↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Всего иллюстраций: 8
Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 98

— Так, — сказал Скабиор, ещё перед выходом из «Дырявого котла» категорично потребовавший от Гарольда трансфигурировать их с Уоткинсом мантии в плащи, причём почему-то непременно коричневые — его собственное пальто в подобном превращении не нуждалось и вполне сходило за маггловскую одежду. — Пешком нам туда и до утра не дойти — далеко очень, да и если мы произвели такой фурор в «Котле», я даже представить не возьмусь, что будет с магглами, когда они нас увидят.

— А как же тогда? — растерянно произнёс Уоткинс, тихо икнув.

— Ну, как-как… план такой: нам нужна машина. Причём, не абы какая, а, полагаю, грузовичок — потому что эта красота ни в один салон не поместится.

— Вы знаете, где можно такую взять? — с уважением спросил Уоткинс, и даже Гарольд оторвал, наконец, взгляд от своих ботинок и перевёл его на Скабиора.

— Понятия не имею, — пожал тот плечами. — Найдётся что-нибудь. Так. Нам нужно хотя бы попытаться произвести впечатление ряженых — в принципе, магглы в Лондоне ко всему привыкли и как только не одеваются, но всё-таки… в общем, если что — мы с частной вечеринки и вы двое — олени, а я — ваш погонщик. Этот, — кивнул он на Гарольда, — верхнюю часть своего костюма там оставил, а ты напился — поэтому мы тебя и ведём под руки — и захотел так ехать домой. Если у кого-то есть идея получше — с радостью послушаю, — закончил он.

— Почему олени? — вдруг спросил Гарольд, впервые с момента знакомства с Уоткинсом подав голос. Скабиор поглядел на него с изумлением — а потом с досадой кивнул:

— Точно. Лосиные же рога-то… значит, — он прикусил губу, чтобы удержать смех, — вы оба лоси, — и, не сдержавшись, расхохотался. — Хотя нет — ну кто наряжается лосем? Вы — северные олени. А я, — уже не просто рассмеялся, а откровенно заржал он, — Санта. Тёмный и Злой Санта-Клаус.

— Разве такой бывает? — удивился с улыбкой Уоткинс.

— У нас будет, — сказал Скабиор решительно. — Чем страннее — тем лучше, меньше вопросов задавать будут. Был же у нас Тёмный Лорд — чем Санта хуже?

Он вновь рассмеялся, и его смех подхватил икающий Уоткинс — и даже Гарольд фыркнул и почти улыбнулся шутке.

— Идёмте транспорт разыскивать, — сказал Скабиор и повёл их к дороге, двигаясь заодно в направлении Мунго.

Спустя почти час, который они так и шли в нужную сторону — и все трое ужасно устали, хотя съеденный ужин ощутимо прибавил им сил — им, наконец, повезло: из-за поворота показался небольшой грузовичок с открытым кузовом. Скабиор выскочил на дорогу, размахивая руками и заодно незаметно выставив перед собой щитовые чары — водитель резко затормозил и, отчаянно ругаясь, выскочил было из кабины… и немедленно угодил под Конфундус. После чего Скабиор, остро жалея, что не владеет Империусом — хотя, пожалуй, он всё равно не рискнул бы использовать его на глазах у министерского работника — подошёл к нему и мирно попросил подвезти: мол, возвращаются с вечеринки, а приятель надрался и не желает снимать вон то безобразие с головы — а с ним никуда, ни в метро, ни в автобус, и даже в такси не выйдет…

— Мы заплатим, — очень честно проговорил он. — Пешком не дойти — далеко… а бросить его — тоже не дело, замёрзнет же, пока протрезвеет… Ну будь человеком — довези, а?

— Вообще, мне заказ нужно доставить к утру, — неуверенно проговорил водитель.

— Так успеешь! Ночь-то едва началась… ну прошу тебя, — жалобно проговорил Скабиор. — Мы тут уже насквозь обледенели — завтра все дружно будем носами хлюпать.

— Ладно, — водитель поглядел на пошатывающегося Уоткинса с его развесистыми рогами и сжалился то ли над ним, то ли над его друзьями. — Садитесь. У меня там салат — давайте поаккуратнее, не помните! А ты в кабину садись — дорогу покажешь, у меня навигатор сломался.

— Спасибо! — Скабиор пожал его руку и радостно замахал спутникам. — Пойду помогу, — сказал он водителю и, быстро подойдя к ним, зашептал: — Нас отвезут — сядете в кузове, холодно будет, конечно, но придётся потерпеть, недолго осталось. Там салат — не помните, — предупредил он. — И так человеку сплошные убытки — давайте не будем уж совсем свиньями.

— У вас есть деньги ему заплатить? — озабоченно спросил Уоткинс. — У меня нет с собой маггловских — но я завтра же… вернее, как только из Мунго выйду, вам верну.

— Есть, — честно ответил Скабиор. — Договорились.

Маггловские деньги у него были с собой почти что всегда: мало ли, как оно обернётся. Не очень много, но уж на то, чтобы расплатиться за поездку, хватит.

В кабине было тепло — это, собственно, было первым, что он почувствовал. Водитель, спросив разрешения, закурил, и они, переговариваясь о погоде и травя солёные анекдоты о пьяных ирландцах и о шотландской скупости (инициатором стал, конечно, водитель — Скабиору же было безразлично, о чём шутить, а анекдотов, в том числе маггловских, он знал предостаточно, тем более, в этих вопросах два мира проявляли удивительное единодушие во взглядах), неспешно тронулись в путь.

Сидящим же в кузове среди полных горшочков с зелёным салатом ящиков Уоткинсу и Понтнеру было холодно — в том числе из-за промочившей их одежду насквозь ещё на Диагон-элле слизи, которая, к сожалению, не успела высохнуть в "Дырявом Котле" до конца.

— Садитесь ближе, — предложил почти сразу Флавиус, ободряюще улыбнувшись юноше. — Хотя вы можете, я полагаю, наложить на себя согревающие чары — а вот я не рискну, лучше потерплю и выпью потом Перцового зелья. А то вдруг ещё что-нибудь отрастёт, — пошутил он. Гарольд посмотрел на него мрачно — и снова опустил голову. Никогда в жизни ему ещё не было так стыдно — впрочем, ему вообще редко доводилось прежде испытывать это чувство, и с непривычки оно казалось ему едва выносимым. Сидеть рядом с человеком, которого ты подписался убить — и убил бы, если б сумел, а вместо этого наколдовал ему на голове… рога и смешные мохнатые уши, и ещё пузыри эти, то и дело вылетающие у него изо рта вместе с икотой — а этот человек смотрит на тебя чуть ли не как на своего спасителя, и мил и любезен, как, кажется, никто вообще в твоей жизни не был… Он стиснул зубы и отвернулся, чтобы не расплакаться от стыда и досады — и вдруг почувствовал, как пробиравший до костей сырой холод внезапно сменило тепло. Обернулся — и увидел в руках у Уоткинса палочку.

— То немногое, что я научился делать невербально, — пояснил тот с улыбкой. — У нас зимой холодно было в гостиной — мы все и научались рано или поздно, потому что невозможно же постоянно слышать со всех сторон этот бубнёж. Вообще-то у меня с невербальными чарами не очень — да и боюсь я ещё какую-то магию с этим использовать, — признался он, почти привычно уже икая. — А вы согревающих чар не знаете?

— Нет, — отрывисто проговорил Гарольд, мучительно тиская свои пальцы. Это было совершенно невыносимо — теперь он ещё и заботится о нём… если б он только знал!

— Хотите, я потом научу вас? — с улыбкой предложил Уоткинс, икнув. — Очень полезная вещь — я зимой только ими и спасаюсь!

— Не надо! — страдальчески выкрикнул Гарольд. — Не надо ничего для меня делать!

— Простите, — смутился Уоткинс. — Извините мою навязчивость.

Он замолчал, загрустив — не понимая, чем обидел одного из помощников, он с печалью думал, что веселье, похоже, закончилось, и его скучная жизнь уже начала возвращаться — и что он, наверное, зря отступил от своего правила никогда не делать того, о чём его не попросили: не следовало без спроса накладывать на паренька эти чары! Мало ли, что у него связано с ними… может быть, ему вообще не холодно, или кто-нибудь обижал его, насмехаясь, что они у него никак не выходят, или, может быть, так всегда делала девушка, с которой они недавно расстались… А Гарольд, задыхаясь от стыда и неловкости, мучился от мысли, что ведь, если он не убил — это вовсе не значит, что этого не сделает кто-то другой, и нужно его как-то предупредить, но сделать этого он не может, потому что… потому что тогда придётся вообще всё объяснять, и его, наверное, посадят тогда в Азкабан, а он туда совсем не хотел, да и мама этого точно не выдержит.

Они так и доехали — молча, и когда отогревшийся и подобревший от этого Скабиор, расплатившись, выскочил из кабины и увидел их лица, он в первый момент даже перепугался, решив, что Гарольд по неведомой какой-то причине рассказал, что на самом деле случилось, и Мерлин знает, что теперь со всем этим делать — потому он, запрыгнув к ним, первым делом поинтересовался у Уоткинса, который казался ему разумней:

— Вы разругались, пока ехали?

— Я был бестактен, — грустно отозвался тот. — Мне очень жаль, — искренне проговорил он, обращаясь к Гарольду и не замечая обалдевшего лица Скабиора, который хотя и не слишком хорошо знал Понтнера, однако же этого знакомства ему казалось достаточно для того, чтобы с уверенностью утверждать, что подобное возможно не более, чем нежно поющий колыбельную собственному младенцу Грейбек.

— Да ничего вы не были! — с отчаянием воскликнул Гарольд, тут же заставив Скабиора, которому совсем не понравился надрыв в его голосе, вмешаться:

— Вот видите: вы прощены и реабилитированы, — весело сказал он Уоткинсу. — Так, господа — встаём и аккуратно спускаемся. Я подам руку — а ты придержи пока его за рога, — скомандовал он Гарольду, спрыгивая на мостовую и протягивая Уоткинсу руку. — Держитесь крепче — и осторожненько… вот, отлично, — удовлетворённо констатировал он, когда Флавиус ступил рядом с ним на землю. — Он просто очень смущается, — шепнул он, кивая на выбирающегося из грузовика мальчишку. — Не обращайте внимания — на самом деле он отличный парень, робкий просто не в меру.

Уоткинс с облегчением улыбнулся, и Скабиор, незаметно погрозив кулаком Понтнеру, ловко подставил рогатой жертве сомнительной магии своё плечо.

Войти в Мунго им, как ни странно, удалось с лёгкостью: видимо, двери были зачарованы так, чтобы казавшийся обычным проход расширялся — очень разумное решение для клиники, пациенты которой в каком только виде не прибывали, и рога были отнюдь не самым крупным и экзотическим их украшением.

— Ночь уже, — нерешительно проговорил Уоткинс, поглядев за прикорнувшую за своей стойкой привет-ведьму. — Спасибо вам обоим огромное — я, наверное, посижу тут и утра подожду. А вы идите, конечно… поздно уже и…

— …и пропустить самое интересное? — перебил его Скабиор. — Нет уж… я знаю, где нас смогут принять, — проговорил он решительно. — Во всяком случае, если нужный нам человек на месте. Нам туда.

Он повёл их в подвал — к МакДугалу, и даже не сразу сообразил, почему так округлились глаза сначала Уоткинса, а затем и Понтнера, который вдруг резко остановился и сказал с непонятной решимостью:

— Нет!

— Нет что? — насмешливо уточнил Скабиор. — Ты устал и решил всё же пойти домой? Даже и не…

— Я же сказал — не надо его убивать! — яростно прошептал он — так громко, что его явно было слышно и на другом конце коридора, а уж Уоткинс тем более всё разобрал — и, похоже, впервые встревожился.

— А, — сообразил Скабиор, увидев на стене лаконичный указатель с надписью «Морг». — Там не только это, — успокаивающе пояснил он обоим. — Там ещё и архив. Идёмте.

Как ни странно, упоминание об архиве успокоило их обоих — хотя, если задуматься, должно было бы как минимум озадачить. Однако дальнейший их путь в подвал обошелся без всяких происшествий — и, когда, наконец, Скабиор громко постучал в заветную дверь, он очень надеялся, что МакДугал, как это очень часто бывало в середине недели, ночует-таки на работе,..

Ему повезло: через некоторое время замок щёлкнул, и на пороге появился сонный целитель — который, впрочем, мгновенно проснулся, изумлённо приоткрыв рот и выговорив:

— Никогда такого не видел… но почему же сразу ко мне… тут вроде бы стоит еще за жизнь побороться?

— Так спят все, — пожал Скабиор плечами. — Это целитель МакДугал — это мистер Флавиус Уоткинс, — представил он их, намеренно позабыв про Гарольда, который был этому только рад.

— Вы сюда не пройдёте, — с явным сожалением сказал МакДугал, восторженно глядя на рога. — А тряпка зачем? — спросил он, доставая свою палочку.

— С них слизь течёт, — пояснил Скабиор.

— Это коллеги мои пошутили, — заговорил, наконец, Уоткинс. — Рад познакомиться.

— И это, должен сказать, взаимно… нам на пятый этаж, я проведу к лифту. Ничего… сейчас всех разбудим, — весело пообещал он. — Изумительное волшебство! У вас очень талантливые коллеги, — с удовольствием сказал он. — Уверен, вы произведёте настоящий фурор… и вы знаете — такие вещи не совсем по моей части, но мне кажется, что их не получится просто так отпилить… однако послушаем, что скажут профильные специалисты.

Глава опубликована: 14.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34277 (показать все)
Как всё запутанно и сложно получилось у Вейси, а иначе быть не могло. Как красиво вы завершили его историю! И снова слёзы немного кап-кап на очередном моменте с Лорелей.
Спасибо за Грэхема, так переживала за него.
Любопытно вышло с Хадрат, кажется, без «Тёмной стороны Луны» не обойтись. Хорошо, что есть продолжение, не хочу ни с кем прощаться. Надеюсь, вы вернётесь там к дневнику Фенрира.
Всё на своих местах, даже желе расцвело. И стало понятно, как взрослел Аврор Поттер, что сделало его таким, каким мы видим его в «Однажды»

Нидгара и Варрика, правда, жалко...
И да, я дочитала.
Спасибо, это было восхитительное путешествие в книгу!
Это было, пожалуй, грандиозно. Жаль только, что я стала совсем немногословной. Но вы и так всё прекрасно знаете, да?)
Полное погружение в историю и ни на секунду не покидающее удовольствие.

Как здорово, что вы есть у этого фандома!
Alteyaавтор
Elegant
Как всё запутанно и сложно получилось у Вейси, а иначе быть не могло. Как красиво вы завершили его историю! И снова слёзы немного кап-кап на очередном моменте.
Спасибо за Грэхема.
Любопытно вышло с Хадрат, кажется, без «Тёмной стороны Луны» не обойтись. Хорошо, что есть продолжение, не хочу ни с кем прощаться.
Всё на своих местах, даже желе расцвело. И стало понятно, как взрослел Аврор Поттер, что сделало его таким, каким мы видим его в «Однажды»

Нидгара и Варрика, правда, жалко...
Вот как раз история Вейси совсем не завершилась - про него есть целая большая история Л+Л. )) А на каком моменте вы плакали? )

Грэхема невозможно было убить. Ну как же без него?

А вот Хадрат там очень немного. Так... кусочек. Но завершающий, я считаю.

Да! Желе я убить совсем не мола. )

Ну... кто-то должен был и уйти.
Я думаю, Нидгар многое в тюрьме переосмыслит. А Варрик... его дело закончено. Он будет ждать её там.

Elegant
И да, я дочитала.
Спасибо, это было восхитительное путешествие в книгу!
Это было, пожалуй, грандиозно.
Полное погружение в историю и ни на секунду не покидающее удовольствие.

Как здорово, что вы есть у этого фандома!
Спасибо вам за ваши комментарии! Это было чудесно. )
Показать полностью
Ой, Л+Л — о них! Как я могла забыть)
Слёзы — да не помню, на одном из моментов выяснения отношений.
Alteyaавтор
Elegant
Ой, Л+Л — о них! Как я могла забыть)
О них. ))
Напишите нам про штурм.
И про невыразимцев :-)

Вот.
miledinecromant
Штурм блистательный. Хотя читала, конечно, немного на нервах, я на тот момент не совсем верила мотивации Мейв. Перечитаю позже. А вообще штурм тянет на отдельную повесть в сильном и независимом мире :)
На самом деле, очень хочется иллюстрацию, чтобы узнать, были ли пещера и остальные такими же, как в моём воображении. И расскажите подробнее про арфу! Нельзя же так лишать читателя тайн магии!

А невыразимцы... Меня улыбнуло появление эмоций у Монтегю, это было неожиданно. И факт того, что он женат на Лайзе. Но я хочу матчасть, то есть узнать, как именно они работают, по каким инструкциям и логике. Но если не придираться и говорить об итоговой информации, которую получает читатель, Грэхэм был убедителен.
Elegant
А как вам наш переносной антиквариат? :-)
miledinecromant
Если вы про кровать, то им с Ритой как раз подойдёт :)
Хотя для Скабиора довольно вычурная.
Elegant
Трельяж! :-))))
miledinecromant
Ой)
Замудренный!)
Alteyaавтор
Трельяж всё время пылится! Его постоянно надо поддерживать в правильно запылённом состоянии! ))
Alteya
А то вот так приходят некоторые мокрой тряпкой протирают и на неделю из строя выходит тонкое оборудование!
Alteyaавтор
miledinecromant
Alteya
А то вот так приходят некоторые мокрой тряпкой протирают и на неделю из строя выходит тонкое оборудование!
Вот да!
А другим потом неделю ходить вокруг и аккуратненько припылять!
Я увидела обсуждение и решила перечитать)))
Alteyaавтор
Emsa
Я увидела обсуждение и решила перечитать)))
О как. Внезапно. ))
Emsa
Прелесть какая. Значит, я была тут не зря))
Alteyaавтор
Elegant
Emsa
Прелесть какая. Значит, я была тут не зря))
Вы в любом случае были тут не зря! )
Alteya
Не прощаемся :)
Alteyaавтор
Elegant
Alteya
Не прощаемся :)
Нет! )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх