↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 444

Когда Скабиор закончил читать дневник, была уже глубокая ночь. Но он не думал сейчас о времени — бледный, с мокрым от слёз лицом, с некрасиво поплывшей и размазавшейся по щекам сурьмой, он сидел на полу, облокотившись спиной на кровать, и смотрел то на последние, чистые страницы, то в пустоту. Разведённый им по приходе огонь в камине давно погас, и в комнате было холодно, но, хотя его сильно трясло, он не ощущал этого — дрожь была нервной. Он не в состоянии был сейчас думать, не говоря уже об анализе — прочитанное словно запалило у него внутри горячий огонь, и огонь этот разгорался с каждой секундой всё сильней и сильнее.

Скабиор положил дневник на пол и, позабыв о том, где находится, закричал, даже не вспомнив ни о каких заглушающих заклинаниях — громко и яростно, а потом с силой ударил кулаком в пол, а потом ещё и ещё…

К реальности его вернул громкий стук в люк и встревоженные голоса Гвеннит и Арвида, звавшие его по имени. Помотав головой, он обтёр залитое слезами лицо ладонями и, с некоторым недоумением ощущая саднящую боль в горле, неохотно подошёл к люку и, сняв чары, его открыл.

— Крис! — Гвеннит, бледная и встревоженная, буквально влетела в комнату. Вид Скабиора, похоже, окончательно её напугал, и она, побледнев ещё больше, подошла к нему и потянулась было к его лицу, но он, отшатнувшись, проговорил глухо:

— Не сейчас, Гвен.

— Вы кричали, — объяснил Арвид их появление. — У вас всё в порядке?

— Да. У меня — да, — хрипло проговорил он, облизывая то ли растрескавшиеся, то ли искусанные до крови губы. — Прошу прощения, — коротко сказал он. — Сейчас я хочу быть один. Шуметь больше не буду, — пообещал он с кривой усмешкой.

— Мы просто испугались, — тихо сказала Гвеннит. И поправилась: — Я испугалась.

— Прости, — повторил он, медленно возвращаясь в реальность. — Я забыл наложить заглушающие, — он заставил себя подойти к Гвеннит и обнял её, и она, заплакав, уткнулась лицом ему в грудь и крепко обхватила его руками. — Не реви, — негромко и всё ещё отстранённо проговорил он — а потом, волевым усилием заставив себя всё же включиться, повторил уже теплее и мягче: — Не плачь, маленькая. Мне жаль, и завтра я буду чувствовать себя виноватым, но сейчас я хочу остаться один, — он погладил её по волосам и, очень мягко высвободившись, буквально передал с рук на руки подошедшему Арвиду.

— У вас что-то случилось? — спросил его тот.

— Нет, — качнул головой Скабиор. — Это, — он задумался, подбирая слова. — Прошлое, — не стал он изобретать ничего. — Иногда прошлое возвращается… просто в виде воспоминаний, — добавил он успокаивающе.

— Просто воспоминаний? — напряжённо переспросил Арвид, и Скабиор с трудом сдержался, чтобы не вспылить и не ответить что-нибудь резкое.

— Именно так, — Скабиор скрестил на груди руки и попросил: — Идите к себе. Завтра поговорим.

Гвеннит бросила на него грустный, очень расстроенный взгляд и послушно ушла, уводя за собой мужа, но Скабиор сейчас вовсе не чувствовал себя виноватым — в конце концов, это был и его дом тоже, и он волен был вести себя, как хотел. Хотя, заглушающие конечно, наложить следовало …

Ему стало физически легче, как только они ушли — и он, опустив люк, на сей раз сделал всё, как положено, хотя и понимал, что теперь никакой нужды ни в запирающих, ни в заглушающих заклинаниях не было. Но ему хотелось закрыться сейчас ото всех, отгородиться от всего мира — и… Он не знал, на самом деле, что «и». Подумать? Перечитать дневник ещё раз? Потому что ничего реального он сделать не мог — автор этого текста давным-давно был уже мёртв, а тело его, по всей вероятности, обглодали рыбы… или что, вообще, происходит с телами осуждённых на пожизненный срок и умерших в Азкабане? Да даже и был бы он жив — что тут поделаешь?

Но как же ему сейчас было тяжело, пусто и муторно.

Спать Скабиор, конечно, не лёг, и до утра то бродил кругами по комнате, то долго-долго разводил потухший камин, а потом сидел у него, глядя в огонь, время от времени бросая туда откалываемые карманным ножом от полена щепки, то снова читал дневник, осторожно и бережно листая его страницы — и к утру понял, что кое-что сделать может.

И должен.

Раз уж эти вещи так неожиданно и так странно к нему попали.

Когда забрезжил рассвет, ленивый, серый и слабый, Скабиор открыл шкаф, порылся в ящике со своими шейными платками и, выбрав после долгих раздумий зелёный с ярко-красной каймой, аккуратно и тщательно завернул в него дневник, нож, карандаш, очки и серёжку. Потом, подумав, развернул его, вынул нож и очки и, отложив их в сторону, завернул вновь и убрал в ящик письменного стола. А потом подошёл к зеркалу и, пристально глядя на своё отражение, медленно надел очки.

Тонкая золотая — а это было именно золото, Скабиор определил это сразу — оправа в первой момент показалась ему прохладной, но почти сразу согрелась, однако он не обратил на это внимания, потому что стёкла в очках оказались совсем не простые. У него было отличное зрение, и он приготовился было к тому, что изображение потеряет чёткость, однако этого не случилось, хотя ему и пришлось напрячь для этого мышцы глаз. Скабиор пристально вгляделся в своё отражение — нет, пожалуй, эта оправа ему совершенно не шла… хотя, с другой стороны, на Грейбеке очки, он помнил, смотрелись раз в сто страннее. А может, и в тысячу. И вообще…

Он задумчиво пригладил растрепавшиеся и почему-то грязные волосы — когда он успел их настолько испачкать? — и обратил, наконец-то, внимание на потёки сурьмы на лице. Послюнявил указательный палец, потёр его кончиком щёку, хмыкнул и, сняв очки, тоже спрятал их в стол.

И взялся за нож.

Тяжёлый, но прекрасно отцентрованный, тот отлично лежал в руке, и его лезвие даже сейчас казалось Скабиору острым — он попробовал его пальцем и, когда кромка под ним оказалась тупой, ощутил некоторое разочарование, хотя и понимал, что ей не с чего быть особенно острой. И всё же, если его заточить…

Он поймал себя на мысли о том, что совсем не уверен, что ему хочется это делать, и вообще хочется пользоваться этим ножом. Слишком часто он наблюдал, как это лезвие вскрывало не только оленей, зайцев и птиц, и хотя сейчас оно было чистым, а во всякую мистику Скабиор не особенно верил, держать в руках подобную вещь ему было жутковато. Словно бы нож был живым существом, обладающим собственной волей, а может быть, даже разумом, и способен был внушить ему… что-нибудь. Наверное, он должен скучать по тем временам, когда горячая кровь обагряла его ежедневно, и когда он превращался в держащей его руке в саму смерть…

Скабиор тряхнул головой, решительно сунул нож между стенкой и шкафом, встряхнулся и, словно проснувшись, снова поглядел за окно. Потом деловито сложил разложенную на кровати одежду, положил её обратно в коробку, сунул ту в шкаф и, сняв с комнаты все заклятья, отправился вниз — мыться и, пожалуй, приносить извинения.

Однако ничего подобного делать ему не пришлось — когда он, вымывшись, поднялся в кухню, его семья завтракала, и Гвеннит, увидев его, радостно кинулась обниматься. Но он всё же, привычно целуя её в лоб, сказал:

— Ещё раз прошу прощения за ночной инцидент. Я получил неожиданный привет из прошлого и оказался к нему слегка не готов.

— У вас неприятности? — спросил Арвид.

— Нет, — покачал головой Скабиор. — Просто это было… Я бы сказал, неожиданно. Но никаких неприятностей нет и не будет, — повторил он, признавая за ними право на подобные вопросы.

После завтрака они все отправились в министерство — а в обед Скабиор, сославшись на дела, распрощался с коллегами до завтра и аппарировал в «Лес».

К Эбигейл.

Её он нашёл в кабинете — у неё тоже было немало бумажной работы, с которой она, к вящему удивлению Скабиора, отлично справлялась. Постучав, он вошёл, закрыл за собой дверь и, подойдя к столу, где царил удивительный порядок, молча достал из кармана и положил перед Эбигейл очки.

Круглые очки в тонкой золотой оправе.

Она молча смотрела на них какое-то время — так долго, что он уже заподозрил, что она, может быть, попросту их не узнала — а потом позвала негромко:

— Варрик.

Тот появился практически сразу — Скабиор ощутил за спиной холодок и инстинктивно подвинулся, освобождая ему дорогу, а потом сам же над собой усмехнулся.

А потом, в ответ на невысказанный вопрос Эбигейл и Варрика, рассказал им почти обо всём, умолчав про дневник. Потому что, если рассказывать — пришлось бы давать и им его прочитать, а одна мысль о том, чтобы поделиться с кем-то тем, что он там прочитал, вызывала у Скабиора сильнейший протест.

Потом.

Потом он обдумает всё, перечитает ещё пару раз — и решит, с холодной головой и спокойно, стоит ли показывать этот текст кому-то ещё.

Потом. Не сейчас.

— Я хочу сделать для него кое-что, — сказал под конец Скабиор.

— Что ты можешь сделать для мертвеца? — спросила его Эбигейл, легко касаясь самыми кончиками пальцев дужки очков.

— Похоронить, — тихо ответил он.

— Это просто вещи, — возразила она. — Не он. Фенрир давно мёртв.

— Это всё, что осталось, — упрямо сжал Скабиор губы.

— Ты полагаешь, он хотел бы лежать в земле? — спросил Варрик, и Скабиор услышал в его, как обычно, спокойном тоне едва различимый сарказм.

— Я полагаю, он хотел бы, чтобы мы с ним простились, — сказал Скабиор серьёзно. — И отпустили его.

— Отпустили, — тихо проговорил Варрик. Что-то не понравилось Скабиору в его интонации, но сейчас ему было не до того, и он не стал об этом задумываться, лишь постаравшись запомнить. А призрак переглянулся с Эбигейл и сказал: — Ты прав. Это хорошая мысль.

— А ты что скажешь? — спросил Скабиор у Эбигейл — и, когда та кивнула, слегка растянул губы в улыбке. — Тогда… Я думаю, что сделать это мы должны вместе. Все вместе, — напряжённо повторил он. — Вся Стая. Собраться в последний раз.

— Собраться, — медленно повторила Эбигейл.

— Хотя бы те, кто его знал, — кивнул Скабиор. — Хотя я бы взял вообще всех.

— Ты всегда любил красивые и символичные жесты, — сказала, помолчав, Эбигейл. — Мне это чуждо… Но многим нужно подобное. И, пожалуй, — добавила она очень задумчиво, — ему бы понравился этот жест.

— Так ты согласна? — с радостным возбуждением спросил Скабиор.

— Мы скверно расстались, — сказала она в ответ. — И я бы хотела сделать это иначе. Нам больше не по пути, но они всё равно, — она сделала паузу, — свои. И даже если однажды мне придётся встать против них, это никогда не изменится.

— Я надеюсь, что не придётся, — горячо… Слишком горячо возразил Скабиор. — Вам нечего делить!

— Я надеюсь, — кивнула в ответ Эбигейл.

— Тогда, — Скабиор перевёл взгляд на Варрика, — ты найдёшь их?

— Найду, — кивнул Варрик. — Что мне им передать?

— Скажи всё как есть, — дёрнул плечом Скабиор.

— Когда? — спросил тот.

— У меня была мысль про Сочельник, — усмехнулся Скабиор, — но, думаю, всё же нет. Но я бы хотел всё закончить в этом году. Так что на святочной неделе… может быть, двадцать девятого? В пятницу? Или в ночь с пятницы на субботу…

— Так близко к луне? — спросила Эбигейл.

— Три дня останется, — покачал головой Скабиор. — Все ещё будут вполне спокойны. Но можно на пару дней и…

— Пусть так, — перебила она. — Это твоя, — она усмехнулась вдруг, — акция. Тебе и решать.

Глава опубликована: 26.02.2017
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34399 (показать все)
🤭🤭🤭
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
fialka_luna Онлайн
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
fialka_luna Онлайн
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
fialka_luna Онлайн
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Alteyaавтор
Elegant
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Уииии! ))) Как это приятно! )) Спасибо вам!)
Elegant
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Я так рада этому. )) Так здорово !)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх