↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 151

Уход МакТавиша заметно разрядил общее напряжение — да и миссис Монаштейн этому весьма поспособствовала, любезно предложив всем чаю — и, не дождавшись ответа, тут же ушла за ним. Оставшиеся расслабленно откинулись на спинки стульев — и мистер О'Хара, потерев руки, сказал:

— Итак, теперь приступим к обсуждению нашей стратегии. У нас есть некоторые идеи — мы надеемся, все вместе мы выработаем хороший жизнеспособный план. Прежде всего, нашим козырем является несовершеннолетие обвиняемых.

— Но аврорат может его побить, отыскав их родню, — охладил его пыл Ллеувеллин-Джонс. — Поэтому у меня вопрос к вам: откуда подростки?

Эбигейл и Гельдерик переглянулись.

— Я не спрашиваю, кто обратил их, — вежливо подчеркнул Ллеувеллин-Джонс. «Мордред», — вспомнил Скабиор. Хотел бы он поглядеть на его родителей — людей, которые осчастливили ребёнка подобным имечком. Даже Грейбеку такое в голову не приходило. И ведь, внутренне усмехнулся он, тому даже идёт. Жуткий тип. — Я спрашиваю, знает ли кто-нибудь, где может обнаружиться их родня. Сколько им было, когда их обратили?

— Семь или восемь, — ответила Эбигейл. — Не думаю, что сейчас их получится опознать — и не думаю, что родные их ищут. Мы стараемся выбирать тех детей, которые не слишком нужны своим семьям и которых не будут искать.

— И всё же, — настойчиво сказал Ллеувеллин-Джонс, — мне бы хотелось…

— На этот вопрос у нас нет ответа, — прохладно оборвала его Эбигейл.

— Ну нет, так нет, — вмешался О’Хара. — Что ж теперь. Будем надеяться, что аврорату это тоже не очень нужно, и мы всё успеем. Собственно, план состоит именно в этом: мы предоставим им родственника. Вернее, — он хитро улыбнулся, — родственницу.

— Престарелую тётушку, — кивнул Ллеувеллин-Джонс. — Бумаги, я надеюсь, будут готовы к среде или вторнику — и мы уложимся в положенный недельный срок.

— Недельный? — переспросила Эбигейл.

— Есть правило, — пояснил Ллеувеллин-Джонс, — если в течение недели у задержанных несовершеннолетних не находятся родственники, министерство назначает им опекуна. Чего в нашем случае допустить, конечно же, никак нельзя — ибо он, безусловно, даст разрешение на допрос с применением спецсредств. Но до этого подобное — по правилам — невозможно. Вопрос в том, насколько авроры склонны будут в данном случае правилам следовать, — сказал он — и посмотрел вопросительно на Скабиора.

— Я не думаю, что мистер Поттер даст согласие на подобный допрос детей, — сказал тот. — Скорее, я бы сказал, нет, чем да.

— Если так — нам всем повезло, и никого убивать не придётся, — довольно кивнул О’Хара.

В этот момент вернулась миссис Монаштейн — за которой по воздуху плыл белоснежный чайный сервиз, где, помимо чайника с чашками, были и наполненные печеньем вазочки, и блюдо сандвичей с холодной телятиной. Расставив всё парой лёгких взмахов палочки на столе, она отправила чайник разливать чай по чашкам — начав, разумеется, с гостьи — и, наконец, опустилась на своё место и кивнула, словно давая сигнал к продолжению беседы.

— Итак, — О’Хара обвёл внимательным взглядом всех присутствующих, — план довольно простой. — Мадам Монаштейн сыграет роль старой больной тётушки несчастных детишек, чья матушка умерла очень рано и оставила их ей. А потом бедных сирот обратили — такая трагедия! И мы надеемся зарегистрировать их задним числом — чтобы было всё, как положено.

— Зарегистрировать? — сверкнул глазами Гельдерик.

— Понимаю ваше негодование, — кивнул О’Хара, — но в данном случае я посоветовал бы вам пойти на мелкие уступки. Без регистрации всё это будет выглядеть очень нехорошо — а с нею они тут же становятся благонадёжными гражданами, которым просто очень не повезло: их сбили с пути, быть может, даже заставили… такая трагедия. Они жертвы, а не преступники! — закончил он весьма пафосно.

Скабиор, не скрываясь, фыркнул: разговор пошёл уже вполне деловой и конкретный, танцы кончились, и лицо можно было теперь не держать. Ну и атмосферу разрядить надо было — вон, как нехорошо Гельдерик набычился. Скабиор, в общем-то, понимал его: конечно же, неприятно своими руками позволить министерским сделать такое. Но что поделать… ну, будут зарегистрированы. Что это меняет, в общем-то? Ничего — особенно учитывая то, что, как оборотни, они уже всё равно засветились, и в любом случае будут зарегистрированы.

— Жертвы — это хорошо, — сказал Скабиор, пробуя крепкий и терпкий чай — без сахара. Сахарница, впрочем, нашлась — с неровными кусочками колотого сахара. Надо же. Кинув в чашку два маленьких, он не удержался и положил себе ещё пару на блюдце. Когда-то в детстве это было любимое его лакомство — вот такой плотный, откалываемый от цельной глыбы сахар, но потом он совершенно забыл про него… наткнуться на него здесь и сейчас было странно и показалось ему почему-то хорошим знаком. — Но их, как жертв, спросят, кто же так сильно им головы задурил — и отказ от сотрудничества со следствием…

— Так дети запуганы, — засмеялся О'Хара. — Очень запуганы — и боятся они даже не столько за себя, сколько за свою любимую тётушку. Имеют все основания: живут в глуши — не выставит же здесь аврорат круглосуточный вечный пост. Побьются-побьются — и плюнут.

— Сумеют они сделать запуганный вид? — с сомнением спросил Скабиор у Гельдерика и Эбигейл.

— Вряд ли, — признал тот.

— Если бы, — проговорила мадам Монаштейн, — у меня была возможность пообщаться с ними хотя бы пару недель — думаю, я сумела бы их научить этому. Возможно ли сделать так, чтобы дети провели время до суда дома?

— Попробовать можно, — с сомнением сказал Ллеувеллин-Джонс. — Но обещать мы не можем. Оставим это в задачах — и продолжим. Итак — мадам Монаштейн изобразит сбившуюся с ног и выплакавшую все глаза тётушку, — он коротко кивнул в сторону означенной дамы. — Мы полагаем разумным подключить к этому делу отдел по защите оборотней — ибо бюрократию можно победить лишь бюрократией, — со значением проговорил он.

— Зачем ещё? — неприязненно спросил Гельдерик.

— Этот отдел не слишком популярен у оборотней, — пояснил Скабиор. — Однако мне идея нравится: пусть дерутся друг с другом. У них там есть один такой смешной неофит… Полагаю, он горой встанет за несчастных сироток, — широко улыбнулся он.

— Мистер Квинс? — понимающе уточнил Ллеувеллин-Джонс. — Безусловно. Отдел небольшой, но мы надеемся, что это компенсируется активностью и дотошностью их работников. Мы полагаем, что в определённый момент мы с мадам Монаштейн и мистером Виндом пойдём именно к ним — и уже с их представителем отправимся в аврорат, — продолжал он. — И будем уповать на то, что нам удастся добиться свидания — на котором непременно должна последовать нежная сцена встречи несчастных племянников с тётушкой, которая тронет даже такие каменные сердца, как…

— А как они её опознают? — иронично оборвал его Скабиор. — Они ещё меня узнать могут — но и тут сцены трогательной не выйдет, я на роль опекуна никак не подойду.

— Отличный вопрос, — одобрительно кивнул Ллеувеллин-Джонс. — Вы размышляете в верном направлении, мистер Винд. Мы бы переадресовали его вам, — обратился он к Эбигейл и Гельдерику. — Как незаметно для окружающих дать им понять, что мы свои, и что им нужно опознать тётушку?

— К сожалению, — поморщившись, неохотно признался О’Хара, — сообщение им передать не удастся — как мы сумели узнать, аврорат по этому поводу проявляет просто параноидальную бдительность: человек, который ведёт это дело — настоящий расчётливый сукин сын… простите, мадам, — виновато проговорил он, поглядев на миссис Монаштейн.

— Вейси, конечно, не так суров, как сгинувший, ко всеобщему нашему облегчению, Причард, — кивнул Ллеувеллин-Джонс, — и не так изощрён, как отправившаяся следом Фоссет — но всё же противник достойный.

Скабиор с изумлением поймал себя на том, что эти слова о пропавших его неожиданно покоробили. Дожил: переживает о пропавших без вести аврорах… да что там пропавших — погибших, конечно. Весна уже… ещё немного — и минет год.

— Хорошо бы ещё шум в прессе, — заметил О’Хара. — Но никогда не знаешь, что их заинтересует. Тут сперва нужно информационную стратегию выработать — неизвестно, что именно выстрелит. Так что…

— Запах, — проговорила вдруг Эбигейл. Она так и не прикоснулась к угощению, даже не взглянула на него — Гельдерик тоже не ел и не пил, хотя и бросал время от времени на сандвичи голодный и жадный взгляд. — Если от вас, — не называя её по имени, кивнула она миссис Монаштейн — и та, похоже, приняла такое обращение, как должное, — будет пахнуть Стаей, они поймут и подойдут сами. Особенно если увидят тебя, — сказала она Скабиору.

— И как это сделать? — то ли с интересом, то ли с недоумением спросил О'Хара.

— Мы должны несколько дней поносить ту одежду, в которой вы к ним придёте, — ответила Эбигейл. — Они волки — им будет достаточно.

— Замечательное решение! — кивнула миссис Монаштейн. — Я подберу мантию… полагаю, нужно что-нибудь более, — она задумалась, — старинное. Вы позволите мне подогнать её прямо на вас? — обратилась она к Эбигейл.

Скабиор на секунду подумал, что она сейчас добавит «дорогая» — но нет, ничего подобного она не сказала. Эбигейл внимательно оглядела её — и кивнула.

— Нашу одежду тоже следует кому-нибудь поносить, вероятно, — сказал Ллеувеллин-Джонс. — Хорошее решение.

— Я бы хотела поговорить с теми, кто хорошо знает Сколь и Хати, — сказала миссис Монаштейн. — Я должна хорошо знать их — и мне очень помогли бы воспоминания. Думаю, Омут памяти у вас найдётся? — спросила она у О'Хары и Ллеувеллина-Джонса, и те разом кивнули.

— Я сомневаюсь, — возразил Скабиор, — что кто-то из них умеет работать с такими вещами. Я сам не умею, — добавил он честно.

— Это не так уж и сложно… в крайнем случае, я немного помогу им, — успокаивающе проговорила она, но тут вступила Эбигейл:

— Что вы собираетесь делать?

— Мне нужно посмотреть их воспоминания, — мягко улыбнулась ей миссис Монаштейн. — Я покажу, как их достать… и я была бы признательна за ваши тоже — вы же их знаете?

— Вы хотите нам в голову влезть? — нахмурился Гельдерик.

— Влезть в голову — это легилименция, — вмешался Скабиор. — Отдать воспоминания — это другое… это безопаснее — если уметь выбирать правильные.

— Нет, — мотнул головой Гельдерик, и Эбигейл его поддержала:

— Нет. Это слишком.

— Тогда мне нужно хотя бы поговорить с теми, кто их хорошо знал, — не сдалась миссис Монаштейн. — Начать можно с вас. Мне нужно знать их! Поймите, — тепло улыбнулась она, — мне нужно, с одной стороны, создать впечатление человека, который их вырастил — а с другой, если их всё же получится освободить до суда, местопребыванием их, конечно же, определят мой дом — и мне нужно будет найти с ними контакт.

— Если так будет, кто-то из нас тоже должен быть здесь, — сказала Эбигейл.

— Я понимаю, что вы боитесь, — кивнула миссис Монаштейн. — Я думаю, мы сможем договориться об этом позже — я вовсе не уверена, что готова принимать у себя так много гостей одновременно, — сказала она с улыбкой. — Но я вовсе не против, чтобы вы их навещали, конечно.

Собственно, на этом разговор почти закончился — и через четверть часа Скабиор, наконец, отправился символически провожать Эбигейл и Гельдерика в коридор.

— Спасибо, — сказала ему Эбигейл — а Гельдерик добавил:

— Если всё это окажется просто враньём — я тебя отыщу и глотку порву. Но если нет — буду благодарен.

— До встречи, — ответил Скабиор им обоим — и, подумав, не стал возвращаться, а, активировав портал, отправился вновь к МакТавишу.

Глава опубликована: 24.02.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34399 (показать все)
🤭🤭🤭
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Уииии! ))) Как это приятно! )) Спасибо вам!)
Elegant
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Я так рада этому. )) Так здорово !)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх