↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 187

Скабиор же утро понедельника мирно проспал — и был снова разбужен совой, к лапке которой был привязан конверт с министерской печатью. Поскольку последний год подобные послания вызывали у него стойкое недоверие, Скабиор отвязал его со всей осторожностью, взял его очень аккуратно и, вскрыв, вытряхнул письмо на одеяло, не касаясь его руками. Он и развернул свёрнутый пополам листок, просто подув между его краями — а, прочитав текст, уставился на него озадаченно: письмо было подписано Спраут, которая выражала надежду, что у него не случилось ничего серьёзного, и он просто опаздывает — и напоминала, что сегодня его будут ждать в отделе до конца рабочего дня.

Ждать в отделе? Святая Моргана, с какой, собственно, стати? Он разве уже принят на службу? Да даже если б и так — ему, кажется, говорили, что торчать там с девяти до пяти не обязательно… хотя какого, собственно, Мордреда?! Он подписывался совсем на другое!

Первым его желанием было написать в ответ что-нибудь возмущённое — но сова уже улетела, и ему нехотя пришлось встать, сесть за стол, а затем, стараясь всё же выбирать нейтральные выражения, излить на бумаге свое негодование, после чего одеться, спуститься вниз поискать сову… в общем, к тому моменту, когда можно было письмо отправлять, Скабиор уже передумал: очень уж по-детски подобное поведение с его стороны выглядело. Нет, он сходит, пожалуй — и поговорит с этой Спраут. Или не с нею, а с Поттером, который и втянул его во всю эту нелепую авантюру.

Сунув письмо в карман, он, ещё более раздражённый, отправился завтракать — и, пробурчав что-то мрачное Гвеннит, готовкой занялся сам и положил в яичницу столько бекона, что яйца скорее просто запеклись поверх него, чем пожарились. Сытный завтрак, вопреки обыкновению, отнюдь не улучшил его настроения — поэтому к полудню в министерство он явился чрезвычайно взбудораженным и попросту злым. И поначалу едва не вышел на этаже Поттера — но потом в последний момент вспомнил, что они договорились сохранить этот странный проект в секрете. Ладно… Поттера он всё равно увидит уже в четверг. А пока поговорит со Спраут — раз уж она так его ждёт.

Однако, войдя в отдел, в первый момент он позабыл про Спраут. Потому что там он наткнулся на маленькую худенькую женщину, какую-то совершенно бесцветную и заплаканную — и обалдел. Волчицы не бывают такими — просто не могут же быть! А она была оборотнем — и он несколько секунд просто стоял столбом на пороге и пялился на неё, сидящую у стола миссис МакФейл, которая тихо и успокаивающе с ней говорила. Скабиор был настолько ошеломлён этим зрелищем, что даже не обратил внимания на мирно спящего в своём вольере хорька.

— Помона вышла, — услышал он и узнал голос миссис Сакнденберг, на которой сегодня была мантия нежного персикового оттенка с изысканным кружевным воротничком. — Мы решили, что у вас в первый же день произошло что-то экстраординарное… пойдёмте, я вам чаю налью, — предложила она.

— Кто это? — шёпотом спросил он, покосившись на странную посетительницу.

— Одна из наших старых подопечных, — улыбнулась Грета. — Очень милая дама — и с такой трагичной судьбой…

— Она поэтому плачет? — ухватился он за понятное ему объяснение. — У неё умер кто-то?

— Она всегда плачет, — немного грустно улыбнулась Грета. — Пойдёмте пока выпьем чая, чтобы её не смущать — а потом я вам покажу ваш стол.

— Мой стол? — переспросил он — но она уже вышла, направившись в кабинет Спраут, и ему ничего не осталось, кроме как за ней последовать.

— Вы принесли чашку? — спросила она, вскипятив в чайнике воду.

— Нет, — буркнул он. Пока всё складывалось на удивление глупо: ну не с этой же старушкой ему было ругаться! А Спраут не было… а можно ведь было просто оставить у неё на столе то письмо, выпить чай — и уйти. Хотя пить чай в такой ситуации было как-то не очень красиво…

— Пожалуй, от чая я откажусь, — спохватился он. И не сдержался: — А почему вы меня ждали сегодня-то?

— Нам очень нужен ещё сотрудник, — охотно пояснила Грета, наливая ему чай в ярко-синюю чашку с изображением какого-то замка. — И мы решили… вы разве не договорились в субботу с Помоной?

— Да мы вообще это не обсуждали, — проговорил он недовольно. — Слушайте — я не знаю, что она вам сказала, но…

— …но вы не давали пока своего согласия, верно? — спросила она, садясь рядом с ним и открывая жестяную коробку с домашним шоколадным печеньем. — Это тяжёлая и неблагодарная работа, — кивнула она, приветливо придвигая коробку к нему. — Мало кто может действительно работать, а не числиться тут… не смущайтесь, — она ободряюще улыбнулась ему. — Очень важно понять вовремя, можешь ли и хочешь ты заниматься чем-либо — и найти в себе мужество отказаться. Не смущайтесь, — сказала она с мягкой улыбой. — Тут нужно быть энтузиастом, иначе ничего не получится… видимо, это просто не ваше.

— Да не боюсь я тяжёлой работы, — оскорблённо возразил он. — Но здесь я вообще не поэтому — и я… — он прикусил язык, чуть не проболтавшись о неуместных подробностях. — Я никогда не хотел быть министерским работником, и тем более, торчать тут с девяти до пяти. Я понимаю, что это должен кто-нибудь делать — но это, как вы верно сказали, не для меня.

Он умолк, досадливо покусывая изнутри нижнюю губу: сам слышал, как скверно прозвучало сказанное. Но извиняться сейчас — только ещё сильней всё испортить… да чтоб с Поттеру с этой мадам Уизли провалиться! Старушка смотрела на него по-прежнему с милой улыбкой. И вдруг он сообразил, что надо бы ему наведаться к миссис Монаштейн, потому что вся эта возня с отделом защиты оборотней — чушь, по большому счёту, а милая старушка может по-настоящему испортить всю игру, да ещё и его как-нибудь подставить перед МакТавишем. Надо только хорошенько обдумать, как правильно повести с ней беседу.

— О, вы здесь? — проговорил мистер МакФейл, заглядывая вдруг к ним. — Очень рад… пойдёте со мной?

— Я жду Спраут, — не слишком приветливо проговорил Скабиор.

— Так её не будет до конца обеденного перерыва — понедельник же, — сказал тот. — А мы недолго.

Мордред! Да что же им всем от него понадобилось?

Отказываться было почему-то совсем неловко — а главное, под приветливым и понимающим взглядом миссис Сакнденберг он с каждой секундой чувствовал себя всё большим кретином. Пожалуй… пожалуй, проще будет пойти с МакФейлом — а потом просто вернуться домой. И заглянуть в министерство… скажем, вечером. Или завтра. Или просто заново написать письмо и отправить. Моргана и Мордред, чтобы им всем провалиться, этим волшебникам-энтузиастам!

Он кивнул и поднялся:

— Да, пойдёмте.

…Они вышли из министерства и МакФейл, взяв Скабиора за предплечье, аппарировал с ним к маленькому, крытому шифером домику на опушке какого-то леса. Его огороженный высоким забором двор зарос травой и орешником, среди которого затесалось одна вишня, а на двери и на ставнях облупилась серая краска. МакФейл постучал — очень громко и очень настойчиво. Потом крикнул:

— Мистер Пеппер — это Дерек!

— Заходите! — раздался низкий надтреснутый мужской голос.

МакФейл с заметным усилием открыл дверь и, заходя первым, опять проговорил очень громко:

— Мистер Пеппер — я не один! Со мной мой коллега!

— Проходите в спальню! — прокричал тот же голос — и зашёлся сухим старческим кашлем.

Скабиор вопросительно посмотрел на МакФейла, но тот ничего объяснять не стал и просто повёл его по тёмному коридору, который кончался открытой в комнату дверью.

Первым впечатлением от комнаты для Скабиора стал запах старости, к которому примешивались ароматы сосновых веток и несвежего постельного белья на узкой деревянной кровати. На ней лежал тощий, совершенно седой старик с морщинистым узким лицом. Взгляд его, впрочем, был изучающим и внимательным, и Скабиор снова почувствовал себя очень неловко.

— Мистер Джеремайя Пеппер. Наш новый коллега мистер Кристиан Винд, — представил их, говоря громко и чётко, МакФейл. — Как вы себя чувствуете сегодня? Как ваша поясница?

— Паршиво, — сказал старик, протягивая Скабиору сухую узловатую руку с распухшими суставами. Рукопожатие вышло слабым — но потом он пригляделся, принюхался и спросил с недоверием: — Оборотень? В министерстве?

— Я говорил вам: времена изменились, — кивнул МакФейл. — Давайте я посмотрю, — сказал он, подходя к кровати и помогая мистеру Пепперу перевернуться. И пока он мял его поясницу — привычно и очень умело — Скабиор молча рассматривал то старика, то его бедную комнату. Ему никогда не доводилось видеть таких старых оборотней — как, в общем-то, и волшебников, или он просто не обращал на них внимания. Почему-то этот дряхлый старик вызывал у него оторопь и тоску — ему хотелось скорее уйти отсюда и навсегда о нём позабыть. Неужели это и его будущее? Распухшие суставы, боль в пояснице… как, почему? Он же оборотень — он же должен восстанавливаться после каждого полнолуния! Или эта способность со временем пропадает? Кажется, в какой-то момент он просто совершенно неприлично начал пялиться на этого старика, в спине которого под руками МакФейла что-то похрустывало, и тот, разумеется, не мог этого не заметить. Их взгляды скрестились — и Скабиор, не выдержав, отвёл глаза и отвернулся. Зачем он вообще потащился сюда? Его здесь вообще не должно быть!

Наконец, МакФейл закончил — и помог старику подняться. Тот очень довольно потёр поясницу, пожав руку Дереку, поблагодарил его — и снова перевёл взгляд на Скабиора.

— Ты дай-ка поговорить нам, — сказал он, — наедине.

— Конечно, — кивнул тот. — Давайте, я пока вам постель перестелю — и заберу грязное. В следующий раз принесу.

— Давай, — кивнул он. И поманил Скабиора за собой: — Идём-ка.

Они неспешно дошли до кухни, и Пеппер принялся медленно готовить чай — Скабиор увидел, что палочки у него не было.

— Потерял, — сказал тот, отвечая на очевидный невысказанный вопрос. — Давно… привык я уже. Ну а ты? Как оборотень оказался в министерстве? В моё время нас туда только под арестом и приводили…

— Так вышло, — не слишком вежливо отозвался Скабиор. Не желал он с ним разговаривать… с какой стати? Почему он должен рассказывать ему о себе?

— Злишься, — понимающе кивнул старик, медленно ставя на стол две простых белых чашки. — Я понимаю… Ты так глядел на меня, словно увидел призрака. Что, редко встречал доживших до моих лет? — спросил он с незлой насмешкой.

— Редко, — кивнул Скабиор. — Вы… я думал, мы не болеем. И восстанавливаемся после трансформаций.

— А это и не болезнь, — усмехнулся Пеппер. — Это старость. Не знаю, какова она у других… а я порой, обернувшись назад в человека, не могу разогнуться — хорошо, Дерек приходит. Помнёт там что-то — меня и отпустит…

— Мистер Пеппер, — сказал тот, входя в кухню, — я там перестелил вам и окна открыл — пусть проветрится. Мы с мистером Виндом по делу: весна, погода уже сухая — пора красить.

— Ну, спасибо, — благодарно проговорил тот. — Я вам тут чаю сейчас заварю… у меня ещё травки остались — хотя пора уже скоро новые собирать. Надеюсь, лето сухим будет…

— Красить? — переспросил, широко открывая глаза, Скабиор.

— Дверь и ставни, — кивнул МакФейл. — Это недолго — я покажу заклинание, если не знаете, мы за час с вами закончим.

— Я знаю, — неожиданно сам для себя признался Скабиор.

— Тогда даже быстрее будет, — кивнул тот. — Идёмте.

…Красить Скабиор научился ещё во время ремонта дома Долишей — и, как оказалось, ничего не забыл. Работали они быстро — и дверь и шесть ставен в трёх окнах оказались выкрашены такой же серой краской всего за час.

— Ну вот, — сказал ему во время работы МакФейл, — вы увидели, чем мы, по большей части, и занимаемся. Это несложно — но отнимает много времени и порой бывает весьма утомительно даже не физически, но душевно. Мистер Пеппер сегодня в хорошем настроении —и вы его сильно заинтересовали. Я потому и позвал вас, что, например, в прошлом году он так и не дал нам согласия на покраску — вы видели, как всё это выглядело. Кому-то трудно принимать помощь — а кто-то, напротив, попадает в зависимость от неё и перестаёт делать сам даже то, что может… Такого мы тоже стараемся не допускать. Смотрите, подходит ли вам такое. Тут никакой славы — одна маята, в общем-то. Хотя, может быть, вам будет и проще… вы свой для них — и принимать что-то из рук своего не так унизительно, а вот выставлять себя преувеличенно слабым, наверное, стыдно.

И что ему следовало ответить? Что он вообще не собирается заниматься этим? Что он выполняет роль декорации совсем для других вещей? Вернее, не декорации, разумеется, но ввязался он в это, вообще-то, ради совершенно других оборотней и что ему нет дела до таких стариков? Дела ему действительно не было, но как-то это очень уж… по-волшебничьи бы звучало. Тем тоже ведь никакого дела ни до кого, кроме таких, как они — и что, ему следовать их примеру?

Ответа у него не было — но возвращаться к Спраут и вообще в министерство он сейчас не был готов, и потому распрощался с МакФейлом на пороге домика Пеппера, сославшись на то, что у него есть ещё одно важное дело.

Глава опубликована: 23.03.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх