↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 193

Воскресенье для большинства жителей магической Британии выдалось на удивление спокойным. Скабиор с Гвеннит, благополучно проспавшие практически сутки после второй ночи этого полнолуния, пришедшейся с пятницы на субботу, позавтракали с утра — и снова заснули. Они были настолько вымотаны, что Гвен даже не нашла в себе сил заглянуть к родителям и забрать сына — а те, впрочем, особо и не ждали её до понедельника.

Однако проспать Гвеннит и Скабиору до понедельника не удалось: едва сгустились вечерние сумерки, их разбудила сова, которая, побившись в стекло, уселась на карниз и начала расковыривать оконную замазку, время от времени скребя то клювом, то когтями по стеклу. От этого мерзкого скрежета Скабиор и проснулся — и, совершенно обалдев от представшего его взору зрелища, вскочил и впустил птицу. Та что-то проклекотала и протянула ему лапку с привязанным к ней письмом, а потом, не требуя никакого угощения, улетела.

«Знаю, что ты сейчас спишь — но в твоих интересах проснуться и продолжить делать это со мной. Р.» — гласила записка, к которой был приложен портал в виде маленького гладкого камушка.

Скабиор потёр заспанное лицо и зевнул. В принципе, была середина вторых суток после луны — обычно он в это время чувствовал себя вполне сносно, но длинное полнолуние истощало силы больше обычного, и единственное, чего ему сейчас хотелось — это спать. С другой стороны, Скитер не идиотка и наверняка знает это — раз всё же зовёт его, значит, имеет на это веские причины. С третьей… Он зевнул. С третьей — ему всё-таки очень хотелось спать.

Тихо и на удивление лениво ругаясь, он всё же встал и отправился в ванную. Душ немного взбодрил его — и пробудил голод. Побрившись, Скабиор оделся, причесался, небрежно связал волосы лентой — и, написав Гвеннит записку, сжал камень в руке.

И оказался в большой комнате, обставленной в стиле, который, насколько он помнил, магглы называют модерн. Центральное место здесь занимала большая кровать, показавшаяся ему квадратной — в центре сидела Рита, завёрнутая в кремовое махровое полотенце.

— Давно хотела посмотреть на тебя сразу же после полнолуния, — сказала она вместо приветствия, — но решила, что вчера никакая сова тебя попросту не разбудит. А ты бледненький, — проговорила она игриво. — Нам с тобой утром предстоит важный визит — а сегодня… идём-ка со мной, — она встала и, взяв его за руку, повела за собой.

В ванную.

Комната оказалась просто огромной, а сама ванная размером навевала, скорее, мысли о небольшом бассейне и была уже наполнена водой. Сходство усиливало французское окно с тонированным стеклом, рядом с которым она располагалась. Оттуда открывался великолепный вид на вечернюю набережную и море, в котором отражались пляшущие яркие огоньки. Судя по тому, насколько панорамный перед ними открывался вид и какими крошечными казались разбросанные по склону дома и прогуливающиеся по вечерним улицам люди, Скабиор с Ритой сейчас находились достаточно высоко.

— Если ей не только любоваться, а все же использовать, то она покажется тебе ещё прекраснее, — смеясь над выражением лица Скабиора, сказала Рита. — Раздевайся.

— От меня сейчас толку не будет, — предупредил он, снимая пальто.

— Ты очень низко ценишь себя, — укоризненно проговорила она. — А меня — и того ниже… ты полагаешь, что интересуешь меня исключительно в качестве объекта удовлетворения моей похоти?

— Ну… я надеялся, — он усмехнулся и бросил на пол жилет. — Я был так плох?

— Семь из десяти, — подумав, сказала она. Он вскинул брови и произнес очень обиженно:

— Семь?! А кто, хотел бы я знать, получил десятку?

— Завтра тебе выпадет шанс увидеть его своими глазами, — пообещала она, нетерпеливо расстёгивая на нём рубашку. — В мужчине, мой юный друг, главное — интеллект… Прости — но тут ты ему с разгромным счетом проигрываешь. По всем статьям.

— То есть, ты предпочла бы мне призрак какого-нибудь учёного книжника? — спросил он, старательно продолжая изображать обиду и пытаясь не позволить своим подрагивающим от смеха губам расползтись в ироничной улыбке.

— Призрак уже нельзя назвать мужчиной в полном смысле этого слова, — сказала она назидательно. — Тут нужен баланс — и я назвала интеллект главным, а не единственным мужским достоинством.

— Ах, то есть тело значение всё же имеет? — уточнил он, позволяя ей снять с себя рубашку и опускаясь на корточки, чтобы расшнуровать ботинки. — И сколько из этих десяти…

— Я бы сказала, в три балла — можно оценить тело, еще в три — умение и четыре — остаются за интеллектом, — перебила она, улыбаясь настолько насмешливо и дразняще, что он задумался — а потом, уже не в силах сдержать улыбку, уточнил:

— Ты сказала — семь из десяти… я должен воспринимать это, как оценку своего интеллекта на один балл из четырёх возможных?

Она рассмеялась и, присев на край ванны, скинула полотенце, под которым ничего не было, и поболтала пальцами правой руке в воде.

— Ну, — протянула она, — я бы сказала, что всё-таки два балла из четырёх. Три — за твое умение и твёрдые два — за тело: ты всё же не мальчик уже. Хотя хорош, признаю — и эти шрамы, — протянула она, медленно облизнувшись. — Ну, хорошо… Тогда восемь. Убедил.

Он, наконец, разделся и, подойдя к ней, медленно провёл ладонями по её телу, начав с небольшой груди, и неспешно опустил их сперва на живот, продолжив движение, прикоснулся к бёдрам — а затем, выпрямившись, притянул Риту к себе и впился губами в её шею.

— А говоришь — толку не будет, — проговорила она, обнимая его. — Ну, отпусти. Идём в воду. Тебе понравится.

Она легко перекинула ноги через борт ванны и скользнула в объятья воды — и он последовал за ней, с наслаждением опускаясь в горячую воду. Рита хитро на него посмотрела — и, потянувшись куда-то, коснулась рукой… он не понял чего — но вода неожиданно забурлила. Он вздрогнул — а она весело, как девчонка, расхохоталась.

— Не видел такого прежде? — спросила она, с наслаждением вытягиваясь в воде. Они сидели напротив друг друга — и места было достаточно для того, чтобы их тела не соприкасались вовсе. Но ни он, ни она не собирались блюсти границы друг друга — и она первой нарушила их: перебравшись к нему и ложась рядом, устроила голову на его плече. Тело её в воде было совсем лёгким — и он, улыбнувшись, обнял её и шепнул:

— Не держись. Я, конечно, устал — но, думаю, на это сил у меня хватит.

— Бедненький! — проворковала она — и они рассмеялись. — Эта луна действительно тебя измотала… Расскажи мне, почему так?

— Понятия не имею, — ответил он. — Всегда и у всех так… первые сутки вообще отвратные, а на вторые просто сил нет. Зато есть можно… и, кстати — здесь кормят?

— Здесь превосходно кормят! — кивнула она, садясь на него верхом и кладя руки ему на плечи. — Расслабься. Будем считать, что это твой вечер, потому что тебе завтра понадобится всё твоё обаяние и весь, — она рассмеялась, — интеллект, который, на самом деле, очень высок — но до четырёх не дотягивает.

— А во сколько ты оцениваешь себя по своей шкале? — ничуть не обижаясь, спросил он. Обижаться на Скитер было, по его представлениям, самым последним делом — и потом, кем-кем, а уж умником он себя никогда не считал.

— В три, — сказала она. — Четыре встречается крайне редко, практически никогда. А в среднем у обывателя оценка колеблется от половины балла до целого — так что твой результат очень неплох.

— Да я не в претензии, — пожал он плечами, которые она на удивление умело сейчас разминала. — Расскажи лучше про этот фокус с водой? Что за заклятье?

— Это не заклятье, а техника, — возразила она. — Магглы умеют делать потрясающие вещи, и джакузи я отношу к их величайшим изобретениям. Хотя похожее заклинание есть, и я, возможно, когда-нибудь его тебе расскажу — если заслужишь.

— Что нам предстоит за визит? — спросил он, хотя, сейчас его это интересовало весьма умеренно.

— Утром узнаешь, — не терпящим возражений тоном сказала она. — Любопытное чувство — ощущать тебя таким слабым. Не могу сказать, что мне нравится — но для разнообразия интересно, — проговорила она, продолжая массаж.

— Я не так слаб, как кажется, — сказал он, впрочем, не предпринимая никаких попыток продемонстрировать это. — Доказать?

— Не порти вечер, — качнула она головой. — Я тебе верю. Ты можешь пить сейчас? Я слышала, что у оборотней какие-то сложные отношения с трансформацией и алкоголем.

— Могу, — коротко сказал он, игнорируя её откровенно вопросительный взгляд. Они, конечно, партнёры сейчас — но если она и вправду не знает, что выпитый непосредственно перед трансформацией алкоголь делает с ними, не Скабиору её просвещать. — Но предупреждаю, что выпив, я сейчас быстро усну.

— Тогда это мы пока отложим. А сейчас, — она хитро заулыбалась и шепнула: — закрой глаза.

Он закрыл. И не заметил, как задремал — от горячей бурлящей воды, от Ритиных ловких рук, так умело разгонявших тяжесть из его уставших мышц, от общей своей усталости… А проснулся посреди ночи — один. Вода по-прежнему была горячей и бурлила — Скабиор вспомнил показанное ему когда-то МакДугалом заклинание, удерживающее человека в воде. Значит, это не личное его изобретение…

Он потянулся и, чувствуя себя бодрым и голодным, встал и, растеревшись одним полотенцем, завернулся в другое и пошёл будить Риту.

— Вставай, — потребовал он, ложась рядом с ней поверх одеяла. — Просыпайся сейчас же — или я съем тебя. В самом буквальном смысле этого слова.

— Ночь, — сонно проговорила она.

— Ты говорила, что здесь превосходно кормят. Я не намерен дожидаться утра! Завела себе ручного оборотня — так корми!

— Там, — махнула она рукой. — На столе, — уточнила она — и натянула на голову одеяло.

Она подготовилась — на столе были аккуратно разложены его волшебная палочка и, похоже, всё содержимое карманов: мелочь, один из его носовых платков и часы. Одежды, впрочем, не наблюдалось, но он решил об этом не беспокоиться, потому что рядом под серебряными колпаками обнаружился ужин в виде холодного ростбифа, индейки, хлеба, фруктов и овощей. Были и вино, и виски — но Скабиор предпочёл им воду, пожалев об отсутствии кофе или хотя бы чая. Жаловаться он счёл неприличным: очень уж хороша была еда. Насытившись, он отправился осматривать номер — как был, босым и завёрнутым в полотенце. Ковёр, по которому он ступал, был роскошным, и вообще роскошь — строгая, непривычная — была здесь во всём, в каждой детали, начиная с льняных салфеток с вышитой на них эмблемой отеля и заканчивая дверными ручками. Побродив по комнате, Скабиор вернулся в постель и, скинув полотенце, забрался под одеяло. Спать ему не хотелось, но времени было часа три ночи, и будить Риту представлялось ему свинством. Так что, полежав какое-то время, он снова встал, вернулся в ванну за своими вещами — и, не обнаружив их там, надел мужской, судя по размеру, чистый халат и отправился искать бумагу и карандаш или перья. И то, и другое нашлось на втором, письменном столе — и Скабиор, забрав всё это, ушёл в ванну, чтобы не зажигать света в комнате. Поискав, он нашёл на борту ванной кнопки — методом проб и ошибок сумел отключить бурление, выдернул пробку и, притащив стул, решил использовать столешницу вокруг раковины в качестве письменного стола.

Он давно не писал стихов, и сейчас строчки складывались сами собой — после он будет их править и наверняка частично вычёркивать, но сначала он всегда записывал всё, что приходило в голову, даже не перечитывая. Зачастую из этих первых набросков до финала доходило буквально несколько слов, но по-другому он не умел, да и сам процесс доставлял ему истинное наслаждение. Он так увлёкся, что не заметил, как рассвело, и не услышал, как проснулась Скитер — он даже шагов её не почувствовал и вздрогнул, когда она удивлённо спросила:

— Ты пишешь стихи?

— Да, — с некоторым вызовом проговорил он, разворачиваясь к ней и одним движением притягивая её на колени лицом к себе. — Я талантлив.

— Ты зря шутишь, — сказала она. — Извини, я прочитала немного, я понимаю, что это черновик — но это хорошо. Я хочу, чтобы ты показал мне что-то готовое.

— Потом, — отрезал он. Но сейчас это с ней не прошло.

— Это действительно хорошо, — серьёзно и требовательно сказала она, беря его лицо в ладони. — И я теперь от тебя не отстану.

— Сказал же, потом, — маскируя смущение резкостью, ответил он, мотнув головой. Она убрала руки, но взгляда не отвела. Скабиор встал, спуская её с колен, собрал бумаги, демонстративно сложил их и сунул в карман халата. — Где мои вещи? — спросил он.

— Пальто в шкафу — остальное принесут вместе с завтраком, — сказала она, — вычищенными и отглаженными. Надеюсь, содержимое твоих карманов секрета не составляло — мне пришлось туда влезть.

— Ну, ты… — изумлённо качнул он головой.

— Я, — кивнула она. — Что будешь на завтрак?

— Тебя ничем не смутить, да? — рассмеялся он.

— А я предупреждала, — сказала она. — Но пари есть пари. Продолжай пробовать. Вдруг получится, — она засмеялась. — Так что ты будешь на завтрак? У нас встреча в десять, а сейчас уже семь. Времени мало.

— Она в Лондоне, а мы, судя по запахам, где-то на побережье. И мы отправимся туда пешком? — пошутил он.

— Да, мы отправимся туда пешком — вдоль берега. В последний раз спрашиваю…

— Яичницу с беконом… И я бы съел ещё порцию этого ростбифа — он совершенен. И…

— Я поняла общую идею, — перебила она, беря телефонную трубку. — Мяса, мяса и ещё мяса… ты ведёшь себя чересчур шаблонно: настолько типичный оборотень, что скучно. Однако как скажешь... доброе утро, — сказала она уже в телефон. — Завтрак в номер, пожалуйста. Яичницу с беконом…

Глава опубликована: 29.03.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34399 (показать все)
🤭🤭🤭
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Уииии! ))) Как это приятно! )) Спасибо вам!)
Elegant
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Я так рада этому. )) Так здорово !)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх