↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 146

Когда за окном начало сереть, а его крестник, наконец-то, угомонился и уснул, лёжа у Скабиора на руках, тот ощутил, наконец, долгожданный ледяной холод. Он отнес малыша наверх и, устроив его в кроватке рядом с матерью, бегом спустился вниз и, махнув рукой на приличия и условности, просто позвал:

— Варрик!

Тот показался, выйдя из внешней стены и зависнув в воздухе в паре футов от Скабиора.

— Тебя ждут — и готовы слушать, — сказал он.

— Как прикажешь туда попасть? — ехидно спросил Скабиор. — Я ту вашу полянку видел полтора раза в темноте — а аппарация в дерево штука весьма неприятная.

— Джейд ждёт тебя в Лютном у «Белой Виверны», — сообщил Варрик. — Если ты сможешь их вытащить…

— Я вам не Поттер, — огрызнулся Скабиор. — Я сказал, что постараюсь помочь. И просто это не будет. И вот что, — сказал он, подходя к нему вплотную и чувствуя себя, на самом деле, достаточно глупо. — Если ты сделаешь что-нибудь им, — кивнул он наверх, — да хотя бы просто покажешься, или расскажешь о них кому-нибудь, кроме Эбигейл — я Поттера в ваш лагерь сам приведу. Лично.

— Я не верю тебе, — спокойно ответил Варрик. — Но понимаю, почему ты так говоришь. Я говорил уже: я не желаю им зла. И не причиню. Иди — Джейд тебя ждёт.

Скабиор глянул на него молча — и аппарировал прямо на ступеньки, идущие вдоль «Виверны». Девушка была там — стояла, прислонившись к стене, и выглядела куда мрачнее и старше, нежели в прошлый раз.

— Здравствуй, красавица, — привычно поприветствовал её Скабиор. Та бледновато улыбнулась и протянула ему руку со словами:

— Тебя ждут.

— Кто придумал оставить там младших? — зло спросил он, останавливаясь на несколько ступенек выше неё и пока не подходя ближе. Не только, чтобы не аппарировать раньше времени — а чтобы не выдать своей нервозности и, что греха таить, неуверенности. Ибо сейчас он собирался разыграть, пожалуй, один из самых серьёзных блефов в своей жизни.

— Они сами, — насупилась Джейд. — Сами вызвались.

— И кто согласился первым?

— Все согласились! Какая разница?! — с болью воскликнула девушка. — Тебя ждут, ты меня слышишь?

— Вполне, — кивнул он. — Так кто принял предложение первым?

— Хадрат! — выкрикнула Джейд. — Идём… ну, пожалуйста!

— Расскажи мне, что там случилось, — он сел на ступеньку и похлопал ладонью рядом с собой. — Чем быстрее расскажешь — тем быстрее пойдём. Ну?

Она обхватила себя руками, но рядом с ним всё-таки села — и начала говорить, слегка сбивчиво, но, в целом, довольно складно.

— Умница, — похвалил он — и мягко положил уже совсем не дрожащую нервно руку ей на плечи. Джейд тут же приникла к нему и замерла так, прижавшись и производя сейчас впечатление испуганной расстроенной девочки — неверное впечатление. И он это отлично знал. Однако же решил подыграть: погладил по голове, обнял покрепче и, поцеловав в висок, прошептал:

— Пора.

— Ты их вытащишь? — спросила она, трогательно заглядывая ему в глаза снизу вверх. Скабиор чуть было не сказал ей: «Переигрываешь, девочка». Но лишь улыбнулся и повторил:

— Пора.

На сей раз Джейд, аппарировав в специально выделенную для этого палатку, не заставила его ждать, а сразу же повела Скабиора за собой.

Место было совсем другим — причём, явно ещё не освоенным. Они перенесли лагерь, сообразил он — и посмотрел на них за это с большим уважением. Быстро сработали — молодцы.

Вокруг кипела работа: кто-то ставил палатки, кто-то рубил дрова для костра, волчата сновали по лагерю туда-сюда в привычной ему, знакомой деловой суете. Его узнавали — и, зачастую бросая свои дела, смотрели. Кто как: кто-то с неприязнью и вызовом, кто-то — с надеждой, а кто-то просто с откровенным восторгом, но все, как один — устало и напряженно. Некоторые оставляли свои занятия и шли следом за ними к небольшой группе, собравшейся у большой палатки, где, вероятно, собрались вожаки, тихо, но очень эмоционально переговаривающейся. Не воспользоваться случаем было настолько глупо, что он, не доходя до них нескольких футов, остановился и громко проговорил:

— Доброго утра.

На него обернулись — все разом. И замолчали. Он обвёл долгим суровым взглядом их взбудораженные, утомленные лица, потом кивнул медленно — и неспешно проговорил:

— Ночь выдалась тяжелой.

Он услышал, как шепоток по толпе протащил его имя — и, дождавшись, пока он затихнет, сказал сочувственно:

— Сочувствую вашей потере. Тяжело терять членов стаи.

В толпе опять зашумели — но тихо и очень недолго. Он подождал — и, оглядевшись, сказал:

— Я смотрю, гостей здесь теперь не встречают? Или у вас больше не принято вожакам скорбеть вместе со стаей?

— Не тебе нас учить! — выкрикнул кто-то.

— Я и не учу, — пожал он плечами. — Я наблюдаю. Смотрю на то, чем стала стая.

— Стая осталась стаей! — крикнул кто-то другой.

— Бесспорно, — кивнул Скабиор. И добавил, помолчав: — Вот только я её не узнаю больше.

— Мы тебя тоже! — раздался смутно знакомый ему, но не опознанный им голос. Кто-то из выживших, видимо…

— Я никогда и не претендовал ни на что, — спокойно ответил он. — Это вы называете себя Стаей — но ваши братья сидят под арестом, а вожаки прячутся в этой палатке. Я не могу представить себе подобного при Фенрире.

— Не лезь не в свое дело! Что делать — решат вожаки! — прозвучало откуда-то справа.

— Вожаки, значит, решат, — кивнул Скабиор, очень неприятно им улыбнувшись. — Они — там, а вы — тут, да?

— Да кто ты такой, чтоб бросать на них тень?! — крикнул тот же, кто сказал про решающих вожаков. В ответ зашумели — и в этом гвалте Скабиор отчётливо разобрал повторенное несколько раз: « Здесь мы — Стая, и мы едины!»

— Едины? — громко спросил он. — В самом деле?

— А ты забыл, да? Наша сила — в единстве! — выкрикнула ему в лицо какая-то девушка, стоящая ближе всех.

— В единстве, говорите, ваша сила? — он сделал паузу, холодно оглядывая их устремлённые к нему лица. — Что-то я не вижу единства… в моё время вожак не скрывался от стаи и серьёзные вопросы обсуждал под звёздами и луной, а не спрятавшись от волков под душной тряпкой, — он щёлкнул пальцами по палатке, — словно пародируя волшебников с их Министерством, — проговорил он насмешливо и снова обвёл их долгим ледяным взглядом. — Впрочем, времена изменились… в моё время и кровь волков стая ценила дороже любого золота — а вы, я слыхал, разменяли волчат на траву и потёртые шкурки, которые после сменяете на галеоны, — он скривился презрительно и с отвращением сплюнул себе под ноги. — Я слышал, вы живёте согласно вашему предназначению и природе, верно? — спросил он, склоняя голову набок. В толпе зашумели — он дождался, пока шум стихнет и спросил вкрадчиво: — Я правильно понимаю, что своим предназначением вы теперь сделали воровство и торговлю?

— Не смей оскорблять нас! — выкрикнул кто-то — и Скабиор, мгновенно повернувшись в его сторону, спросил с деланным удивлением:

— Я? Оскорблять? Я лишь констатирую факт: вы сдали своих волчат аврорам ради крупного барыша. И, как я понимаю, всех это вполне устраивает. Фенрир, правда, когда-то выше всего ставил волчью кровь и свободу — ну так, он давно мёртв, и кому какое до него теперь дело.

— А что мы можем сделать-то? — раздался другой голос.

— А разве вы станете что-то делать? — недоверчиво спросил Скабиор.

Он почувствовал, как за спиной шевельнулась ткань, и из палатки вышел кто-то… кто — он не знал, не помнил этого запаха, а оборачиваться сейчас было не к месту.

— Предлагаешь министерство взять штурмом? — раздался злой и насмешливый голос сзади.

Хадрат.

Ну, это просто подарок. Такое и нарочно захочешь — не выиграешь.

— Ну что ты, — вот теперь обернулся он и поглядел на неё очень ласково и снисходительно. — Зачем штурмом? Подумай, — проговорил он вкрадчиво, — что бы ответил тебе сейчас Фенрир?

Это имя заставило их замолчать. Скабиор тоже не торопился — и заговорил после долгой паузы.

— Он бы сказал, что, прежде всего, нужно точно определить врага. Кто наш враг в данном случае? — спросил он у стаи. — Кто забрал ваших братьев, кто держит их сейчас как зверей — в клетке? — подсказал он.

— Аврорат! — выкрикнул кто-то. Остальные зашумели — и Скабиор, довольно кивнув, продолжил:

— Однако, вот незадача, вам удалось настроить против себя вообще всех вокруг — и сейчас, когда случилась беда, помочь вам откровенно некому. Вы спрятались в этом лесу и воюете одни против целого мира — а ведь есть те, кто умеют и могут играть с авроратом на равных, и которые согласятся помочь. Если их попросить об этом, конечно, — добавил он медленно.

— Попросить у кого-то?! Ради этих щенков?! — выкрикнул кто-то. — Они даже умереть не смогли!

Поднялся ропот. Скабиор резко вскинул руку открытой ладонью к ним — в толпе замолчали.

— Все так думают? — спросил он очень резко и яростно. Ответом ему была напряжённая тишина — и он добавил: — Вы все так в этом уверены?

— Не все, — раздался холодный голос.

Даже Скабиор, очень ждавший его появления, вздрогнул от неожиданности — а столпившиеся вокруг и вовсе слегка отпрянули.

Варрик.

Он подплыл к Скабиору и повторил:

— Нет, не все. Я был там — и расскажу, что случилось. Стая имеет право знать правду.

Хадрат сделала было протестующий жест, но никто не обратил на это внимания.

Последовавшему за этим короткому и горькому рассказу призрака сопутствовала звенящая тишина — и когда тот умолк, Скабиор, выдержав небольшую паузу, проговорил:

— Долг вожака — выбрать того, кто сможет сделать то, что требует от него стая. Они сделали всё, что смогли — но удача от них отвернулась. С кем на охоте не случалось подобного?

— Это всё красивые, но пустые слова, — раздражённо сказала Хадрат. — И что же ты предлагаешь?

— Для начала, решить, хотите ли вы вернуть их, — ответил он очень спокойно.

— Ты говоришь так, словно нам достаточно просто пойти и забрать их, — сказал вышедший вместе с остальными вожаками Гельдерик.

— Мы хотим их вернуть, — проговорила Эбигейл, выходя вперёд и подходя к Скабиору. — Они наши братья — их место здесь.

— Хотим, — подтвердил Нидгар, — но чего это будет нам стоить? О каких людях ты говорил? Чего они потребуют от нас за свою помощь?

— Вам есть, чем купить их жизни, и для вас это всего лишь трофей, — поглядев ему в глаза, сказал Скабиор. — Вам всё равно никогда не открыть этот ящик, — пояснил он с короткой усмешкой. — И если у вас хватит достоинства вернуть его и попросить о помощи его прежнего обладателя — он поможет выиграть у аврората эту партию и вернуть ваших детей.

И, дав им несколько секунд для того, чтобы осознать сказанное, заговорил негромко и строго:

— Я спрошу тех, кто делил свою палатку с Хати и Сколь, кто засыпал и просыпался с ними бок о бок — кого вы предпочтете видеть сейчас, их или ящик?

Он сделал небольшую паузу и спросил уже громче:

— Я спрошу тех, кто учил их — кого вы видите рядом с собой в будущем, волков или готовых продать вас за золото торгашей?

Он опять замолчал — буквально на пару секунд — и продолжил уже в полный голос:

— И я спрошу тех, кто оставил их там, — сказал он, внезапно обернувшись и посмотрев на Гельдерика, Нидгара и Хадрат. — Кого вы хотите вести за собой: волков или торгашей? Торгаши или волки, — вновь обернулся он к замершей стае, — кто вы? Это очень простой вопрос, — он торжествующе улыбнулся. — Я хочу услышать ответ — сейчас! Кто вы?!

— Мы волки, — сказала Эбигейл, подходя к собравшейся вокруг них толпе и вставая плечом к плечу с ними — как одна из них. И, глядя на троих оставшихся у палатки вожаков, твёрдо и громко сказала: — И мы отдадим ящик за жизни наших волчат.

Стая согласна завыла и, словно один живой организм, сделала шаг вперёд, приближаясь к ней.

Глава опубликована: 20.02.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх