↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 316

Скабиор не заметил, как сентябрь подошел к концу, и на смену ему пришел на удивление тёплый в этом году октябрь — он опомнился, только когда в одно из воскресений Гвеннит напомнила ему о том, что с завтрашнего дня пора начинать пить аконитовое.

— Хочешь сказать, что сегодня…

— …девятое октября, — подхватила она. — Полнолуние шестнадцатого.

— Мерлин, — пробормотал он, помотав головой. — Только что было лето!

— Ты просто никогда не работал, — улыбнулась она. — Когда я только пришла в архив, мне тоже казалось, что недели пролетают совсем незаметно.

— Воровство, между прочим, тоже тяжёлый и очень опасный труд, не говоря уже о контрабанде! — шутливо возмутился Скабиор. — Забавно, но я не могу сказать, что мне не нравится жить так, как теперь приходится, — признал он. — Скажи… Кристи уже больше десяти месяцев — ты долго ещё будешь кормить?

— Ты устал? — сочувственно спросила она, касаясь его плеча.

— Ну, — он немного смутился, — честно признаться, аконитовое мне слегка надоело. Но ещё несколько раз я вполне потерплю, — тут же добавил он, увидев её расстроенное лицо.

— Я знаю, что уже можно и прекращать, — сказала она негромко. — Но я… я думала, может, хотя бы до года…

— Я же сказал: ещё несколько раз я потерплю, — повторил он, накрывая её руку своей. — Но к полутора-то годам ты закончишь?

— К полутора годам он уже будет бегать и разговаривать! — рассмеялась она. — Конечно, закончу — разве таких больших мальчиков кормят грудью?

— Ну, — рассмеялся он, — бывает по-разному. — Некоторые умудряются кормить и трёхлетних.

— Я нормальнее, чем кажусь, — пошутила она — и вдруг обняла его за шею и замерла, уткнувшись носом ему в плечо.

— Что, маленькая? — негромко спросил Скабиор, сажая её к себе на колени и тоже обнимая.

— Я скучаю, — прошептала, всхлипнув, она. — И мне всё кажется, что раз Кристи ещё совсем маленький — всё было совсем недавно и скоро исправится… Когда же Ари вернётся? — проговорила она совсем тихо.

— Вернётся, — помолчав, сказал Скабиор. — Однажды он непременно вернётся.

…Оставшиеся до ярмарки три недели пролетели с такой же скоростью, как и предыдущие — а несколько дней непосредственно перед ней и вовсе слились для Скабиора в один, разбитый на части лишь коротким сном.

— Ты пойдёшь туда? — спросил он Эбигейл ранним утром, встречая серый рассвет рядом с ней на ступеньках дома. В последнее время он стал замечать за собой, что привык оставаться на ночь в «Лесу», и, хотя уютно он себя здесь не чувствовал, просыпаться от каждого незнакомого звука он уже перестал.

— На ярмарку? — задумчиво спросила она. — Нет, не думаю. Что мне там делать? А детей отведёт Бёр, и Варрик за ними присмотрит.

— Ты в самом деле не хочешь — или…

— Не хочу, — покачала она головой. — Я не боюсь, если под «или» ты понимал это. Я просто не хочу к людям. Волчата мне потом всё расскажут.

Конечно, это было самым разумным решением — и всё же Скабиор с трудом удержался от того, чтобы начать её уговаривать переменить его.

Но, таких спокойных минут у него в эти дни выдалось исчезающе мало, и накануне ярмарки он буквально силой заставил себя остановиться и выспаться, потому что день ему предстоял долгий, а он в последние дни всё время чувствовал себя невероятно уставшим. Уснуть ему, впрочем, удалось не сразу — и он долго лежал в темноте, закрыв глаза и перебирая в памяти всё, что произошло с ним за последние месяцы. И, засыпая под шум октябрьского дождя, он пообещал себе, что выжмет из этого фонда всё, что только возможно — и, может быть, даже чуть больше.

* * *

Субботнее утро выдалось пасмурным, однако в Хогсмиде с рассвета шли последние приготовления к открытию ярмарки, приуроченной к празднованию Хэллоуина, за последние лет шестнадцать ставшей уже традиционной. К полудню же небо над деревней посветлело, открыв яркое, но уже холодное солнце, осветившее украшенные резными тыквами, остроконечными шляпами, чёрными кошками и летучими мышами деревянные павильоны — и сцену, на которой ближе к вечеру должен был состояться аукцион, а сейчас шла торжественная процедура открытия ярмарки.

Торговля началась часам к девяти утра. Чего здесь только не было! Кажется, почти все волшебные магазинчики имели здесь свои лотки, павильоны и выездные филиалы всех видов, появившиеся на один день. Палатки перемежались с местными лавками, владельцы которых ярко украсили свои витрины и встречали посетителей на крыльце — а те из них, что располагались подальше от центра, отправили на улицу зазывал в броских костюмах с охапками цветных листовок. Все маленькие площади Хогсмида были буквально оккупированы съехавшимися со всей Британии фермерами и ремесленниками, а пабы, кафе и закусочные соблазняли посетителей всевозможными скидками и были полны разнообразной едой — от традиционных фиш-энд-чипс до сладостей и жареных на углях колбасок и мяса. Здесь можно было приобрести и одежду, и домашнюю утварь, и украшения, и оружие, и игрушки, и вообще, кажется, обустроить свой дом с нуля — и даже обзавестись им самим, или, во всяком случае, найти для этого материалы и мастеров.

Не менее живописными были и наводнившие Хогсмид волшебники, среди которых можно было увидеть и разодетых в традиционные яркие мантии ведьм и колдунов, и тех, кто был одет более современно, и даже наряженных в откровенно маггловские вещи. Последних, впрочем, было немного, и в основном в толпе мелькали мантии и остроконечные шляпы самых разных цветов и фасонов. Юные парочки гуляли, кто трогательно держась за руки, а кто и откровенно обнявшись, и время от времени целовались в укромных уголках, которые чаще всего таковыми назвать можно было очень условно. А дети — маленькие, которым ещё не скоро предстояло получить из Хогвартса заветное письмо — носились туда-сюда, время от времени подбегая к своим родителям, кто с яркой игрушкой, кто с облитыми карамелью яблоками, которые распевали тонкими голосами местный фольклор с отчётливым шотландским акцентом, а кто просто так, с пустыми руками, время от времени налетая на взрослых и тут же, наспех пробормотав что-то похожее на извинение, отправляясь куда-то дальше. Опытным взглядом Скабиор отметил в толпе и своих коллег по воровскому цеху, теперь уже бывших, а также обратил внимание на представителей ДМП, вроде бы мирно прогуливающихся по улицам.

Среди павильонов и магазинчиков оказалось немало так или иначе связанных с фондом: например, в глаза сразу бросался раскрашенный в яркие цвета домик, принадлежащий «Вредилкам Уизли», где продавались стремительно набиравшие популярность разноцветные фланелевые рубашки, обрастающие в полнолуние шерстью, конфеты с волчьим воем и «хвостато-ушастая помадка», позволявшая съевшему на полчаса отрастить волчьи уши и хвост. Гвеннит, узнав о ней, очень смеялась, вспомнив, как однажды она целый месяц проходила хотя и с нормальными ушами, но зато с хвостом и частично обросшая шерстью — и пообещала непременно купить немного и обязательно так развлечь Кристи. На ярмарку она собиралась с сыном и со своими подружками из архива — Скабиор же её сразу предупредил, что, скорее всего, просто так погулять он с нею не сможет, но очень просил в случае серьёзной необходимости непременно к нему обращаться.

— Плевать на фонд, если вдруг что-то случится, — сказал он очень серьёзно, приподнимая её лицо за подбородок. — На всё и на всех наплевать. Обещай мне, что не будешь об этом думать, если я буду вам нужен.

— Номер три, — засмеялась она, накрывая его руки своими, и пояснила в ответ на его вопросительный взгляд: — Первым мне что-то очень похожее сказал мистер Поттер. Вторым был…

— …Джон, — перебил её Скабиор.

— Он сказал, что дежурит там, — кивнула она. — Знаешь, я начинаю себя чувствовать очень важной особой: мне кажется, что на этой ярмарке мы с Кристи будем самыми охраняемыми из всех.

— И хорошо, — решительно сказал Скабиор. — Я очень жалею, что не могу с вами быть — ты в первый раз пойдёшь с Кристи так далеко, а я этого не увижу.

— Мы сходим втроём потом куда-нибудь, хочешь? — тут же спросила она.

— Хочу, — кивнул он.

Но когда утром Скабиор очутился в Хогсмиде и окунулся в его праздничную атмосферу, он забыл о Гвеннит и о Кристи, и вообще обо всём, кроме того, что происходило конкретно здесь и сейчас. Ему приходилось быть в нескольких местах одновременно — и он как никогда остро пожалел, что волшебники не могут пользоваться мобильными телефонами, а волшебные зеркала редки и дороги. «Почему, кстати?» — успел он подумать, но мысль эта исчезла так же быстро, как и возникла, потому что удерживать в голове что-то, кроме того, что необходимо было сделать именно сейчас, Скабиор был не в силах.

В сотый раз обходя ярмарку, он заглядывал то к «Вредилкам Уизли», то к Керку, выставившему на крыльцо небольшой прилавок со всяческой мелочёвкой с символикой фонда и «Яблочного леса» — от брелоков и браслетов до пеналов, ремней и перчаток — то в павильончик, арендованный непосредственно фондом, где продавали разнообразнейшую яблочную продукцию. Чего там только не было! Море разнообразнейшей выпечки — от традиционнейшего хемпширского пудинга с яблоками (авторства Молли Уизли — о чём, впрочем, Скабиору известно не было) и до экзотического для Британии болгарского яблочного пирога с манкой (который послужил объектом символической мести Гермионы Уизли вероломному мужу, посмевшему усомниться в её кулинарных способностях и серьезном отношении к обязательствам, взятым на себя добровольно — и выражение лица несчастного Рональда, слушавшего весь вечер рассказ о том, как рецепт достался ей в дружеской переписке, стало для Гермионы достойной наградой. Об этом Скабиор никак не мог знать и даже предположить не мог, почему Гермиона так улыбалась, отдавая ему плод своей мести, и почему так смеялся Поттер, когда о нём узнал). Впрочем, большинство пирогов напекли мать Гарольда со своими подругами — и пряные запахи солёных пирогов с яблоками и копчёным мясом, заставляли Скабиора и стоявших за прилавком Тиру и Дагфинна буквально захлёбываться слюной, несмотря на то, что ни один из них не был голоден. А ведь были ещё яблоки в кляре и в карамели, штрудели, крамблы и яблочное печенье…

Кроме выпечки на прилавке красовались ещё и джемы, среди которых выделялись баночки с зелёными крышками, к каждой из которых были прикреплены листок яблони и листик мяты — собственное производство волчат, потративших под руководством Гвеннит на это не один день. А также желе, варенья, мармелад (необычный, тёмно-янтарный, в виде крохотных яблочек, каждое было уложено в яркую бумажную корзиночку, был принесён Поттером и выглядел так красиво, что Скабиор отложил немного себе с Гвеннит, впрочем, честно сразу же за него заплатив) — и, конечно же, запечённые с яблоками тыквы.

Пироги, к каждому куску которых волчата бесплатно предлагали горячий чай с разными ароматными травами, почти разобрали уже часам к двум — а к четырём начало потихоньку заканчиваться и всё остальное. Тогда-то Скабиор и увидел их у киоска — стройную блондинку с таким же светловолосым мальчиком лет десяти, а чуть поодаль — и остальное семейство, такое же белобрысое. Малфои… Удержаться Скабиор не сумел — и, подойдя ближе, почувствовал тонкий знакомый запах и открыто встретил взгляд мгновенно заледеневших при виде него больших голубых глаз Нарциссы Малфой.

— Мадам, — коротко склонил он голову, с любопытством разглядывая стоявшего рядом с нею ребёнка, так похожего на своего деда, ответившего ему таким же прямым и ничуть не испуганным и, в то же время вовсе не наглым взглядом.

Миссис Малфой ничего ему не ответила — и, отвернувшись, слегка улыбнулась Тире и, видимо, закончила фразу, указывая на мармеладные яблочки:

— …и ещё дюжину этих, пожалуйста.

Пока Тира аккуратно укладывала покупки в бумажный пакет, Скабиор молча переводил взгляд с неё на миссис Малфой — и не заметил, как к ним подошёл её муж. Выражение его лица, жёсткое и даже суровое, почему-то невероятно развеселило Скабиора: этот аристократ что же, решил, что страшный оборотень сейчас нападёт на его жену или внука? Вот так, прямо посреди белого дня, на ярмарочной площади Хогсмида кинется на них и перегрызёт горло?

А вот мальчик смотрел на него совсем по-другому: прямо и с любопытством. Впрочем, скорее всего, он просто понятия не имел, что перед ним оборотень — вряд ли наследник Малфоев читает «Пророк» и знает его в лицо. Так что он видел, скорее всего, просто необычно одетого человека — вот и разглядывал его. Ничего больше.

Провожая Малфоев откровенно насмешливым взглядом, Скабиор подмигнул Тире и с заметно улучшившемся настроением отправился дальше. Когда-то он сам очень похоже глядел на них — на всех этих аристократов, включая того же Малфоя: опасливо, настороженно и предупреждающе, понимая, впрочем, что если придётся — ему нечего будет им противопоставить, кроме удара ножом или режущего в спину. Нынешнюю ситуацию зеркальной назвать было, конечно, нельзя — и всё же…

Впрочем, Скабиору было, о чём подумать, кроме Малфоев — и уж тем более было, на что посмотреть, ибо ярмарка привлекала гостей отнюдь не только торговлей. Весь день проходили разные конкурсы — от состязаний в плюй-камни до соревнований лучников и тех, кто не прочь пометать ножи. Здесь-то Скабиор и увидел Бёра — и какое-то время, позабыв обо всём, с восторгом смотрел, как тот спокойно и молча каждым выстрелом вгоняет стрелу за стрелой в яблочко, срывая аплодисменты, на которые он, впрочем, совершено не реагировал. Скабиор постоял, дожидаясь окончания очередного соревнования — и когда Бёр невозмутимо забрал кубок, с досадой подумал, радостно аплодируя победителю, что им самим нужно было организовать что-то подобное, однако такая простая мысль, к сожалению, не пришла вовремя ему в голову. С другой стороны, будет ведь и рождественская ярмарка — и вот там-то… Бёр тем временем перешёл к соседним мишеням — следом за ним потянулась группа человек в тридцать, которых Скабиор для себя определил, как его фанатов — и, вежливо отклонив предложенный ему лук, вскинул свой и пустил первую стрелу, попав прямо в лоб нарисованной в центре мишени летучей мыши.

К обеду улицы Хогсмида пополнились отпущенными на ярмарку школьниками — в толпе замелькали чёрные мантии, разноцветные шарфы и остроконечные шляпы, торговля ещё более оживилась, а у Скабиора появилось немного времени, чтобы перекусить и передохнуть. И он, купив порцию жареного на углях мяса, аромат которого изводил его с самого утра, и на ходу запивая его обычной водой (спиртное он пообещал себе вечером — много и любого, какого ему захочется, но этот день ему нужно было пережить максимально собранным) отправился к сцене, на которой заканчивалось вручение призов за самый большой кочан капусты, выращенный в Волшебной Британии — последний в серии награждений за такую же тыкву, кабачок и картошку, после чего нужно было подготовить всё для грядущего аукциона.

Глава опубликована: 10.08.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34396 (показать все)
Alteyaавтор
Ta_nusia
Я знала, что мой телефон меня подслушивает, но он ещё и подглядывает!
Подсматривает, что я читаю!
А так как читаю я сейчас "Обратную сторону луны"...
В общем, на каждой странице, где упоминается одна из значимых деталей облика Скабиора, вылезает реклама сурьмы. Марки Су-0, Су-1 и 2. С фоточкой (не Скабиора, сурьмы).

А вы ещё спрашиваете, почему комодики.
Ой, а мне можно эту рекламу?))) сурьма полезная же.))
Alteya
Да???
Вы точно эту сурьму имеете в виду?
https://images.app.goo.gl/g4uJKYzgq33rZ53D6
Alteyaавтор
Ta_nusia
Alteya
Да???
Вы точно эту сурьму имеете в виду?
https://images.app.goo.gl/g4uJKYzgq33rZ53D6
Нет!)))))
🤭🤭🤭
ansy Онлайн
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
fialka_luna Онлайн
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
fialka_luna Онлайн
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
fialka_luna Онлайн
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх