекс вины, и поэтому…

— Какой вины? — изумился Скабиор. Поттер посмотрел на него изучающе и оценивающе, покачал головой и сказал:

— Да нет, никакой… я пошутил, но о моем чувстве юмора вы уже в курсе. Так вы его понимаете? — повторил он.

— Пожалуй, — кивнул Скабиор. — Или, во всяком случае, могу понять. Он просто волшебник, которому скучно и некуда себя деть, но который, вроде бы искренне не хочет вредить никому. Просто так и не научился просчитывать последствия своих действий и думать о ком-то ещё, кроме себя. Хотя намерения у него были благие. Возраст иногда приходит один, — пошутил он — и, встретив вопросительный взгляд Поттера, пояснил: — старая шутка. Мол, мудрость приходит с возрастом — но иногда он приходит один. Вот тот самый случай, по-моему.

— Ясно, — сказал Поттер. — Спасибо. Действительно спасибо — мне было важно узнать ваше мнение. Пойду работать — и попрощаюсь с вами до вечера, если у вас ко мне не осталось вопросов.

— Да вроде бы нет, — сказал Скабиор. — Отправлюсь зубрить, чтоб перед вами не опозориться… до вечера.

— До… да, — оборвал он себя. — Если он всё-таки передумает и попросит о том, чтобы Отдел представлял его интересы — я могу обратиться к вам, или не отрывать вас от занятий и направить официальный запрос Спраут?

— Да обращайтесь, конечно, — пожал Скабиор плечами. — Всё равно уже познакомились… не бросать же на полпути. Но, может быть, обойдётся? — сказал он с шутливой надеждой.

— Помоги Мерлин, — кивнул Поттер. — До вечера, мистер Винд.

…С мистером Шоу Гарри Поттер встретился ближе к полудню.

— Это всё ещё не официальная беседа, мистер Шоу, — сказал он, разглядывая уставшего и совсем тихого Рейнарда. — Однако, поскольку дольше вас держать без предъявления обвинения я не могу, полагаю, она — последняя.

— В чём меня обвиняют? — негромко спросил Рейнард.

— Во-первых, вас можно обвинить в нарушении семьдесят третьей статьи Международного Статута о Секретности, — начал перечислять Поттер. — В ней говорится об ответственности за привлечение внимания или причинения вреда магическими животными, существами и духами. Во-вторых, как вы понимаете, выпускать на улицы существо пятого класса опасности — то есть оборотней в их волчьем обличье, — продолжил перечислять Поттер, — с юридической точки зрения всё равно, что выпустить погулять мантикору, и это уже тянет не только на Статут, но и карается по статьям, связанным с неправомерным использованием волшебных тварей. Нам, конечно, не хватает поправки об аконитовом, но, пока её нет, ситуация выглядит именно так. А дальше сыграет роль наличие или отсутствие жертв — мы проверили маггловские сводки, на первый взгляд, их не было, но тут ведь вопрос, кого считать жертвой. Умышленно вы никого не убили — однако я не знаю, что будет, к примеру, если поднять медицинскую статистику по инфарктам или по самоубийствам. Или по домашнему насилию — которое ещё наверняка не всё зафиксировано. В-третьих, теоретически вас можно обвинить в колдовстве в присутствии магглов — насколько я понял, вы ведь пользуетесь магией на пожарах? Впрочем, — тут же добавил он, — здесь ситуация спорная: этот случай может попадать под статью о непосредственной угрозе жизни, когда волшебство разрешается. Тем более, что вас никто ни разу не видел… так что это обвинение, полагаю, можно пока не учитывать. В-четвёртых, конечно же, банальное воровство — впрочем, подобные случаи мы обычно передаём маггловским коллегам. Так что самым серьёзным остаётся обвинение в систематическом и злостном нарушении Статута — это до пяти лет заключения в Азкабане, и до трёх — за существ. Ну и, конечно же, штраф.

— Понятно, — грустно отозвался Рейнард. — Я… я хочу уточнить. Если можно.

— Конечно, — кивнул Поттер. — Спрашивайте.

— Я отказался от защиты… прошу прощения — я не помню, как этот отдел называется точно…

— Отдел по защите оборотней, — внутренне посочувствовав мистеру Винду, которому, похоже, вновь придётся прервать свои сегодняшние занятия, сказал Поттер.

— Именно их, — кивнул Рейнард. — Какие последствия мой отказ может повлечь? Поймите, — быстро пояснил он, — я совсем не пытаюсь избежать наказания — я… напротив — я просто не понимаю, как мои действия выглядят, у магглов все совершенно иначе, но я хочу с законом сотрудничать, — очень искренне проговорил он.

— Для вас, — уточнил Поттер. — Или для самого отдела? — а затем продолжил слегка задумчиво: — сотрудничать, значит…

— Вы знаете, — грустно улыбнулся Рейнард, — я, наверное, идиот, но я не уверен, что до конца понимаю, что натворил. Мистер Винд и вы вчера мне объяснили кое-что, и я всю ночь думал — но, кажется, только запутался окончательно. Если бы можно было, как в игре, начать этот уровень ещё раз сначала… Я готов понести ответственность за совершенное, но… Можно ли хоть что-то исправить, скажите? — спросил он серьёзно.

Глава опубликована: 22.06.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 33676 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх