↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 61

Гвеннит и после свадьбы так и продолжала проводить все полнолуния на острове у Скабиора — Арвид, чьим свадебным подарком стала та самая обещанная им напоминалка, заказанная у лучшего из существующих в Британии мастеров и представляющая из себя элегантный золотой браслет, не снимаемый и не спадающий ни с человечьей руки, ни со звериной лапы ни при каких обстоятельствах, каждый раз уговаривал её остаться с ним, но она, хоть и согласилась показать как-нибудь трансформацию и себя-волка, в последний момент всегда смущалась и, обещая, что в следующий раз непременно ему всё покажет, всё-таки аппарировала в привычное место.

На сей раз Скабиор, лежавший на кровати, едва кивнул ей и пробурчал недовольно:

— И что тебя принесло вдруг? Что мужу сказала?

— Я стесняюсь, — улыбнулась она, подходя к нему. — Ты здоров?

Выглядел он хуже обычного себя в этот день: был неестественно бледен и казался осунувшимся и очень усталым.

— Я не выспался, — усмехнулся он, беря её за руку и притягивая к себе. — И больше всего на свете сейчас хочу спать. Но не могу, разумеется. Почитай мне, раз уж пришла? — попросил он, выпустив её руку. — Сил уже нет глаза открывать.

— Конечно, — она взяла лежащую на столе книгу, сделала лампу поярче — ибо дни зимою короткие, и на улице уже давным-давно стемнело — открыла её по закладке и начала чтение.

— Почему он тебя отпускает? — спросил спустя пару страниц Скабиор.

— Кто? Ари?

— А что, есть кто-то другой? — усмехнулся Скабиор. — Ты так и будешь сюда мотаться? Как раньше?

— Ты… против? — дрогнувшим голосом спросила она, смаргивая тут же набежавшие на глаза слёзы.

— Да нет, — он вздохнул. — Нет, не против. Не реви, Мерлина ради.

— Я могу больше не приходить, — грустно прошептала она.

— Сказал же — я не против… тьфу ты, — он открыл глаза и, поднявшись, подошёл к ней и обнял — Гвеннит уткнулась лицом ему в живот и расплакалась: слишком близко уже была трансформация и нервы у неё, как и у него, были на пределе. — Ну всё, — он прижал её к себе и, склонившись, поцеловал тёмную макушку. — Не реви, Гвен, ну пожалуйста. Только не сейчас, — умоляюще попросил он. Его обострённые чувства кричали — хотелось закрыть её от всего мира, спрятать, утешить — и избить самого себя, обидевшего и расстроившего его маленькую названную дочку. Гвеннит всхлипнула и кивнула, обнимая его крепко-крепко — он опустился перед ней на колени, и она обхватила его руками за шею, привычно устроив голову у него на плече.

— Это единственное место, где мне спокойно, — сказала она тихонько. — Я всё понимаю: зелье и всё такое… но каждый раз думаю — мало ли… вдруг тот, кто варил его, с чем-то ошибся…

— Я понимаю, — ласково сказал он, гладя её по голове. — Я уже говорил тебе как-то: это твой дом. Тебе не нужно спрашивать разрешения, чтобы прийти сюда.

— Спасибо, — прошептала она горячо. — Спасибо…

— Ну, всё, — он прижал её к себе коротко и поднялся. — Вот-вот уже… раздеваемся и выходим — а то я тут всё разнесу, будет жалко.

Он отошёл раздеваться к кровати и привычно развернулся к Гвеннит спиной. Она последовала его примеру и, отвернувшись, тоже начала готовиться к восходу луны, как обычно, сперва выложив всё из карманов: палочку, ключ от дома, портал в Мунго, немного мелочи и носовой платок. Потом сняла мантию, аккуратно свернула и положила на табурет, разулась, сняла платье…

В этот момент в окно постучала сова. Гвеннит встала и, открыв его, впустила крупную птицу, которая недовольно огляделась, бросила конверт ей в руки — и улетела.

Министерский конверт. Адресованный мистеру К. Г. Винду.

— Это тебе, — растерянно и встревоженно проговорила Гвеннит. — Из министерства.

Скабиор, впрочем, среагировал куда менее эмоционально: пожал плечами и попросил:

— Да потом прочитаем… скоро уже, — он, недовольно ворча от ноющей сегодня сильнее обычного спины сел на кровать и принялся расшнуровывать ботинки, в который раз уже радуясь, что его общественные работы давно завершились, а с ними — и отвратительная обязанность принимать аконитовое, и он снова может не прятать своего волка. — Нашли время, когда писать… утром прочтём.

— Нет, сейчас, — заупрямилась Гвеннит, одной рукой, не поворачиваясь, протягивая ему конверт, а второй отстёгивая чулки от пояса. — Прочитай, пожалуйста. Это быстро, — её не покидало ощущение, что внутри что-то важное и не терпящее никаких отлагательств.

— Тебе интересно — ты и читай, — фыркнул он.

— И прочитаю! — решительно сказала она, вскрывая конверт и вынимая оттуда самый обычный пергамент. Хорошая плотная бумага, фиолетовые чернила… она ощутила приятный и на удивление очень знакомый запах, потом почувствовала с каким-то заторможенным удивлением, что прикосновение к официальному гербовому листу с изображением звезды и трех полумесяцев на фоне абриса символики министерства будто бы обжигает ей руку, однако бросить его она почему-то не в силах — пальцы Гвеннит словно прилипли к листу, её затошнило, потом буквы, из которых складывалось безликое и формальное «Уважаемый мистер Винд!» поплыли, она хотела было позвать Скабиора, возящегося со своими шнурками, к которому так и стояла спиной, но не сумела ни шевельнуться, ни издать хоть какой-нибудь звук, в голове запульсировало, а когда пульсация стала невыносимой, её словно рвануло крюком за живот, ноги оторвались от земли и её потащило куда-то вверх — она услышала лишь вой ветра и увидела бешеный круговорот красок вокруг, а её указательный палец прилип к письму, словно иголка к магниту — а потом она ощутила резкий удар… и тут же началась трансформация, почему-то куда более мучительная, чем обычно.

Лист оказался порталом. Скабиор, как раз разделавшийся, наконец, с затянувшимся узлом на шнурках, подскочил и резко обернулся, услышав характерный хлопок — но сделать ничего не успел: Гвеннит исчезла у него на глазах. А трансформация, между тем, уже почти начиналась.

…Гвеннит очнулась не сразу — и пока она приходила в себя, суставы мучительно выворачивало, а сквозь словно бы обожжённую кожу прорастала густая шерсть. Когда трансформация завершилась, молодая светлая волчица растерянно заозиралась вокруг, не понимая, где она и как оказалась здесь. Всё было неправильно: она казалась себе словно пьяной, и не то, что думать — даже двигаться нормально не могла толком, её шатало из стороны в сторону, а инстинкты почему-то давали знать о себе гораздо сильней, чем это обычно бывало с ней в зверином обличье: они кричали об опасности, словно бы пропитавшей воздух и гнали её… куда-то.

Вокруг пахло… людьми. Большим количеством людей — а ещё их едой, и был один резкий запах — что-то неприятное и явно маггловское (вроде бы это называется бензин… она не помнила сейчас точно), а ещё пахло домашними животными, кажется, кошками, и чем-то спиртным. Она вдруг отчётливо поняла, что человеческий запах представляется ей невероятно вкусным и соблазнительным, обещающим утолить давший знать о себе голод. Ей стало страшно — она попятилась и, наткнувшись на что-то, жалобно заскулила и, подпрыгнув, развернулась на месте.

Дом. Дом с крыльцом, о которое она и споткнулась. Маггловская белая дверь с цветным витражом, большие окна, сквозь которые она увидела собравшихся за столом людей — большая семья: трое детей и четверо взрослых — и начала медленно отступать назад, надеясь найти какое-нибудь убежище и не думая пока что о том, как она оказалась здесь и что будет делать наутро.

Но спрятаться было негде: развернувшись, волчица увидела довольно широкую улицу, по обе стороны которой тянулись дома — много-много маггловских почти идентичных домов. А может быть, и не только маггловских, потому что ветер доносил до неё и другие, напоминающие о волшебниках, запахи. Из этих домов тянуло манящим ароматом… Нет, не просто еды — чего-то необходимого, жизненно для неё важного, чего ей всегда, как она сейчас понимала, так не хватало.

Людей. Так пахли люди — и их нужно, просто необходимо было сейчас разорвать и съесть.

Но разум её боролся — и пока он брал вверх, она, сбитая с толку и до смерти перепуганная этим своим желанием, выскочила на дорогу и понеслась по ней вдоль домов, чувствуя, что где-то тут рядом есть лес, и стремясь скорее, скорее туда — где не будет этих сводящих её с ума запахов.


* * *


Ближе к ночи в аврорат по каминной связи передали срочное сообщение, после которого дежурные сотрудники заметались по управлению, а те, кто успел вернуться домой, получили срочные вызовы. Злой и собранный Причард собрал всех прибывших и коротко сообщил, что в окрестностях Бристоля снова видели оборотня, и дай Мерлин, чтобы двери в домах тех окрестностей оказались достаточно крепкими, и что лично он, Причард, очень надеется, что сегодня им повезёт, и они поймают эту тварь быстро — и, желательно, живьём, хотя, конечно, тут уже как получится. Разделил всех на группы, раздал руководителям порталы — и первым активировал свой.

Поскольку тварь видели на окраине одного из пригородов, и никто знать не знал, где она сейчас может быть, авроры рассредоточились по улицам по одному, радуясь лишь тому, что погода на улице паршивая, и большинство людей предпочитает сейчас сидеть дома.


* * *


И пока авроры неслышно кружили по улицам, Гвеннит… крупная светло-серая волчица металась по ним же, принюхиваясь и пытаясь отыскать путь в лес — она чувствовала, что он где-то рядом, но никак не могла к нему выйти, путаясь в заборах и задних дворах.

Там-то она и встретилась с аврором.

Они стояли и смотрели друг на друга, не отрываясь — волк… оборотень, зверь — и человек, аврор. Очень медленно Джон Долиш начал поворачивать кисть, наводя палочку на стоящую в нескольких футах от него тварь и не понимая, почему та не нападает. Ещё чуть-чуть…

Зверь вдруг замер, помотав головой, и на его передней лапе что-то блеснуло. И, чувствуя, как холодеет у него внутри, Долиш узнал эту вещь: напоминалка, подаренная его сыном своей жене.

Так вот кто перед ним. Его маленькая невестка. Но как же… почему она здесь?

Он ведь прекрасно знал, что она пьёт это мордредово зелье. И… неужели они здесь именно по её душу?

И как просто решить всё сейчас. Одним несложным заклятьем — и никто не посмеет… Да даже и не подумает его осудить. Она сейчас не человек — тварь, животное, против которого вполне дозволены непростительные. Всего-то и надо — одно короткое движение да пара слов. Арвид оплачет её, конечно… но потом он утешится. И женится вновь, и всё будет по-прежнему… он поймёт. Поймёт, что он был неправ.

Он сжал палочку. Два слова. Ну же.

Волчица так и стояла напротив него, прижав к голове уши и часто-часто моргая — из её оскаленной пасти капала обильно слюна, и волчица нервно облизнулась, слизывая тягучие вязкие капли — один раз, второй, третий… её хвост, напряжённый и жёсткий, был поджат, а уши едва заметно подрагивали. Они смотрели и смотрели друг на друга, человек и тёмная тварь, и человек видел в золотых глазах зверя с неестественными вертикальными зрачками ясно светящийся вполне человеческий разум. И стоило волчице обозначить движенье назад, как аврор в тот же миг отрывисто и резко взмахнул палочкой и произнёс, наконец, те два слова, которые допускал устав — заклятье достигло цели, и волчица упала на мокрый асфальт.

Глава опубликована: 14.12.2015
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх