↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 360

Покидая палатку, Вейси отчаянно себя ненавидел — за всё: за свою слабость, за Феликс Фелицис, который так крепко вошёл в его жизнь, что сам он уже не до конца понимал, что же с ним делать, за то, что невольно ввёл в заблуждение Поттера, который, конечно же, не поверил в историю о буфете, и, скорее всего решил, что дело в каком-нибудь из проклятий, полученных неосторожно в бою, и за то, что именно сейчас, когда каждая пара рук и каждая голова — на вес золота, он выбывает из строя. Вейси как никогда остро ощущал своё постыдное бессилие, и понимал, что нуждается в отдыхе, и если как минимум не поест и не выспится этой ночью, то действительно упадёт. Но где-то в глубине души он чувствовал смутное облегчение, что может уйти, и думал, что это, наверное, хорошо, что именно он нашёл Причарда, а не Бэддок. Они приятельствовали, конечно, но друзьями в полном смысле этого слова никогда не были — и если ему тоскливо, больно и тяжело видеть подобное, то каково было бы Малькольму…

В Мунго Вейси отбыл с бессознательным Причардом, тремя тяжело ранеными подростками из защитников Билле Мёдба и двумя бойцами Бэддока, отделавшимися поверхностными ранениями, в качестве дополнительного конвоя — и уже там Леопольд, пережидая очередной приступ головокружения и тошноты, к которому сейчас снова добавилось мерзкое жжение в желудке, и высматривая боковым зрением Гермиону Уизли, смог оценить, насколько серьезно Департамент Магического Правопорядка подошел в вопросу организации безопасности.

Часть холла первого этажа, куда он прибыл, была оцеплена сотрудниками ДМП, а вокруг можно было заметить мерцание чар помех, чтобы никто не увидел и не услышал лишнего. Один из свободных сотрудников, встречающий прибывающих, подошёл к Вейси и участливо протянул ему стакан воды, вызвав этим у него новый приступ мучительного стыда. Впрочем, воду он взял и быстро и жадно выпил, надеясь, что она приглушит боль в желудке — и, хотя в этом он ошибся, но тошнота и вправду уменьшилась, и он, вытерев губы холодной и влажной от пота ладонью, благодарно кивнул и направился к мадам Уизли.

Она выглядела уставшей и немного растрёпанной, но держалась прекрасно — и, выслушав Вейси, кивнула, а затем изучив записки, которыми МакДугал сопровождал каждого раненого и пообещав немедленно отдать соответствующие распоряжения постам, выставленным у палат освобождённых заложников, внимательно его оглядела и почти слово в слово повторила распоряжение Поттера непременно показаться целителю. Вейси кивнул — и отправился в сопровождении двух дежурных устраивать Причарда.

Согласно направлению от МакДугала, их отправили на второй этаж, дополнительно выделив в сопровождение медиковедьму, тоже бросавшую на Вейси сочувственные и в то же время восхищённые взгляды, от которых тому хотелось провалиться сквозь землю. Впрочем, сейчас у него было отличное средство, мгновенно возвращающее мозги на положенное им место: для этого ему было достаточно просто взглянуть на бескровное лицо Причарда. «Только выживи», — билась у него в голове одинокая мысль — и предложи ему кто-нибудь вот прямо сейчас обменять выздоровление Причарда на раскрытие его стыдной тайны, Вейси бы, не задумавшись, согласился.

Леонард Грейвз, заведующий отделением ранений от живых существ, принял их лично — и, пока Причарда устраивали в небольшой отдельной палате, Вейси упрямо ждал в коридоре, хотя, вроде бы, нужды в этом никакой не было. А потом даже заглянул внутрь, с разрешения целителей, разумеется, и с минуту молча смотрел на лежащего под тонкой простынёй коллегу, уже раздетого и, судя по всему, лишенного магическим образом бороды и спутанных грязных волос, из-за чего его лицо выглядело лишь ещё более измождённым.

— Прогнозов пока нет, да? — спросил он Грейвза — и тот покачал головой:

— Давать прогнозы пока преждевременно. Но, раз жив — будем бороться. А с вами-то что? — целитель оценивающе оглядел Вейси.

— Да это все ерунда, — отмахнулся Вейси. — Я со вчера болею — так уж просто совпало не вовремя. Устал, да и не ел толком…

— Спуститесь на первый этаж, — с нажимом произнес Грейвз, — Анна вас проводит, — кивнул он медиковедьме. — Если вас не прокляли, это еще не повод запускать свой организм, лучше лечить причину, чем бороться с последствиями.

— Спущусь, — кивнул Вейси. Он всё равно собирался… первый — это хорошо, это там принимают целители общего профиля. Значит должно обойтись. — Вы… этот человек многих спас. Очень многих, — подчеркнул он.

— Мы сделаем всё, что в наших силах, — Грейвз похлопал его по плечу, направляя в сторону лифта, и Вейси, простившись и кивнув оставшимся у палаты охранниками, ушёл вслед за медиковедьмой, обещая себе завтра же зайти и справиться… обо всех. Не только о Причарде. Кстати… кстати! — он даже остановился. Фоссет. Она же тоже должна быть здесь!

Спустившись на первый этаж, он, пользуясь своим служебным положением, легко узнал, где находится Фоссет — и вместо того, чтобы отправиться сразу к целителю, извинился перед сопровождающей его девушкой и, вернувшись к лифту, поднялся на пятый этаж, куда, как ему сказали, несколько часов назад доставили его бывшую начальницу и Риону О'Нил. В палату его, разумеется, не пустили, но, глядя на его бледное лицо и порванную в нескольких местах мантию, сжалились и информацией всё-таки поделились — услышав о том, что Фоссет вполне в сознании, хотя очень слаба, и сейчас спит и будет спать ещё долго, он даже не пытался удерживать счастливую и радостную улыбку. Жива! Жива, и даже её состояние не вызывало у целителей глубокой тревоги — о прогнозах дежурный целитель говорил, конечно, с подобающей осторожностью, но звучали они довольно оптимистично. Больше того: Вейси предложили заглянуть к ней завтра, пообещав, что, если она будет в сознании, его на пару минут пустят в палату, и он, кивая и говоря что-то банально-радостное, даже почувствовал себя лучше. Всё-таки хотя бы кого-то ещё они, похоже, вытащили из этого адова места без непоправимых потерь. Жаль, что так получилось с О'Нил… Впрочем, её он лично знал не очень близко — и, наверное, оттого новости о ней воспринял с грустью, но довольно спокойно.

И только потом он отправился, наконец, к целителю общего профиля, который, по счастью и в силу большой загруженности, удовлетворился его объяснением о нервной работе и нерегулярном питании — и неудачном ужине накануне в буфете Магического Муниципалитета в Дублине. Впрочем, осмотрел он Вейси внимательно и наотрез отказался писать в заключении столь желаемое пациентом «здоров». Напротив, выписав ему шесть зелий и лично выдав ещё почти столько же, отправил его домой «минимум дней на пять», прописав отдыхать как можно больше и исключить из рациона острое, жареное, капусту, салат и любой алкоголь, и непременно показаться дня через три. Смерив его совершенно убийственным взглядом — который не произвёл на целителя ни малейшего впечатления — Вейси сквозь зубы выжал из себя благодарность и отправился наверх — за зельями.

А затем аппарировал прямо домой, где, вымывшись, поев и залившись всеми выданными ему зельями, упал было спать и даже забылся тяжёлым и беспокойным сном — но проснулся уже через пару часов от собственного крика. На сей раз он отлично запомнил, что его так напугало: ему снились медленно оплетающие его тонкие белесые нити проклятых корешков, нежные, словно шерстинки, пробирающиеся под ногти, расползающиеся под кожей, жутковато при этом его щекоча. Они забирались в ноздри, уши и рот, и в какой-то момент он обнаружил, что задыхается. Он дёрнулся — и только тут понял, что не один: вокруг него, подобно Причарду, распятые на проросших сквозь них корнях, висели тела.

И, присмотревшись, он с ужасом узнал их… своих людей — тех, кого он потерял этим утром. Их лица были высохшими и обескровленными, а глаза — мёртвыми и холодными, и сквозь глазные яблоки тоже успели уже прорасти тонкие полупрозрачные нити, шевелящиеся, будто черви. Они все были мертвы, и в то же время словно наблюдали за ним с каким-то презрением.

Вейси резко сел на кровати, тяжело дыша и рванув ворот мокрой от холодного пота рубашки — и зажмурился, борясь с головокружением и резкой головной болью. А потом закрыл лицо ладонями — и разрыдался. От боли за тех, кого должен был уберечь, но не смог — своих людей, тех, кто ещё вчера служил под его началом, тех, за кого он столько лет отвечал и должен был… Должен был как-то иначе спланировать действия своей группы. Потому что четверо из девяти — это чудовищно много, это практически половина… Он впервые терял людей, и, занимая свой пост меньше года, лишился фактически половины своего отдела — а ещё тот парень из ДМП, чьего лица он почти не помнил. Половина — а на нём самом нет ни царапины! Впервые за последний год ожидаемое везение Вейси совсем не радовало — напротив, от него было куда более тошно. Он ведь не рисковал сам, по сути — с ним-то ничего не могло случиться. И он знал это, знал, и привык уже к своей замечательной безопасности и удачливости — и забыл, что на окружающих его людей она вовсе не должна распространяться. Мерлин, что же он натворил…

Четыре смерти — которые, возможно, он мог бы предотвратить, если бы…

Да нет — не «мог бы». Обязан был. Он был обязан их защищать — а вместо этого, положился, как всегда, на удачу. И пренебрег, непростительно пренебрег очевидными же вещами… Ведь можно было заколдовать тот склон, на всякий случай… А то, как позорно он провел бой — да его людям пришлось прикрывать его, пока он не смог собраться! А ведь, будь он в приличной форме — и потерь они бы смогли избежать…

На другом же фланге погиб только один, всего один человек…

Слёзы постепенно закончились, но он очень долго просто сидел на краю кровати, в какой-то момент уронив уставшие руки на колени — одно из них отозвалось болью, но это почти обрадовало его, и Вейси, наказывая себя внезапно подвернувшимся способом, нарочно сжал его со всей силы. Боль — уже не такая острая, обычная боль от ушиба, пусть и сильного — немного отрезвила его, и он, наконец, потянулся к стоящей у кровати тумбочке и, привычно отыскав на ощупь знакомый флакон, сделал пару больших глотков обезболивающего, чтобы унять пульсирующие теперь и колено, и голову.

В конце концов, его истерика уже никому не поможет. Он нужен живым — и плевать на целителя, но выспаться он действительно должен. Выспаться — и назавтра явиться туда, к дракклову каменному холму. Если он будет прилично выглядеть, то наверняка сумеет убедить Поттера допустить его хоть к какой-то работе.

Однако для того, чтобы выспаться, одного обезболивающего и, возможно, снотворного ему было мало — для этого ему нужно было ещё кое-что. Вернее, кое-кто — и он, допив обезболивающее, дождался, покуда боль отчасти уймётся и аппарировал к «Спинни». И, заходя в заведение, надеялся, что Идэссу ему не придётся ждать слишком долго.

И ему действительно не пришлось.

— …Я дурак, — тоскливо простонал он в какой-то момент, сворачиваясь клубком и обхватывая руками свои колени. — Ты не представляешь, какой я дурак! — прошептал он, зажмуриваясь и чувствуя её горячие губы на своей шее. Это не было поцелуем: она просто прижалась ими к ней и тихо гладила одной рукой его волосы, другой обнимая Вейси за плечи — молча… Моргана и Мерлин, как же она умела молчать! Он перехватил её руку и, притянув, прижал к своему лбу — холодному, мокрому… Ему было плохо, плохо и пусто, и он знал, что никогда уже ничем не закрыть ему эту пустоту, оставленную в нём теми четырьмя смертями, в которых никто его не винил… Если бы они только знали!

Ему очень хотелось переключиться — пусть ненадолго, но ведь именно ради этого он привёл её сегодня к себе. Эта женщина как-то умела прогонять его боль и тоску — наверное, их всех там учат такому, возможно, это даже какая-то особая магия… наплевать. Главное, что она работает, остальное сейчас не важно.

Он развернулся и крепко, даже, вероятно, до боли прижал её к себе и сам прижался к ней, всем своим мокрым от холодной липкой испарины телом и, так и не разомкнув зажмуренных век, попросил:

— Сделай что-нибудь, — и почувствовал на своём лице её сухие тёплые губы. Мягкие, лёгкие поцелуи, успокаивающие и убаюкивающие, и умелые, сильные пальцы в волосах, массирующие его многострадальную и такую измученную голову… И её тело, мягкое, тёплое и податливое, и запах, запах, сводящий его с ума и вызывающий в нём сладкую дрожь, на его взгляд, не имеющую даже особого отношения к сексу, к которому он сейчас всё равно был не способен.

Вейси не заметил, когда и как он уснул — а проснувшись посреди ночи от того самого сна, что мучил его последние несколько месяцев, полежал какое-то время, слушая успокаивающее мерное дыхание спящей с ним рядом женщины, а потом вдруг склонился к ней и начал её целовать — сперва медленно, а потом всё жарче и жарче, и сам не понял, как и зачем начал ласкать её. Он казался себе будто пьяным, и чем дальше, тем сильнее его потряхивало от неестественно сильного и, кажется, даже не сексуального возбуждения.

Или всё-таки сексуального?

Это было неожиданно и совсем неуместно, но ни сил, ни желания думать об этом у него не осталось, и он скользнул мокрыми, перепачканными в её соке пальцами по своему телу и через секунду уже был в ней — а потом припал губами к её губам и задвигался, быстро и часто, и смог, наконец, пусть и всего на несколько минут, позабыть обо всём.

Всё закончилось очень быстро, и Вейси, задрожав и застонав, замер, а потом упал рядом с Идэссой, вновь горячо и долго её целуя и чувствуя, как уходит, наконец-то, из головы тяжесть, как расслабляются все зажатые мышцы и как ему просто по-человечески хочется спать.

— Спасибо, — искренне и растроганно прошептал он, снова целуя её и гладя по волосам.

А потом, удобно устроив её голову на своём плече, обнял Идэссу, накрыл их обоих одеялом, закрыл глаза и почти мгновенно заснул — на сей раз без всяких снов.

Глава опубликована: 29.09.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34399 (показать все)
🤭🤭🤭
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Уииии! ))) Как это приятно! )) Спасибо вам!)
Elegant
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Я так рада этому. )) Так здорово !)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх