↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 153

Выходные у Скабиора начались рановато: к полудню его и Эбигейл ждала миссис Монаштейн. В лагере нервничали — он чувствовал это, пока шёл по нему, сопровождаемый настороженными взглядами — и лишь сама Эбигейл была, как обычно, спокойна и собрана.

— Показывать аврорату этот дом будет, конечно, неправильно, — начала разговор пожилая дама, устроив Эбигейл в кресле в гостиной и усадив Скабиора в другое, стоящее углу, кресло к господам Ллеувеллин-Джонсу и О’Харе, которые, похоже, уже провели в этой части комнаты какое-то время. Они коротко, кивком, поздоровались — и уткнулись каждый в свои бумаги. Однако их сосредоточенность на делах никак не могла обмануть Скабиора, который чувствовал их интерес к происходящему и порой ловил их острые внимательные взгляды. Сам он поступил значительно проще: откинулся на спинку и смежил веки, оставив себе возможность практически незаметно наблюдать за происходящим из-под ресниц. — Нужно что-нибудь что-то более простое — и обязательно с убежищем для оборотней… но это всё непременно будет, — говорила тем временем миссис Монаштейн. — Расскажите мне про Сколь и Хати — я надеюсь, Тарквин сумеет вытащить их из клеток хотя бы до суда, я бы тогда научила их, как правильно вести себя там…

Разговаривали они долго — и где-то с середины их разговора Скабиор с «джентльменами», как он их про себя обозвал, прекратили изображать вежливое равнодушие и начали откровенно друг друга изучать и рассматривать. И, кажется, под конец остались вполне довольны увиденным — настолько, что, когда в воскресенье Скабиор привёл в этот дом тех самых волчат, деливших палатку со Сколь и Хати и хорошо знавших их, миссис Монаштейн проводила его в соседнюю комнату, где совершенно для него неожиданно обнаружились господа Ллеувеллин-Джонс и О’Хара, игравшие в покер — и с этого дня Скабиор приятно проводил томительные часы ожидания за покером. Играли по маленькой, ограничив ставку десятью кнатами — потому что игра велась не ради того, чтобы сорвать приличный куш, а просто, чтобы скоротать время. И всегда полагавший себя отличным игроком Скабиор с изумлением понял, что противники его — настоящие профи, играть с которыми честно оказалось очень непросто, хотя и весьма интересно и увлекательно. Сколько раз у него тянулась рука передёрнуть, он сосчитать бы не взялся, но он так ни разу и не позволил себе ничего подобного, ибо мухлевать с малознакомыми людьми, с которыми ты сейчас работаешь над одним делом, попросту невежливо и крайне небезопасно.

И, поскольку игра была в данном случае действительно просто игрой, они ещё и беседовали. О разном — от сортов и способов выдержки огневиски до магического страхования здоровья и жизни. Скабиор, который вообще о таком понятии, как «страховка», слышал разве что краем уха, ничуть не стесняясь своего невежества, начал расспрашивать — и получил понятную и подробную консультацию о том, что это такое, для чего нужно, откуда взялось и почему вообще работает.

— Проще говоря, — закончил своё объяснение Ллеувеллин-Джонс, — человек регулярно платит страховщикам небольшую сумму, и в случае неприятностей компания покрывает ему убытки или нанесённый вред. И, — он усмехнулся, — стоит отметить, что гоблины также имеют свой интерес в этом бизнесе — да, без волшебников им никак не обойтись, ибо кто будет оценивать риски, или же наоборот, страховые расследования вести, да и сама система держится прежде всего на доверии к репутации старых семей. Так что наши зелёные и зубастые друзья просто имеют долю в этих компаниях и выступают, как правило, финансовыми гарантами.

— Так что сейчас все они рвут на голове волосы, ползая по складу мистера Белби и сверяя циферки, — весело добавил О’Хара.

— То есть Белби… он застрахован, — сообразил вдруг Скабиор удивлённо.

— Разумеется, — кивнул Ллеувеллин-Джонс.

— То есть, он и не пострадал, в сущности! — воскликнул Скабиор с возмущением.

— Ну почему же не пострадал, — укоризненно возразил Ллеувеллин-Джонс. — Страховка покрывает только прямые убытки — и, вероятно, часть упущенной выгоды, однако всего лишь часть. А налаженные связи всё равно пострадают: зельеварам денежное возмещение с его стороны без надобности, им ингредиенты нужны, а поставщикам на других континентах — звонкое золото. Но, в целом, вы правы, конечно: ущерб будет не так велик, как кажется.

— Больше всего возмущены будут гоблины! — заметил, отхлёбывая изумительный апельсиновый лимонад, которым угощала их хозяйка дома, О'Хара.

— И их можно понять, — кивнул Ллеувеллин-Джонс. — Им придется эту сумму извлечь из текущего оборота банка.

Скабиор, кивнув, промолчал, раздумывая о том, сколько людей и тварей заинтересованы в том, чтобы воришек поймать.

— В общем, — проговорил он задумчиво, — выходит, и люди, и нелюди заинтересованы в том, чтоб и похищенное найти, и виновников посадить.

— Ну, — улыбнулся краешком губ Ллеувеллин-Джонс, — если учесть, что некоторые считают страховщиков, скорее, разумной расой, нежели людьми, а иные и вовсе тварями — то бесспорно. Открываемся, господа.

В таких вот беседах и проходили часы. Постепенно выяснилось, что Ллеувеллин-Джонс, оказывается, состоит в весьма отдалённом, но всё же родстве с Гестией Джонс — правда, разные ветви семьи не общаются с середины века этак восемнадцатого, не поделив между собой что-то в колониях — а О'Харе разом и повезло, и не повезло быть племянником знаменитого когда-то капитана сборной Ирландии по квиддичу Даррена О’Хары, того самого, что изобрёл атакующую позицию «Ястребиная голова». Впрочем, сам Брайан, как ни странно, к самой игре был вполне равнодушен и видел в квиддиче прежде всего, хотя и грязный, но бизнес, в котором выживают те, кто достаточно осторожен и не наглеет, как недоброй памяти Людо Бэгмен, сильно пошатнувший доверие к букмекерам и многим серьёзным людям доставивший неприятности.

Разговорившись как-то о возможных исходах грядущего процесса над Сколь и Хати, они согласились с тем, что кратко сформулировал тот же Ллеувеллин-Джонс:

— Я полагаю наиболее вероятным, что их приговорят к заключению в Азкабане, к тому же штраф... Тысяч так в пятьдесят, если не больше.

— Сколько? — недоверчиво переспросил Скабиор. — Откуда так… почему?

— Ну как, — пожал тот плечами. — По нашим данным, примерный ущерб Белби оценён тысяч в сорок… плюс штраф в пользу министерства, плюс возмещение моральных и душевных страданий… пятьдесят — это ещё очень оптимистично и учитывая, что они всё-таки ещё дети.

— Вопрос в том, наложат ли штраф на детишек или же на опекуна, и насколько будет велик штраф в пользу самого министерства, — заметил О’Хара.

— Какая разница-то? — возразил Скабиор.

— Ну, — невозмутимо пояснил Ллеувеллин-Джонс, — есть, всё же разница. С частными лицами можно все же переговоры вести, о той же рассрочке, к примеру, а вот с министерством…

— Слепому коню что кивай, что подмигивай, — скептически проговорил О’Хара. — Откуда такие деньги? Мы же не магглы — ни благотворительных компаний по сбору средств, ни фондов каких, ни филантропов, готовых расстаться с подобной суммою у нас просто нет, да и никогда не было, не считая того казуса с нынешним заместителем главы ДМП в начале её карьеры, — вздохнул он. И, отвечая на вопросительный взгляд Скабиора, пояснил: — магглы порой собирают огромные суммы для спасения чего-нибудь или кого-нибудь через их средства массовой информации. А ещё у них есть благотворительные фонды, которые чем только не занимаются — в том числе и помощью таким вот несчастным, у которых нет своих средств, а за неуплату грозит тюрьма. Ну и филантропы, конечно: богатые люди, которым нравится спасать заблудших и несчастных овец. Однако, увы, у нас благотворительность очень адресное явление — и весьма консервативное, — он развёл руками и побарабанил подушечками пальцев по краю своих карт.

— Мы не магглы, — усмехнулся Ллеувеллин-Джонс, — у нас всё жёстче и проще… хотя, вот закон об общественных работах — я убеждён — уходит корнями именно к ним. Но тут работами дело не обойдётся, конечно.

…Впрочем, кроме этих визитов с волчатами к миссис Монаштейн и партий в покер с весьма познавательными беседами, дел у Скабиора в это время хватало. И понедельник, последовавший за напряженным уик-эндом, у него выдался просто аховым.

Начался он, естественно, с визита к миссис Монаштейн вместе с очередной парой «волчат» — при беседе с которыми в этот раз, к несчастью, пришлось присутствовать, ибо отвечать на вопросы они поначалу практически отказывались. Пришлось — по просьбе хозяйки дома — вмешаться, и в его присутствии их языки всё-таки развязались.

Проводив их в лагерь, Скабиор первым делом написал Скитер, прося о встрече, а обедать отправился в грязный крохотный кабачок, название которого уже века полтора совершенно не читалась на его вывеске из-за покрывающего её птичьего помёта, ибо щель над ней облюбовали себе под гнёзда вездесущие воробьи. Внутри, впрочем, было не менее грязно, всегда очень дымно, и кормили там не то что не вкусно — скорее, очень однообразно: в меню была всего пара закусок и единственное горячее блюдо под сакраментальным названием «рагу», которое могло оказаться каким угодно — но всегда бывало, если не вкусным, то наверняка очень горячим. Сегодня Скабиору повезло: в рагу явно попали остатки чего-то мясного, а роль большей части положенных овощей взяла на себя банальнейшая картошка. Он глотал еду, обжигаясь и на всякий случай даже не разжёвывая, стряхивая с себя приторный голос и цепкий взгляд Мусидоры — и с наслаждением переругиваясь с каким-то пьянчугой, неловко задевшим его скамейку. Это был его мир — пусть опасный и грязный, но понятный и знакомый. Свой. И именно здесь он чувствовал себя дома.

Здесь же его и отыскала сова от Риты — с отчётливо брезгливым выражением на… что у сов — морды? — скинув ему на колени письмо, она возмущённо что-то проклекотала и вылетела, даже не присев. Скабиор хмыкнул, развернул письмо — и через секунду уже сидел на полу в крохотной комнатке, где едва помещались кровать и письменный стол, за которым и сидела Скитер.

— Ну? — спросила она, глядя на него с откровенно снисходительной улыбкой. — Дай угадаю: ты по поводу того ограбления.

— Какая проницательность! — насмешливо проговорил он, пересаживаясь на кровать. — Как только догадалась-то. Чудо!

— Пошутили, и будет, — сказала она. — Я сейчас очень занята — пришлось даже портал тебе сделать… ну, говори, — закончила она нетерпеливо.

— Не поверишь, — весело проговорил он. — Хочу нанять тебя.

— Нанять? — удивлённо вскинула она брови. — А платить будешь чем — натурой?

— Я бы не против — да ты не возьмёшь, — возразил он. — Так что нет — галеонами. Я банален.

— Ну, попробуй, — кивнула она — а он увидел, как подрагивают от сдерживаемого смеха её губы.

— Собственно, дело связано с ограблением — тут ты права. Помнишь, как мы с тобой лежали в тех романтичных зарослях, а авроры вывели двух волчат? Так вот — с ними всё не так просто. Мне нужна статья о том, как несчастные маленькие оборотни, запуганные и одураченные, томятся в застенках сурового аврората, который даже родню их не ищет. А они, между тем, несовершеннолетние, зарегистрированные и вообще очень добропорядочные — их просто с пути сбили и запугали, и общественность должна знать о творящемся произволе, напоминающим самые мрачные времена Крауча-старшего.

Рита слушала его очень внимательно — настолько, что он под конец смутился и закончил совсем не так пафосно, как начинал — а потом вдруг расхохоталась, как девчонка, звонко и до слёз и приподнимая очки, чтобы промокнуть глаза, сказала:

— Ты опоздал. И расслабься — расскажи лучше, ты как участвуешь в этой истории?

— Я не понял, — проговорил он осторожно.

— У меня редакционное задание, — пояснила она. — По удивительно близкой тематике. А я-то гадала, почему именно с них… ну да не важно. Волчата, значит. Маленькие, — она вновь рассмеялась — а он неожиданно ощутил досаду за то, что кто-то мало того, что опередил его, так ещё и обладает, как и он, не столько правом диктовать что-то Рите, сколько правом вольно распоряжаться её интересом и временем. Ну, или не диктовать, а заказывать — один драккл.

— Ты занята, значит? — спросил он слегка раздражённо.

— Занята, — кивнула она. — Но… пожалуй, полчаса для тебя найду, — проговорила она, снимая очки и, положив их на стол, пересаживаясь к нему на колени. — Я соскучилась, — шепнула она — а когда он отказывал женщинам в таких ситуациях?

* * *

Оглядываясь сейчас назад, Рита могла бы сказать, что понедельник, обычно задающий тон всей неделе, по-настоящему начался не с крепкого кофе и очередной с наслаждением выкуренной сигареты, а с неожиданного вызова к главному редактору Юэну Аберкромби, невысокому худощавому человеку, имевшему обычно слегка удивлённый вид из-за словно бы слегка выпученных глаз и рано прорезавших его лоб морщин.

— Над чем работаешь в данный момент? — спросил он, едва она вошла к нему в кабинет.

— Над ограблением Белби, — с некоторым удивлением сказала она. — Ты сам же…

— Забудь, — нетерпеливо проговорил он. — То есть, не забудь — отложи. Мы начинаем новый цикл статей — займись.

— О чём? — хищно спросила она. В конце концов, в первый раз, что ли, работать над двумя материалами? У неё и по пять бывало…

— О министерстве. Они сами нам добро дали, — недобро усмехнулся Аберкромби. — Цикл будет называться «Министерство у вас в гостях». Начнёшь с Департамента магических популяций.

— Почему с него-то? — не сдержала удивления Рита. — Что, у нас опять бристольский оборотень расшалился?

— Тебе какая разница? — раздражённо — он всегда раздражался, когда окружающие не разделяли очередную захватившую его с головой идею. — Решили так с их пресс-службой — они, кстати, ждут тебя сегодня к полудню, получишь официальную бумагу и приступай к работе. Ассистенток, фотографа — оформляй всех. Написать нужно хорошо — ну, ты это умеешь. В Департаменте тебя уже тоже ждут.

— Ладно, — с неприкрытым удивлением проговорила Рита. — Вообще, это интересно и…

— Первую статью жду от тебя не позже субботнего вечера, и фотографу своему напомни — чтобы мы успели всё это достойно сверстать, и в понедельник утром каждый мог прочитать её за утренним кофе, и всем было, что обсудить на работе после пустых выходных. Ну, всё, иди, иди, — махнул он ей — она и пошла. Надо же… какие дела интересные. Что же у них такое случилось?

Впрочем, гадать Рита не слишком любила — так что, вызвав к себе Патил и По (удивительно, но как признавали многие, Патил была похожа на По больше, чем на собственную сестру-близнеца, хотя, как могут быть похожи две столь этнически разные девушки, сказать бы никто не взялся — возможно, дело тут было в их хищном взгляде и готовности запустить свои коготки в жертву) и захватив Бозо, Скитер отправилась с ними в министерство.

Где была принята на удивление благостным сотрудником пресс-службы, в пять минут выдавшим все бумаги и даже предложившим провести небольшую обзорную экскурсию. Скитер согласилась, конечно — и они часа полтора бродили по министерству, не увидев, разумеется, ничего нового, зато засветившись во всех отделах (правда, почему-то за исключением аврората) в компании представителя министерской пресс-службы. Экскурсия закончилась как раз в Департаменте Магических популяций — где их, как выяснилось, уже ждали.

И где конец её рабочего дня ознаменовался незабываемым знакомством с мистером Квинсом — и только блестящее умение владеть собой позволило её улыбке остаться нейтрально-любезной при попытке представить встречу своего нового знакомого со Скабиором.

Мистер Квинс выглядел взбудораженным и озадаченным — и Скитер не знала, что дело было вовсе не в них, явившихся в отдел так неожиданно, а в полученном практически накануне их появления анонимном письме, в котором сообщалось о задержании силами аврората в минувший четверг двух несовершеннолетних оборотней, о которых у отдела до сих пор не было никакой информации.

Глава опубликована: 26.02.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34399 (показать все)
🤭🤭🤭
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Уииии! ))) Как это приятно! )) Спасибо вам!)
Elegant
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Я так рада этому. )) Так здорово !)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх