↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 413

А пока Причард лечился и восстанавливался, попутно флиртуя с медиковедьмами и даже — в шутку — с Асторией, пока Долиш, Фоссет и Пикс усиленно готовились к предстоящим экзаменам, стройка в доме Скабиора и Долишей завершилась. Вернее, закончилось то, что было решено сделать в этот раз — всякие мелочи вроде интересной отделки и покупки мебели, за исключением самой необходимой, остались, разумеется, на потом. Окончание строительства и Скабиору, и Гвеннит очень хотелось отпраздновать вместе с Арвидом, но Пейдж и рабочие встретили идею выйти на работу в субботу без всякого энтузиазма, и потому праздников было два: один — с ними, а второй — с вернувшимся в субботу Долишем.

— Спасибо вам, — под вечер сказал Скабиор, подходя к сидящим рядом Гвеннит и Арвиду и, зайдя за спинку их стульев, обнимая за плечи сразу обоих. — Я тронут и благодарен.

— Мы… — начала было Гвеннит, но он оборвал её:

— Т-с-с. Сейчас ответа не требуется. Спасибо, — повторил он, сильно и коротко прижав их к себе — и, вернувшись на своё место, несколько театрально наполнил стоящие на столе бокалы шампанским.

А вечером впервые поднялся в свою круглую комнату под крышей с тем, чтобы остаться там ночевать. Пока что здесь было довольно пусто: кроме камина, сюда перенесли лишь кровать из комнаты Кристи, на которой прежде спал Скабиор, стул, прикроватную тумбочку и кресло — странный, ничем не объяснимый подарок Гвеннит, который Скабиор, разумеется, тут же высмеял, однако, глядя на него, он уже представлял себе, как будет читать в нём перед камином, и сам над собой за это смеялся, говоря, что она сделала это нарочно, чтобы у него было меньше поводов издеваться над обывателями и аристократами. Сейчас все эти предметы терялись в бесконечном пространстве, которое Скабиору, впрочем, совсем не хотелось загромождать.

Разувшись, он медленно прошёл босиком по дубовым доскам, ощущая под ногами их мельчайшие шероховатости — а потом, опустившись вдруг на колени, провёл по полу ладонями. Позади раздалось тихое мяуканье, а затем Скабиор услышал глухой топот четырёх маленьких лапок — Лето, умевший передвигаться совершенно бесшумно, иногда начинал топотать так, словно был не книззлом, а полуторагодовалым мальчиком.

Или волчонком. Маленьким белым волчонком.

Скабиор усмехнулся этой дурацкой мысли и, растянувшись на полу, тихим цоканьем подозвал Лето. Тот подошёл и, обнюхав лежащего на полу хозяина, взобрался к нему на живот и долго переминался там с лапы на лапу, заставляя гладящего его за ушами и по животу Скабиора шутливо охать. Наконец, книззл улёгся и замурлыкал, щуря свои большие, обведённые чёрным глаза цвета морской волны.

— Нравится тебе тут? — спросил его Скабиор, разглядывая то Лето, то балки под потолком, на которые, он уже видел, книззл каким-то волшебным образом отлично умел забираться. Лето замурлыкал погромче и прикусил палец Скабиора, и тот довольно сказал: — Знаю, что нравится…

Он долго лежал так, представляя, как перенесёт сюда сундук и оставшиеся книги с Оркнеев, которым совсем не на пользу был сырой и холодный климат острова, и думая, что теперь его настоящий дом — вот этот, с собственной круглой комнатой с настоящим камином, собственной душевой, где можно часами стоять под струями, вовремя наполняя бак водой, и огромной ванной под зачарованным потолком, в которой можно лежать и даже дремать.

Постепенно его мысли сменили своё направление и переметнулись к недавним событиям, которые до сих пор у него не было ни времени, ни особенного желания обдумать. Он вспомнил слова МакТавиша, свой разговор с МакДугалом — и задумался о том, что следовало из того и другого.

А следовало из этого… разное. Например, что со страхами можно бороться, изучив их как следует — благо Скабиор хорошо знал, чего он боится. Дементоры… Он ведь видел их во время войны, и достаточно близко — их было много рядом с Тёмным Лордом, но вели они себя достаточно смирно и, насколько он помнил, ни разу не напали ни на кого из своих. Боялся ли он их тогда? Конечно, боялся — все их боялись, как, наверное, и любой человек… или не человек. Он никак не мог вспомнить их лица — или что у них там было на этом месте — но, чем больше сосредотачивался и погружался в воспоминания, тем больше понимал, что не может проассоциировать с ними ни единого звука.

А значит…

А значит, тот волшебник вложил в его голову не дементоров, а своё о них представление. Возможно, просто разделив с ним свой собственный кошмар.

Скабиор сосредоточился, вызывая в памяти лицо этого волшебника, но это оказалось непросто: черты расплывались, и единственным, что он сумел сразу же вспомнить, были его глаза, большие, чёрные и глубокие, и метка на худой бледной руке, сквозь тонкую кожу которой просвечивали голубые вены. А ещё голос — вот голос он помнил прекрасно, голос, повторяющий один и тот же вопрос: «Что мне сделать с тобой?» — и последующее: «Ну, не говори потом, что я не давал тебе шанса».

Он всегда, все эти двадцать лет помнил эти слова — но о том, что было бы, ответь он на тот вопрос что-то более внятное, чем «не знаю», Скабиор задумался только сейчас. А действительно, что бы было? Он вдруг остро пожалел, что не попросил тогда просто отпустить его — вряд ли бы это сработало, конечно, но, может быть, тот человек, разозлившись, ограничился бы обычным Круцио? И не было бы у него сейчас никаких кошмаров…

И вдруг вспомнил то, что ускользало из его памяти: лицо. Худое и бледное, обрамлённое длинными чёрными волосами, с тонкими правильными чертами, которые так любят в бульварных романах называть «аристократическими». Красивое, и от этой красоты ещё более жуткое. Как же его звали? Скабиор же узнавал его имя тогда — что-то не британское. Что? Имя не давалось ему, и в какой-то момент он подумал: зачем? Что это, если подумать, ему даст? Этот человек давным-давно, слава Моргане и Мерлину, мёртв, и даже, возможно, позабыт всеми, кроме него, Скабиора. И лучшее, что он сам может сделать — тоже забыть о нём, навсегда. Но для этого нужно было избавиться от дементоров…

Но, если они — просто чужой кошмар, вложенный ему в голову, значит… да это просто бред же — бояться чужих кошмаров. Будто ему своих недостаточно…

Он так и уснул на полу — и только к утру, проснувшись от холода, перебрался на кровать, где и проспал до утра.

А утром, проснувшись в залитой солнцем из нескольких окон комнате, какое-то время лежал, глядя на лениво умывающегося книззла, а потом, потянувшись, лениво поднялся — и сразу же после завтрака отправил Рите коротенькое письмо.

Она ответила ближе к вечеру — и он, воспользовавшись приложенным к посланию знакомым порталом, оказался в хорошо известном номере. Скитер встретила его вопросом:

— Как ваша башня?

— О ней что, вся Англия знает? — ответил он ей вопросом и сел на кровать. — Закончена. Я, собственно, поэтому и писал, — сказал он очень многозначительно.

— Очень разумно, — кивнула она. На ней, к некоторому удивлению Скабиора, был ярко-красный шёлковый халат, недостаточно плотно запахнутый на груди, чтобы по-настоящему её скрыть, и демонстрирующий полное отсутствие на Скитер белья. — Если подарок попросить — шансы его получить существенно возрастают.

— Подарок? — заинтересованно спросил он. Ни о каких подарках он, вообще-то, не думал, но… — И что же ты приготовила?

— У тебя есть кровать? — поинтересовалась она в ответ.

О.

Кровать у него была — да какая!

Появилась она у него буквально пару часов назад — почти случайно. Позавтракав, Скабиор отправился сначала на Диагон-элле, намереваясь купить или хотя бы присмотреть себе мебель — в том числе и кровать, конечно, ибо та, что стояла сейчас у него, была, конечно, удобной, но… но ему хотелось что-то особенное. В конце концов, он никогда в жизни не покупал кровати — и вообще мебели. Ту, что была на Оркнеях, он сделал когда-то сам, а всё, что было в доме Долишей, покупали без него — но теперь пришло его время. Он не собирался обзаводиться каким-нибудь гарнитуром — но хотя бы кровать Скабиор желал купить себе сам.

Побродив по магазинам на Диагон-элле и так и не приняв никакого решения, он свернул в Лютный, где знал несколько интересных магазинчиков с антиквариатом, но сперва решил заглянуть в «Белую Виверну» — перекусить и выпить. Там-то его и отыскал Флетчер — и, подсев без всякого разрешения, возбуждённо проговорил вполголоса:

— Я слышал, ты кровать ищешь?

— И что? — невежливо поинтересовался в ответ Скабиор.

Надо же. Часа два прошло… ну, может, три — а этот бандит уже в курсе.

— У меня есть то, что тебе надо! — горячо зашептал Флетчер, придвигаясь к нему почти что вплотную — на Скабиора пахнуло застарелым табаком с оттенком лёгкого перегара и чего-то сладкого. Леденцов? — Отличная кровать! Прекрасная — я бы даже сказал, королевская!

— Я завязал с этим, — прохладно проговорил Скабиор. — Предпочитаю легальный товар.

— Да ну что ты! — обиделся Флетчер. — Абсолютно легально! Я тебе матерью своей поклянусь, хочешь, что она совершенно чиста?

— И досталась тебе от бабушки, — хмыкнул Скабиор.

— Ну! — радостно закивал Флетчер. — Верней, от прабабки. Так и стоит… красота такая! Да ты посмотри только — ты влюбишься! Она ж лучше женщины — вся такая…

— Сказал же — я завязал, — повторил Скабиор.

Вот только краденой кровати ему в новом доме и не хватает. Нет уж.

— Обижаешь! — сделал обиженное лицо Флетчер, но, когда это не произвело на Скабиора ни малейшего впечатления, мгновенно перестал обижаться. — Да я клянусь тебе — она… ну ты просто посмотри, — начал он его уговаривать. — Просто взгляни!

Скабиор пожал плечами, взял кружку и сделал несколько неспешных больших глотков.

Выжидая.

И дождался: Флетчер, поёрзав, сказал:

— Ну… может, и не от прабабки. Но она совершенно чиста — клянусь!

— То есть, — задумчиво протянул Скабиор, поймав бегающий взгляд Флетчера, — мы с моим зятем можем пригласить в гости Гарри Поттера и рассказать ему, кто помог мне раздобыть сию красоту?

— Можете! — с каким-то надрывом воскликнул Флетчер. — Вот так, да! Можешь!

— Я приведу же, — пригрозил Скабиор. — И расскажу.

— Веди! Хоть к себе, хоть ко мне веди! — пафосно и очень обиженно проговорил Флетчер, демонстративно вздыхая. — Совсем ты не доверяешь старому другу, — попенял он.

— Тебе-то? — хмыкнул Скабиор и согласно кивнул. — Ни секунды. Но раз так… ладно — я посмотрю, — согласился он вдруг.

В конце концов, помимо банального воровства, существует немало относительно честных способов приобретения чего-либо — к примеру, старинной кровати. Флетчер его угрозы не испугался — а значит… значит, скорее всего, кровать и вправду не краденая. А раз нет…

В конце концов, разве он моралист?

Допив своё пиво и даже не предложив Флетчеру угоститься, Скабиор встал и, оставив на столе деньги, первым двинулся к выходу, пару раз обернувшись на спешащего за ним Флетчера.

Глава опубликована: 09.01.2017
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх