↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 166

Брат с сестрой переглянулись, внезапно смутившись — Хати даже глаза опустил, а Сколь, глядя куда-то мимо Скабиора и нервно облизывая губы, сказала:

— Не надо. После суда, так после суда.

Скабиор склонил голову набок, внимательно разглядывая подростков. Дожили…

— Вы писать-то умеете? — спросил он, помолчав.

— Всё мы умеем! — отрезал Хати. — И вообще, кому это надо?!

Так, значит. Какой позор!

— То есть, — уточнил у него Скабиор с очень нехорошей ухмылкой, — оборотень должен быть неграмотен, груб и туп?

— Мы — не тупые! — взвился Хати, угрожающе шагнув в его сторону. Сколь тоже сделала шаг к брату — с явным намерением предотвратить или, если не выйдет, разнять драку.

— Драться здесь мы не будем, — сообщил ему Скабиор. — Это — дом человека, который взялся помочь и вам, и всей стае, и устраивать тут побоище — моветон, иными словами, категорически неприлично. Это раз. А два — я вообще не собираюсь драться с тобой, потому что…

— Считаешь меня маленьким? — звенящим от обиды и ярости голосом спросил Хати. — Который ни драккла не умеет против крутого тебя?

— Да нет, — пожал Скабиор плечами. — Ты крепкий, наверняка быстрый… пожалуй, в драке тебе это даст неплохое преимущество. Но вот проблема, — он лёгким, практически незаметным движеньем выхватил свою палочку и навёл её на парнишку, — кулаки — не единственное, что у меня есть. А ты стоишь слишком далеко от меня, чтобы успеть палочку отобрать. Увы.

— Ты только палочкой махать и можешь, — сжав кулаки, проговорил Хати, однако с места не сдвинулся: выучка — всё же есть выучка, а его явно научили оценивать противника перед тем, как набрасываться на него. Ну, хоть что-то.

— Хочешь подраться? — вздохнул Скабиор. — Драться в доме я не стану — я уже сказал, почему. Во двор мы сейчас не пойдём — потому что за домом наверняка наблюдают, и наша с тобой драка — не то зрелище, которое стоит видеть аврорам, полагаю. Так что давай это отложим — до более удобного момента. Но то, что вы не умеете писать — возмутительно. Грейбек бы вам обоим головы оторвал — а потом и вожакам этим вашим за такое пренебрежение своими обязанностями! — проговорил он в сердцах.

— Почему это? — запальчиво, но и недоумённо спросил Хати. Ну, хоть спорить не стал — и то хлеб… а, с другой стороны, спорить со Скабиором о том, что сделал бы или не сделал бы Грейбек, могла, пожалуй, только Эбигейл, которая единственная знала Фенрира ещё дольше — но не факт, что ближе. Но со стороны мальчика, родившегося уже после смерти легендарного оборотня, это было бы просто глупостью — и он, к счастью, это понимал, а значит, был не совсем безнадёжен.

— Потому что при Грейбеке вы все умели бы отлично и читать, и писать… и не только. Вот что, — он спрятал палочку и заговорил очень серьёзно. — Никто не знает, сколько нам ещё ждать суда — и что нас там ждёт всех. Поэтому — займитесь-ка делом. Писать нормально научиться нужно — пускай с ошибками, но читаемо.

— Да зачем? — с досадой, но уже хотя бы без злости спросил Хати.

— Затем, что вы даже записку никому передать не можете, если понадобится! — разозлился вдруг Скабиор. — Да мало ли, что может быть — с вами даже связаться толком нельзя, связь получается только односторонней! Куда это годится? Письмо люди для дела придумали, а не чтобы мучить несчастных детишек, — ехидно закончил он.

— Зачем так сложно тогда? — пробурчал, правда, кажется, уже больше для вида, Хати. — Почему не писать так, как говоришь?

— Желаешь лекцию по лингвистике? — совсем уже беззлобно усмехнулся Скабиор. — Расскажу как-нибудь то, что знаю… но потом. И я ничуть не шутил, когда говорил во всём эту даму слушаться. За вас очень дорого заплатили, — напомнил он им ещё раз. — С вашей стороны будет свинством, если всё это пропадёт втуне.

— Чем за нас заплатили? — спросила Сколь.

— Сами расскажут, если нужным сочтут, — отрезал Скабиор. — Но дорого.

* * *

В общем, среда у Скабиора выдалась более чем насыщенной — однако по сравнению с утром четверга её можно было бы назвать спокойной и скучноватой.

Разбудила Скабиора сова. Обычная почтовая сова, которая очень настойчиво стучалась в окно, и которую впустила очень сонная Гвеннит — и птица, нахально усевшись на плечо к крепко спящему Скабиору, потопталась сперва по нему, а потом, не получив никакой реакции, клюнула спящего прямо в ухо. Тот, конечно, тут же проснулся — и упёрся взглядом в пёстрые перья и лапы, к одной из которых было примотано жёлтой бечёвкой письмо. Скабиор помотал головой, пытаясь сбросить сонное марево — и увидев, что птица явно нацелилась клюнуть его ещё раз, пробормотал что-то совсем неразборчивое и отвязал послание. Сова улетела — а он со стоном бросил письмо у кровати и только собрался вновь провалиться в сон, как в окно влетела вторая. Гвеннит так изумилась, что даже проснулась от этого — и, глядя, как та устраивается на плече у Скабиора, хихикнула и позвала:

— Крис! Крис, это другая!

— Какого… что надо-то?! — раздражённо спросил он, отвязывая письмо и кидая его рядом с первым.

— По тебе кто-то очень соскучилась, — засмеялась Гвеннит. — Мы с тобой всё на свете проспали, — сообщила она, взглянув на часы. — Второй час дня… давай подниматься!

— Да хоть четвёртый! — сказал в сердцах Скабиор. — У нас гость только вечером — до тех пор имею полное право спать… да что за?!

Последнее восклицание было адресовано ещё одной птице, которая в этот момент опустилась на подоконник — тоже сове, тоже почтовой и тоже с письмом. Гвеннит расхохоталась и указала ей на Скабиора:

— Ты не его ищешь, птичка? — спросила она сквозь смех. — Мистера Винда?

— Да что происходит?! — спросил тот, когда птица, перелетев через комнату, опустилась ему прямо в руки — и через десять секунд третье письмо присоединилось к двум предыдущим.

— По тебе очень-очень скучают! — ответила, провожая взглядом сову, Гвеннит. — Давай посмотрим, что там такое?

— Шутка чья-то дурацкая, не иначе, — огрызнулся он — и тоже рассмеялся.

— Дай я посмотрю? — сказала она весело, подходя к кровати и наклоняясь.

— Я сам, — похолодев на мгновенье от возникшей ассоциации, сказал он и быстро поднял все три письма. — Так… что здесь…

Почерк на всех конвертах был незнакомым. «Мистеру К. Г. Винду»… что же это такое? Открывать незнакомые послания ему было страшновато — но, с другой стороны, до полнолуния ещё долго… что может случиться? Да ничего же!

Решительно вскрыв первый конверт, он быстро пробежал взглядом те несколько строк, что составляли письмо — и замер. Потом сморгнул — и перечитал снова. Потом посмотрел на конверт — очень и очень внимательно. Нет, всё верно: «мистеру К. Г. Винду». Но это не могло быть ему…

— Крис? — спросила донельзя заинтригованная его озадаченным и даже обескураженным видом Гвеннит. — Ну, что там?

— Там… бред какой-то, — растерянно проговорил он — и, сунув письмо под подушку, открыл второе.

Его он читал куда дольше — потому что трижды подряд. А потом уставился невидящими глазами в текст — и… расхохотался. До слёз, до всхлипываний — и, не в силах объяснять что-либо Гвеннит, просто протянул ей письмо.

«Уважаемый мистер Винд!

Простите, что, будучи незнакомыми с вами, обращаемся к вам. Мы — мистер и миссис Алдертон, просто не представляем, к кому ещё можно было бы обратиться за помощью и советом. Нашу семью постигла беда: с нашим сыном, Арчи, этой осенью случилось несчастье — на него напал оборотень. Арчи выжил, но был обращён. С тех пор он очень переменился, почти перестал разговаривать с нами, а после рождественских каникул наотрез отказался возвращаться в школу, и то сидит целыми сутками у себя в комнате, то пропадает где-то… Мы очень хотим как-то помочь ему, но он совсем нас не слушает и не слышит… Быть может, вы бы могли дать нам какой-то совет? А если бы вы согласились встретиться и поговорить с Арчи, мы навсегда были бы вам бесконечно признательны и обязаны.

С уважением

мистер и миссис Алдертон.»

Дочитав, Гвеннит перевела на всё ещё хохочущего Скабиора полный понимания и удивления разом взгляд.

— А почему ты смеёшься? — спросила она.

— А непонятно? — всхлипнув от смеха, спросил он.

— Нет, — качнула она головой. — А кому им ещё писать?

Естественность, с которой она это сказала, одновременно его и успокоила, и смутила.

— Я похож на специалиста в подобных вопросах? — всё же попробовал он пошутить.

— Конечно, — легко кивнула она. — Что ты им скажешь?

— Я не собираюсь им отвечать! — удивлённо воскликнул он.

— Но почему? — с не меньшим удивлением спросила она.

— Ещё чего… это же бред, Гвен! — он вынул из-под подушки предыдущее письмо. — Предлагаешь мне создать клуб помощи родителям детей-оборотней?

— Клуб? — переспросила она. — Ну а что… знаешь — я думаю, мои бы родители туда пошли даже сейчас. А уж лет шесть назад — так тем более…

— Ты серьёзно сейчас? — он даже сел на кровати. — Гвен, ты, вообще, помнишь, кто я?

— Помню, конечно, — кивнула она с улыбкой. — Как хочешь, конечно, — добавила она тут же, — но мне кажется, им надо ответить… ты же наверняка можешь им что-нибудь посоветовать. Хотя, — добавила она тихо, — лучше бы с ними, конечно, встретиться…

— Да ты с ума сошла! — возмутился он, открывая третий конверт. — Ну, точно: клуб помощи родителям… твою ж мать! — оборвал он сам себя.

— Что там? — спросила Гвеннит с азартом.

— Британцы сошли с ума, — ответил ей Скабиор, отдавая ей и это письмо. — Хотя вот теперь я склоняюсь к тому, что это просто чья-то дурацкая шутка… и у меня даже есть кандидат в шутники, — добавил он хищно. — А ты знаешь… встретиться, говоришь? А и встретимся, — он нехорошо улыбнулся — и легко вскочил на ноги. — Боюсь, твоей совушке сегодня придётся потрудиться изрядно: я, пожалуй, и вправду им всем отвечу. И предложу встретиться. Клуб — это отличная мысль, — сказал он с какой-то мстительной интонацией. — Просто великолепная.

Накинув халат, он забрал письма у Гвеннит и, как был, босиком ушёл к себе в комнату — где, сев за стол, тут же принялся набрасывать черновики ответов.

Ну, Рита, если это твои шутки — держись. Я тоже умею шутить — посмотрим, как ты выпутаешься из того, что сама заварила.

Глава опубликована: 06.03.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34299 (показать все)
Это самая длинная работа, которую я читала. Все остальное будет теперь казаться "лёгким чтивом" :D
Пожалуй, сил выразить, как же это прекрасно, у меня уже нет. Но думаю, тут и без меня все уже справились))
Поэтому просто спасибо!!!!
Alteyaавтор
MsKarlson
Это самая длинная работа, которую я читала. Все остальное будет теперь казаться "лёгким чтивом" :D
Пожалуй, сил выразить, как же это прекрасно, у меня уже нет. Но думаю, тут и без меня все уже справились))
Поэтому просто спасибо!!!!
Пожалуйста. )
Да, по крайней мере, она длинная! )
vilranen Онлайн
Эх, соскучилась по Гарри вашему, пойду перечитаю сначала Луну, а потом Однажды)
Alteyaавтор
vilranen
Эх, соскучилась по Гарри вашему, пойду перечитаю сначала Луну, а потом Однажды)
Хорошего чтения!))
vilranen Онлайн
Alteya
спасибо)
Пока в Изгоях затишье, перечитываю Луну... И вот вопрос: в 119 главе Сккбиор спрашивает МакТавиша про " крысу". А тот отвечает, что про ящик знали только трое заинтересованных...Так кто ж за ними следил? Варрик? Я правильно поняла? Потому они в Омуте ничего и не увидели?
Alteyaавтор
Борейко
Скорее всего. )
шахматная игра просто потрясающая!
умеет Автор удивить!
Alteyaавтор
{феодосия}
шахматная игра просто потрясающая!
умеет Автор удивить!
Ох. это не автор. Это бета. )
Alteya
Для меня вы и бета естественно неотделимы, эта большая работа просто изумительная!
С болью читала главу, где резко встал вопрос прощения - непрощения. Какая больная тема! И какая всегда актуальная! Проклятые войны и вечные разборки не дают ей исчезнуть из нашей жизни! Вспоминаю , когда в Москву на пике своей популярности приехала группа "Скорпионс". Клаус Майн ходил по Москве ,- журналисты тут как тут, вопросы хитрые пошли... Он сказал тогда, - мы должны все простить и оставить Времени. Ради спокойствия и счастья следующих поколений.
Это верно, но как непросто!
Alteyaавтор
{феодосия}
Очень непросто.
Но чем дальше событие - тем проще...
Ой, девченки, заставили меня плакать! Напереживалась!
Все правильно! Ребенок должен возрастать в Любви!
Alteyaавтор
{феодосия}
Ой, девченки, заставили меня плакать! Напереживалась!
Все правильно! Ребенок должен возрастать в Любви!
Это вы сейчас где читаете? ))
Прочитал.
Очень понравилось. Недостаточно для рекомендации - концовка немного провисла, но мб это из-за того, что я не читал "Однажды двадцать лет спустя", а технически, как я понимаю, это все же приквел.

Но работа монументальная, довольно много ружей постреляло, но очень жаль, что не все. И персонажи... очень люди (даже те, кто оборотни) с очень человеческими слабостями. Я это очень ценю.

Отдельное спасибо я хочу сказать за Лео Вейси и его линию. Он меня тронул чуть ли не до слез. Отлично показана и наркозависимость, и реабилитация, и то, насколько "Феликс" страшное зелье, когда после него приходится ДУМАТЬ.
Alteyaавтор
ETULLY
Эх, не дотянула до рекомендации. Ну, ничего, в следующий раз буду больше стараться.
Да, это приквел, и он подводит к "20 годам" вплотную.
И это часть серии - и некоторые ружья должны выстрелить в следующих частях. Не все они, правда, на данный момент написаны.
Про Вейси есть продолжение "Л+Л".
Alteya
Не принимайте лично, пожалуйста :) просто некоторые ружья очень бросаются в глаза (тот же дневник Фенрира ближе к концу) и обидно, что они не сыграли. Я не в осуждение.
Спасибо за наводку на L+L. В целом в каком порядке вашу серию надо читать?
miledinecromantбета Онлайн
Это бета бетагамма! Это бетагамма виновата!
Но она на 416 главе угодила в больницу и автору пришлось выгребать на том, что было.
Автор герой.
Alteyaавтор
ETULLY
Alteya
Не принимайте лично, пожалуйста :) просто некоторые ружья очень бросаются в глаза (тот же дневник Фенрира ближе к концу) и обидно, что они не сыграли. Я не в осуждение.
Спасибо за наводку на L+L. В целом в каком порядке вашу серию надо читать?
Дневник когда-нибудь должен выстрелить отдельной историей. Наверное. Может быть. Так было задумано, по крайней мере.
В целом читать надо в том порядке, в котором тексты расположены в серии. Там не совсем хронологический принцип - скорее, идейный. )

Да я не принимаю, в принципе, хотя звучит, конечно, обидно. )
miledinecromant
Это бета бетагамма! Это бетагамма виновата!
Но она на 416 главе угодила в больницу и автору пришлось выгребать на том, что было.
Автор герой.
Бетагамма точно не виновата! )) Она вдвойне герой, на самом деле.
Alteya
{феодосия}
Это вы сейчас где читаете? ))
Это я читала, когда старший Долиш был прощен и они помирились, и в гости согласились пойти на праздник.
Но это уже позади, я 130 главу собираюсь читать.
Alteyaавтор
{феодосия}
Alteya
Это я читала, когда старший Долиш был прощен и они помирились, и в гости согласились пойти на праздник.
Но это уже позади, я 130 главу собираюсь читать.
А! Ага.)) Поняла. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх