↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 69

Следующее утро оказалось, хотя и не столь трагичным, но ничуть не менее беспокойным. Пока Долиш-младший проводил время со своею женой, его отец одним из первых пришёл на работу — и, пока никого не было, расспросил дежурного на предмет вчерашних новостей, и к появлению своего непосредственного начальника был уже в теме.

— Заходи, — махнул ему Причард, открывая свой кабинет и пропуская его вперёд. — Давно пришёл? Новости знаешь?

— Я и «Пророк» читал, — кивнул тот, кладя начальству на стол свежий номер, передовицу которого на сей раз украшал заголовок «Справедливость Райта». (1)

Причард выругался — очень коротко и очень грязно характеризуя автора данной статьи — и демонстративно скинул газету в ящик.

— Потом прочитаю, — прокомментировал он. — Значит, так: от тебя требуется максимально подробный рапорт — и не нашими обычными штампами, а как можно доходчивее и проще. Есть риск, что всё это затребует Визенгамот — и очень хотелось бы, чтобы эти высоколобые всё поняли с первого раза.

— Сделаю, — кивнул Долиш.

— Ну, вот и отлично — ступай работать. Да, и мы проверили — следы миссис Гвеннит Долиш не совпадают с теми, что мы находили раньше. Прежде там была не она.

Джон кивнул, равнодушно глядя куда-то в стену.

— Я могу сам подготовить бумаги на её освобождение, — легко предложил Причард — хотя подобное предложение вовсе не было в обычаях их отдела.

— Я всё сделаю к обеду, — возразил Долиш. — Могу я идти?

— Ну иди, — кивнул Причард. — Как сделаешь — занеси Поттеру, он сам это дело курирует — вот пусть и закрывает самостоятельно.

Отпустив Долиша, Причард достал «Пророк», развернул его и, прочитав статью, раздражённо швырнул газету на стол. Конечно же, не пнуть Аврорат эта тварь не могла. Хотя, в целом, он, говоря откровенно, ожидал худшего.


* * *


Несмотря на нежелание Арвида оставлять Гвеннит в камере одну, ему всё же пришлось это сделать — выходной выходным, но ему необходимо было узнать хотя бы, когда её освободят, и потому, когда дежурный аврор принёс завтрак, он попрощался с женой и, поцеловав её на прощанье в тысячный раз за это утро, покинул камеру и пошёл в аврорат, где у него, помимо этой насущной необходимости, было ещё одно важное дело.

Он прошёл прямиком в отдел особо тяжких преступлений. Место его отца, однако, пустовало — Арвид ушёл и по дороге к кабинету Главного Аврора столкнулся с Джоном. Они замерли, неловко глядя друг на друга, а потом сын произнёс:

— Спасибо, отец.

И Джон… растерялся. Секунды летели, а нужные слова не находились никак — и Арвид, перестав, наконец, ждать, коротко кивнул ему и, обойдя почти вплотную, продолжил свой путь. И ни один так и не сказал того, что хотел: сын так и не сумел по-настоящему выразить и свою благодарность, и сожаление о том, что они так резко разорвали все отношения, и желание объяснить и понять — а отец тоже не сумел передать своих чувств, может быть, потому, что сам толком не понимал их.


* * *


Гвеннит же, позавтракав, попыталась встать — и застонала от боли в неправильно сросшихся костях. Она вспомнила рассказ Скабиора о том, что бывает, если проходить трансформацию пьяным — и с грустью подумала, что иногда даже строгое следование правилам ничего не гарантирует и ни от чего не спасает. Сидеть ей тоже было очень уж неудобно — из-за хвоста, и она печально раздумывала, неужели ей придётся почти целый месяц провести лёжа, когда у неё внезапно обнаружился посетитель.

Она с удивлением села, заворачиваясь в одеяло, и вопросительно воззрилась своими большими серыми глазами, всё ещё обведёнными уже посветлевшими, но всё ещё вполне видимыми кругами на вошедшего к ней в сопровождении дежурного аврора Кевина Квинса.

— Добрый день, мисс…сис Доллиш! — начал тот, краснея под её недоумевающим взглядом. — Меня зовут Кевин Квинс, я — представитель отдела поддержки и защиты оборотней, Департамент Магических Популяций…

— Меня не нужно ни от кого защищать, — нахмурилась Гвеннит. — Спасибо, что пришли, мистер Квинс, но со мной всё хорошо, и я…

— В соответствии с принятым протоколом я должен вас осмотреть! — очень официально проговорил он.

— Что?! — она уставилась на него наполовину растерянно, наполовину возмущённо. — С какой это стати?

— Я должен…

— Хотите сказать, я должна перед вами раздеться?! — не на шутку разозлилась она. — С какой стати? Я замужняя женщина! Мой муж — аврор, и если вы…

— Я должен убедиться, что вы в порядке, — вновь краснея, проговорил Квинс. — Простите меня, пожалуйста, я понимаю, что…

— Я не собираюсь перед вами раздеваться! — сердито проговорила Гвеннит, ещё плотнее закутываясь в одеяло. — И если вы только попробуете ко мне прикоснуться — я закричу и скажу мужу, что вы на меня напали, — предупредила она, отодвигаясь от него подальше.

— Но я должен… У меня есть инструкции, — совершено смутившись, пролепетал Квинс. Это было первое его сколько-нибудь серьёзное дело — да что говорить, это было вообще первое его дело, и он очень хотел провести настоящее, собственное расследование.

— Только попробуйте, — повторила Гвеннит, сжимая губы и сверкая глазами. Этот юноша её совсем не пугал — она вспомнила все те уроки, которые когда-то давал ей Скабиор, и ей вдруг стало смешно и немножко жалко мистера Квинса, который был таким юным и таким… искренним, что ли.

А он не мог оторвать от неё глаз… Гвеннит нельзя было назвать красивой в классическом понимании этого слова, но почему-то именно сейчас, вот такая — растрёпанная, заспанная, ещё не очень здоровая, с бледным осунувшимся лицом и тёмными кругами вокруг глаз — она показалась ему самой прекрасной девушкой, которую он когда-то встречал. И она это почувствовала — и, совсем не привыкшая к такому вниманию, донельзя изумилась.

— Я не хотел оскорбить вас, — быстро проговорил он, чувствуя, как алеют у него уши и щёки. — Я просто… нам так положено. Мы… Я должен убедиться, что вас здесь не били.

— Мой муж аврор, — рассмеялась она, даже не вспомнив про свёкра. — Ну неужели вы думаете, что меня мог бы здесь кто-то ударить? Со мной всё хорошо, правда, — как можно убедительнее проговорила она.

— А выглядите вы плохо, — возразил он — и, сообразив, что сказал, смутился ещё сильнее. — То есть, я не хотел сказать, что вы плохо выглядите — а просто, что вы выглядите больной и…

— Так полнолуние же только прошло, — она попыталась спрятать улыбку. — Я всегда так после него выгляжу… вторые же сутки только. Вы же понимаете, что я не разденусь перед вами, ведь правда?

— Вы в самом деле в порядке? — спросил он тихо и искренне — Гвеннит улыбнулась, как могла, мягко и кивнула:

— Правда. Честное слово, — она просунула руку между краями одеяла и протянула ему. Он пожал её слегка влажные сейчас, горячие пальцы и спросил очень встревоженно:

— У вас жар?

— Нет, так всегда в это время… Со мной всё хорошо. И я бы сейчас ещё поспала, — соврала она, не зная, как повежливее спровадить его. И это сработало — он попрощался и, вручив ей свою визитную карточку и несколько раз настойчиво попросив непременно обращаться к нему, если вдруг ей что-то понадобится, ушёл, ужасно смущённый и покорённый этой прелестной молодой женщиной.

Поднявшись наверх, он счёл своим долгом заглянуть к Главному Аврору и напомнить ему ещё раз о необходимости строгого соблюдения прав оборотней — чем заставил его вспомнить о том, о чём тот совершенно забыл. Так что, едва сплавив, наконец, мистера Квинса, Поттер отправился в ту допросную, где со вчерашнего дня его ожидал… По всей вероятности, ожидал, поправил он сам себя, мистер Винд. Гарри было немного неловко за то, что он совершенно забыл о нём на целые сутки — однако тот обнаружился на месте и крепко спящим: видимо, зелья МакДугала, сделав своё дело, сдвинули время сна, и это было к лучшему. Наложив на него следящие чары, чтобы не пропустить пробуждение, Поттер ушёл, решив, что будить его будет совсем уж неправильным и, может быть, даже вредным. Его следовало бы допросить снова, конечно, но теперь уже это было совсем не срочно и ждало, например, до завтра, когда он отоспится, умоется и вообще более-менее придёт в себя.

В целом, к вечеру дело было закрыто — и Поттер, отыскав находящегося на своём рабочем месте Арвида (который после встречи с отцом заглянул в свой отдел буквально на секунду и был тут же пойман одним из коллег с просьбой «буквально за полчасика глянуть один небольшой отчётик» — и так до сих пор и сидел над ним), отругал его за работу в свой выходной, категорически запретил являться на службу завтра и, вручив все необходимые бумаги, предложил самому отправиться освобождать жену, что тот и сделал, подхватив её на руки, завернув в одеяло и так пронеся через весь аврорат — к каминам. Она не спорила — сидела у него на руках, обняв его за шею и прижавшись к нему, и улыбалась в ответ на посылаемые ей со всех сторон улыбки. Поттер тоже к ней вышел — подошёл, взял её за руку и, шутливо поцеловав, проговорил очень серьёзно:

— Вы даже не представляете, скольких людей и от чего вы спасли, миссис Долиш. Не говоря уже о самом прямом спасении магглов — и, возможно, даже волшебников, которые, безусловно, пострадали бы, окажись на вашем месте мистер Винд — вы ещё и позволили сохранить репутацию Министерству Магии вообще и лично министру, Аврорату и ДМП в частности. В том числе, мою и мадам Уизли. За что мы все всегда будем вам очень признательны.

— Это случайно вышло, — смущённо проговорила она. — Здесь нет никакой моей заслуги. Правда.

— Это как посмотреть, — возразил он. — Не будь вы столь ответственной и не пей аконитовое — к чему закон вас ведь не обязывает — всё кончилось бы бедой.

— Могу я спросить вас? — проговорила она неуверенно.

— Разумеется. Отвечу, если смогу.

Она покрепче прижалась к мужу и храбро спросила:

— Где мистер Винд? Что с ним сейчас?

— Ничего дурного, — улыбнулся ей Поттер. — Он просто спит ещё — я не стал сам будить его… Но, кстати, если хотите, можете сделать это сейчас сами — и все вместе уйдёте, — предложил он. — Завтра мне бы хотелось ещё раз побеседовать с вами обоими — а сегодня отдыхайте. Проводить вас к нему?

Гвеннит вопросительно обернулась на Арвида, глядя на него радостно и умоляюще, и тот с улыбкой кивнул.

— Да, спасибо! — она протянула Гарри руки и порывисто пожала его, протянутые в ответ. — Спасибо вам. Ему ничего не грозит ведь?

— На сей раз — нет, ничего, — успокаивающе проговорил Поттер. — Просто разговор — ничего более. Не волнуйтесь.

Он проводил их в допросную, где Арвид, наконец, опустил жену с рук, усадив её на край кровати, на которой по-прежнему мёртвым сном спал Скабиор, свернувшись под одеялом клубком и натянув его на голову. Улыбаясь, она откинула с него одеяло — он ожидаемо оказался под ним не только одет, но даже обут, наклонилась к нему и сделала то, что, как она давно знала, всегда будило его: прикрыла ладонью его рот и нос и прозвала по имени:

— Кри-ис!


1) Рита не смогла удержать от игры слов «Right’s Right», так же это можно перевести как «Право Райта»

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 20.12.2015
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх