↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 301

— Вы слышали про пропавших в Ирландии детей, Гвеннит?

Джон Долиш задал этот вопрос, когда его жена, попрощавшись, скрылась в камине. Те пару часов, что он и его супруга провели с невесткой и внуком, Джон выглядел мрачным, и потому вопрос его Гвеннит вовсе не удивил — она ожидала чего-то такого и поэтому проговорила успокаивающе:

— Кристи ещё слишком мал, чтобы куда-нибудь выходить одному. Не волнуйтесь так — с ним ничего не случится.

— Они не просто потерялись, — хмурясь, возразил он. — Об этом не пишут в газетах, но их похитили.

— Я понимаю, — мягко проговорила она, — если бы они просто потерялись в лесу, авроры бы легко их нашли… но раз вы знаете, что их похитили — значит, знаете, кто? — спросила она с надеждой.

— Нет, — с отразившейся в его глазах болью ответил Долиш. — Но знаем, что похитители не оставляет следов — ни магических, ни обычных.

Гвеннит тихонько охнула и, прижав кончики пальцев ко рту, прижала к себе сидящего у неё на руках сына.

— Я думаю, вам стоит поставить дополнительную защиту на дом, — сказал Долиш. — Я консультировался с нашими специалистами и могу сделать это сейчас. Если вы не против, конечно, — после крохотной паузы добавил он.

Джон не представлял, как её убедить. С того момента, как он узнал о случившемся, его ни на миг не оставляла мысль о внуке — о том, что он живёт почти в лесу, в стороне от другого жилья, с молодой мамой, которая вряд ли сможет защитить его, если понадобится. А его крёстный дома бывает далеко не всегда, да и из него защитник получится так себе, если уж такие бойцы, как Причард, не справились. То, что до сих пор пропадали дети лет на семь-восемь старше, чем Кристи, и никогда среди их родственников не было никого не то, что из правоохранительных служб — даже просто из работников министерства, да и подобные случаи были только в Ирландии — ничуть Долиша не успокаивало. Всё однажды случается в первый раз — и если б он мог, он тут же забрал бы внука и никуда бы не отпускал от себя. Но это было, к сожалению, невозможно…

— Я не знаю, — растерялась Гвеннит. — У нас нет защиты… ну, кроме обычных маглоотталкивающих и всего такого… Они пропали прямо из дома? — спросила она почти с ужасом. Сидящий на диване Скабиор встал и, подойдя к ней, приобнял её за плечи, и она нервно накрыла его руку своей.

— Нет, — качнул головой Долиш. — Не из дома. Простите, что не могу рассказать подробностей — но кто знает, что будет дальше. Мы не представляем пока, кто это сделал, а главное, как — и где случится следующее похищение. Я не должен этого говорить, но дети в Ирландии пропадают уже не впервые. Пока подобные исчезновения зафиксированы только там, но, — он снова нахмурился, — нельзя быть уверенным, что завтра это не случится где-то ещё. Защита не доставит вам лишних проблем, вы её практически не заметите — вы точно так же сможете принимать гостей, как и прежде, но она никому не позволит проникнуть к вам в дом без вашего ведома.

В этот момент на подоконник открытого окна гостиной запрыгнул со двора Лето — и очень внимательно и удивлённо уставился на Долиша своими прозрачными бирюзово-зеленоватыми глазами. Тот довольно заметно дёрнулся и, вдруг вскинув палочку, наставил её на книззла. Комнату озарила яркая небесно-голубая вспышка, и Лето, возмущённо мяукнув, спрыгнул с подоконника на пол и, зашипев на Джона, пошёл прямо на него, грозно распушив хвост и выгнув спину, шерсть на которой поднялась гребнем, напоминающим драконий.

— Что вы с ним сделали?! — ахнула Гвеннит, переводя непонимающий и возмущённый взгляд с Лето на свёкра. — За что? Почему?

— Думаете, он анимаг? — усмехнулся Скабиор, успокаивающе сжимая её плечи. — Должен вас разочаровать: это самое аристократичное и, одновременно, проверенное на всё недозволенное существо в этом доме — думаю, у него родословная длиннее, чем у нынешней маггловской королевы. Я его выкупил… можно сказать, через министерство. Так что Лето — всего лишь книззл, причём, — добавил он с явной иронией, — сейчас он очень злой книззл.

— Вы думали, что он анимаг? — изумилась Гвеннит, улыбаясь теперь понимающе и сочувственно.

— Мы не знаем, кто и как похитил детей, — абсолютно не смутившись, ответил Долиш, держа книззла под прицелом своей палочки. — Как правило, анимаги превращаются в обычных, а не волшебных животных, но поскольку невозможность обратного не доказана…

— Он не хотел тебе навредить, — сказал Скабиор, отпуская Гвеннит и присаживаясь на корточки около очень рассерженного книззла. — Он просто защищает Кристи. Не злись.

Лето яростно зашипел и, хлеща себя по бокам хвостом, остановился. Скабиор, не вставая, шагнул к нему и уверенно взял его на руки — что тот позволил ему сделать, тут же, впрочем, до крови вцепившись когтями ему в плечо.

— Меня-то за что? — со смешком спросил Скабиор, успокаивающе гладя книззла по вздыбленной шерсти и отходя вместе с ним подальше от Долиша.

— Ну, если вы говорите, что эта защита ничем нам не помешает, — сказала Гвеннит, — то, если вас вправду не затруднит…

— Я сейчас займусь чарами, если вы разрешите, — кивнул Джон. — Если вы ещё не ложитесь.

— Нет, — улыбнулась она, позволяя Кристи тянуть себя за волосы. — Спасибо вам.

— Вот ещё что, — сказал Долиш, вынимая из кармана какую-то небольшую вещицу, завёрнутую в тёмную ткань. — Этот артефакт легко отследить, — он положил его на ладонь и, развернув, показал Гвеннит небольшой серебряный, потемневший от времени браслет. — Вы бы надели его на Кристи — и если вдруг что, — он сглотнул, — его было бы проще найти. И никто, кроме вас, с него браслет снять не сможет.

— И вы всегда будете знать, где он? — неуверенно спросила Гвеннит, вопросительно глядя на сидящего на диване с книззлом на руках Скабиора.

— Я смогу узнать это при необходимости, — кивнул Долиш. И добавил, сообразив, что может её смущать в его предложении: — Могу пообещать вам, что не стану следить за ним, если ничего не случится. Даже поклясться.

— Не знаю, — проговорила она с сомнением. — А если со мной что-то случится — Кристи так и останется с ним навсегда?

— Браслет сможет снять тот, кто станет опекуном ребёнка, — попытался успокоить её Долиш. — Или тот, кого вы укажете в этом качестве в завещании.

— Я не знаю, — заупрямилась Гвеннит. — Простите, Джон, но мне нужно подумать. Хотя бы, пока вы работаете, — слегка улыбнулась она.

— Возьмите, — настойчиво сказал Долиш. — Если решитесь — просто наденьте ему браслет на руку. Он сядет в точности по размеру. Я научу вас… и, если вы захотите, мистера Винда, как отслеживать с его помощью перемещения Кристи… и я сам не стану следить, если не возникнет необходимости, — повторил он почти умоляюще. — Хотите — дам вам в этом Непреложный обет?

— Не надо, — почти испуганно помотала она головой. — Я подумаю. Правда. Вам… вам сейчас нужно что-нибудь?

— Нет, — Долиш с видимым сожалением положил браслет на каминную полку. — Защита устанавливается снаружи — я не буду более вам докучать сегодня, закончу — и аппарирую. Доброй ночи, Гвеннит.

— Доброй ночи, — она улыбнулась и протянула ему Кристи — прощаться.

Когда Джон ушёл, Гвеннит подошла к Скабиору и, сев рядом с ним, спросила:

— Что ты думаешь?

— О следилке? — весело спросил он, спуская, наконец, с колен Лето и усаживая на них Кристи. Она кивнула, и он, пожав плечами, ответил: — Не знаю. Решай сама. Как по мне, толку от следилок немного — но и вреда особого тоже. А эту, — он с видимым удовольствием приманил к себе браслет невербально и, покрутив его в пальцах, вынес вердикт, — судя по всему, ещё муж твой носил в младенчестве. Старая вещь.

— Думаешь, его носил Арвид? — тепло и нежно улыбнувшись, спросила Гвеннит, забирая браслет и внимательно его рассматривая.

— Откуда мне знать? — пожал Скабиор плечами. — Спроси у Джона, пока он ещё не ушёл — я думаю, он признается. Мог и носить — почему нет?

Он ни секунды не верил в то, что кто-то может сунуться сюда и похитить Кристи. Похищать единственного внука аврора, служащего в отделе Особо тяжких, было бы на редкость глупой затеей: это вам не магглорождённые, которых запросто мог бы никто не хватиться, тут всю Британию перевернут — зачем похитителям подобные сложности? Разве что в случае личной мести — или, напротив, заинтересованности — но тогда, если уж говорить серьёзно, никакие обереги и следилки не помогут. С другой стороны… мало ли? Чего не бывает в жизни. Пусть будет — даже если Долиш и станет в ближайшие месяцы за Кристи следить, большой беды Скабиор в этом не видел. Не за ним же — а перемещения Кристи пока что не составляли никакой тайны. Хотя, впрочем, и его собственные тоже, в общем-то, почти перестали нуждаться в ней. Вот разве что волчат Эбигейл было бы засветить некстати… а он ведь очень давно там не был. С месяц, наверное — ещё до начала экзаменов. Надо бы появиться у них — узнать, что и как, и поговорить с Эбигейл и Варриком. А, возможно, и не только поговорить — он ведь обещал, что будет время от времени предоставлять последнему своё тело. Наверное, примерно раз в месяц будет в самый раз — вряд ли с такой частотой это опасно. Продавец того порошка предупреждал, что не стоит глотать его чаще раза… может быть, двух в неделю — и хотя верить таким людям нельзя, вероятно, раз в месяц это делать всё-таки можно. Собственно, оборотням раз в месяц вообще почти всё можно, шутливо подумал он — и заставил себя вернуться к Гвеннит, которая так и сидела с браслетом в руках, задумчиво его разглядывая.

— Ну-ка, дай его Лето, — сказал Скабиор. — Книззлы же чуют тёмную магию? Вот и проверим.

— Он так на Джона шипел, — сказала она задумчиво.

Скабиор фыркнул:

— Я бы на его месте Долиша ещё и покусал — когда вместо приветствия тебе в морду заклинаниями кидаются. Я всегда говорил, что все авроры хамы, — он засмеялся и повторил: — Дай ему понюхать браслет.

— Кис, — позвала Гвеннит, которая с самого начала подзывала Лето подобным банальным образом, и тот вполне отзывался. — Смотри — что это? — она протянула ему лежащий на ладони браслет. Книззл потянулся к нему (его розовый, обведённый чёрным нос дёрнулся, и длинные усы забавно зашевелились), обнюхал и, быстро потеряв интерес к вещице, решительно спрыгнул с дивана и пошёл к окну.

— Видишь? — спросил Скабиор. — Ничего опасного.

— Откуда ты знаешь, как он реагирует на опасные вещи? — недоверчиво спросила она. — Смотри — он ушёл, может…

— А я проверял, — признался Скабиор. — Ну как было устоять? Принёс ему одну… не важно.

— И что? — спросила она заинтересованно.

— Ну… Это было впечатляюще и совсем не похоже на то, что мы сейчас наблюдали, — развеселился он. — Я бы сказал, что он попытался её… хм… убить. Растерзать и разорвать — я едва отобрал, потому что взял вещь на время.

— Они правда чуют тёмную магию? — очень удивилась она. — А можешь ещё раз принести что-то такое? Я тоже хочу посмотреть!

— Принесу, — пообещал Скабиор. — Надо будет купить какую-нибудь ерунду — я больше под его когти не полезу. Ну? Решила ты что-нибудь?

— А ты бы надел ему это? — ответила вопросом на вопрос Гвеннит.

— Я — не ты, — не поддался он на провокацию. — Я тебе дам ответ — после того, как сама решишь, — он вдруг притянул её к себе и крепко обнял, и она привычно зарылась лицом в его одежду, тоже обняв и его, и сидящего у него на коленях Кристи. — Решай сама, маленькая. Ты его мама.

— Я думаю, если Арвид это носил, то и Кристи можно, — сказала она, наконец — и, взяв сына за ручку, застегнула на ней браслет.

Глава опубликована: 26.07.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Kireb Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх