↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 451

— Вот даже не сомневался, что найду вас сегодня здесь, — сказал Скабиор, входя в кабинет к МакДугалу вечером первого января. — С новым годом, — он водрузил на стол празднично украшенную ветками и шишками пихты корзину.

— Вы не представляете, сколько у целителей работы в святочную неделю, — отозвался МакДугал, крепко пожимая Скабиору руку и с удовольствием придвигая подарок к себе. — Какими судьбами? — спросил он, вытаскивая первым делом бутыль огневиски и ставя её на стол.

— Да вот, — Скабиор уселся на стул, — долги отдаю. В старом году не сложилось — хочу начать новый с этого.

— Вы мне разве обещали… Что у нас здесь? — МакДугал извлёк из корзины копчёный олений окорок, домашний паштет, банку черничного и малинового джема, головку сыра и жестяную коробку, в которой обнаружилось домашнее печенье с чёрной смородиной. — Вы разве обещали мне помочь набрать вес? — засмеялся он, с видимым удовольствием разглядывая всё это богатство. — Или научиться созывать вечеринки? Я в одиночку это месяц есть буду.

— Они зачарованы, — ухмыльнулся Скабиор. — Не испортятся. Мы так в лесу мясо хранили. А про долги — я имел в виду своё обещание позволить себя, — он хмыкнул, — изучить в полнолуние.

— О, вы решились? — очень оживился МакДугал.

— Уже почти что неделю как, — Скабиор очень выразительно поглядел на окорок. — И пью аконитовое. Так что, если следующая ночь у вас свободна — я весь ваш, — он выразительно втянул носом воздух, и они оба с МакДугалом рассмеялись.

— Свободна, — подтвердил тот и, отыскав в столе нож, предложил: — Вы не составите мне компанию? Я сегодня не ужинал.

— Это так неожиданно, — потупил глаза Скабиор. — Ну, если вы настаиваете…

— Чай, кофе? — МакДугал убрал огневиски в корзину и начал разделывать окорок.

— Чай, наверное, — подумав, решил Скабиор. — Последние сутки — какой уж тут кофе, — пошутил он, — я и так весь на взводе… И у меня был к вам вопрос. Или даже просьба.

— То-то я удивился, что вы вдруг вспомнили своё обещание, — засмеялся МакДугал, трансфигурируя тарелку из листа пергамента и раскладывая на ней окорок.

— Да, я корыстен, — охотно кивнул Скабиор. — Но справедлив. И предлагаю обоюдополезную сделку.

МакДугал вызвал домового эльфа и отправил его на кухню за хлебом и чаем, попросив заодно прихватить с собой каких-нибудь овощей и масла, и когда стол был, наконец-то, накрыт, и трапеза началась, спросил:

— Ну? Давайте уже вашу просьбу. Окорок изумителен, так что я, — он с удовольствием отправил в рот очередной кусочек оленьего мяса, — пожалуй, склонен пойти вам навстречу больше, чем когда-либо.

— Есть у меня одно дело, — задумчиво проговорил Скабиор, щедро намазывая на хлеб паштет. — Есть способ на время одолжить своё тело призраку? Скажем, на пару суток?

— Призраку? — изумлённо вскинул брови МакДугал, удивлённый настолько, что даже жевать перестал.

— Такие вот у меня загадочные желания, — хмыкнул Скабиор. — Так можно это? На восемь-двенадцать часов я умею — есть одно средство. Но мне надо больше.

— Что за средство? — заинтересовался МакДугал.

— Есть один порошок, — уклончиво сказал Скабиор. — Чувствуешь себя после него, мягко говоря, паршиво, но это не важно — я бы потерпел. Но говорят, что его опасно употреблять несколько раз подряд — не хочу рисковать.

— «Пепел памяти»? — спросил МакДугал и в ответ на кивок Скабиора сказал: — Опасная вещь. Не просто так его так назвали.

— Знаю, — кивнул Скабиор. — Потому и пришёл к вам.

— Давно вы им, — МакДугал пару мгновений подбирал подходящее слово, — увлекаетесь?

— Я не увлекаюсь, — даже обиделся Скабиор. — Использовал за последний год раз шесть или семь — с той же целью. Но дважды подряд глотать эту дрянь не хочу.

— Разумно, — с видимым облегчением согласился МакДугал. — Говорят, что раз в месяц это, вроде бы, безопасно… Но я всё равно бы не стал им пользоваться. А что за призрак? — не удержался он всё же от вопроса.

— Знакомый один, — ответил Скабиор предсказуемо и спросил неожиданно серьёзно: — Вы поможете?

— Способы есть, — туманно ответил МакДугал. — Но я бы не назвал ни один безопасным. Не боитесь, что этот призрак захочет остаться в вас насовсем?

— Нет, — усмехнулся Скабиор. — Этого не боюсь. Есть другие опасности?

— Эта главная, — МакДугал вздохнул и отложил вилку и нож. — Вы недооцениваете эту опасность. Редкий призрак, получивший сколько-нибудь длительный доступ к чужому живому телу, удержится от соблазна попытаться остаться в нём навсегда. Конечно, для таких случаев есть обряды, но, — он покачал головой, — обычно ничем хорошим подобное не заканчивается. Выгнать того, кого хозяин тела впустил добровольно, бывает очень непросто… И должен предупредить вас: это получается не всегда.

— Я же уже сказал, что подобной опасности нет! — вспылил Скабиор. — Я знаю, что делаю, и просто прошу мне помочь — это так сложно? — он вскочил и, пройдясь пару раз по узкому проходу, ведущему от стола к двери, с трудом, но всё-таки взял себя в руки.

МакДугал же никак на эту вспышку не среагировал — он вообще достаточно философски воспринимал чужие эмоциональные всплески, а поскольку сейчас он имел дело с оборотнем в последние сутки перед полнолунием, его гостю бы пришлось потрудиться, чтобы удивить его какой-нибудь из своих реакций.

— Поверю вам на слово, — сказал он, когда почти успокоившийся Скабиор вернулся за стол. — В конце концов, дело ваше… А что касается самого вопроса — такие способы есть. Но ни один из них не позволяет оставлять призрака в чужом живом теле больше, чем на семьдесят два часа. Я бы жёстко рекомендовал семьдесят.

— Семьдесят часов — это просто отлично! — просиял Скабиор. — Научите меня! — горячо попросил он, и МакДугалу совсем не понравилась эта горячность.

— Научить-то недолго, — неохотно ответил он. — Но это опасно — действительно опасно, Кристиан.

— Это будет разовой акцией, — нетерпеливо успокоил его Скабиор. — Мне это действительно очень нужно — и быстро! Прошу вас, — он сжал свои руки. — Это важно! Клянусь, — добавил он быстро, — это не принесёт никому никакого вреда.

МакДугал вздохнул.

— Насколько я знаю вас, — сказал он с некоторой печалью, — зная, что такой способ есть, вы не успокоитесь, пока его не найдёте — и никакого риска не побоитесь.

— Верно, — нетерпеливо и нервно подтвердил Скабиор. — Так что, если вас заботит моя безопасность, вы должны мне помочь.

МакДугал, не сдержавшись, усмехнулся.

— Хотите при этом всё помнить? — спросил он — и с удивлением получил в ответ почти возмущённое:

— Нет! Как раз напротив, — Скабиору пришлось напомнить себе, что МакДугал не в курсе его обстоятельств и его вопрос совершенно закономерен, и вновь приложить усилие, чтобы успокоиться. — Я не хочу потом ничего помнить, — повторил он уже спокойнее. — Категорически.

— Это проще, — слегка оживился МакДугал. — Но я не готов сейчас вам ответить — мне нужно кое-что уточнить.

— У меня мало времени, — нетерпеливо сказал Скабиор. — Неделя от силы. Успеете?

— Постараюсь, — вздохнул не понятно, почему МакДугал. — Я вижу, что для вас это важно, и раз уж я взялся помочь… Но должен предупредить вас — бесследно подобная вещь не пройдёт.

— И что будет? — с любопытством, но без всякой опаски спросил Скабиор.

— Плохо будет, — вдруг рассмеялся МакДугал. — Болеть будете какое-то время… Я вам попозже все симптомы подробно опишу.

— Какое-то время — не страшно, — отмахнулся Скабиор. — Я очень надеюсь на вас, Тав, — сказал он серьёзно, и тот лишь вздохнул в ответ.

На следующий вечер Скабиор, как они с МакДугалом и договорились, явился в Мунго к полуночи. До полнолуния оставалось больше трёх часов, но МакДугал хотел начать обследование с его человеческого обличья. Добирались до его дома камином — и пока МакДугал тщательно изучал своего необычного пациента и брал пробы крови, слюны и соскобы с волос и с кожи, Скабиор сперва молча за ним наблюдал, а затем, не сдержавшись, спросил:

— Вы нашли что-нибудь?

— Я пока просто фиксирую данные, — немного отстранённо отозвался МакДугал. — Я помню, что обещал вам после рассказать о результатах исследований, но пока…

— Да ну, нет же! — с досадой перебил его Скабиор. — Я про тот обряд. Способ, зелье, не знаю я, что это! С призраком. Вы нашли?

— Нет пока. Мне нужно было подготовить свой дом для сегодняшней ночи, — ответил МакДугал как можно мягче. — Я помню, что вы спешите. И помню, что вы говорили о неделе. Пока что прошёл всего один день.

— Но успеете? — требовательно спросил Скабиор.

— Я займусь этим завтра же — пока вы будете спать, — пообещал МакДугал. — Я взял пару отгулов, затем будут выходные — и, если ничего срочного не случится…

— А если случится? — резко спросил Скабиор, отдёргивая руку, к которой МакДугал прилаживал какой-то непонятный ему прибор со стрелкой.

— Тогда вы произнесёте торжественную речь над моей могилой, — засмеялся МакДугал. — Я действительно сделаю всё, что в моих силах, чтобы уложиться в заданный срок, Кристиан.

— Это важно! — сказал Скабиор с нажимом, без особой охоты вновь протягивая ему свою руку. — Я не подгонял бы вас без серьёзных причин.

— Ну, я, в некотором роде, тоже заинтересован в том, чтобы успеть, — добродушно улыбнулся МакДугал, вновь возясь со своим прибором. — Я так понимаю, это же мне потом вас лечить? — он кинул на Скабиора хитрый взгляд, и тот, слегка успокаиваясь, кивнул в ответ:

— Кому же ещё? А действительно, вот вам ещё одна возможность исследования, — он заулыбался и, наконец, обратил внимание на прибор: — Это что?

— Буду следить за вашим давлением, — не слишком понятно сообщил ему МакДугал. — Территорию вокруг дома я зачаровал — и вы в прошлый раз, помнится, хотели со мной поиграть?

Что-то в его тоне развеселило Скабиора, и тот спросил весело и азартно:

— Вы приготовили игрушки сегодня?

— О да, — довольно улыбаясь, кивнул тот. — У меня и угощение есть… Давно хотел спросить вас: вы охотитесь? В волчьем виде?

— Бывает, — кивнул Скабиор. — У вас есть живой кролик? Или на кого будем охотиться?

— Кролика у меня нет, — покачал головой МакДугал, — но во дворе полно кротовых нор — я подумал, возможно, вы бы…

— Оборотень, как средство избавления от кротов? — расхохотался Скабиор.

— Почему нет? — пожал плечами МакДугал. — Раз уж ничто другое не помогает. Я даже гномов повывел — а эти твари неистребимы. Если получится, — продолжал он с очень серьёзным видом, — вашим сородичам можно будет так подрабатывать — уверен, многие прилично заплатили бы за спасение своих садов и огородов от этих паршивцев.

Скабиор, хохоча, захлопал в ладоши.

— Это лучшее предложение о работе, которое я вообще слышал! — воскликнул он. — Сейчас зима, правда — но я непременно попробую… Никогда не пробовал крота — интересно, каков он на вкус? — смеясь, сказал он.

— Надеюсь, это вы мне расскажете, — кивнул МакДугал. — Кролики, кстати, сюда порой забредают — я закрыл двор и сад куполом, который не пропустит никакое крупное существо, но кролик пройдёт — так что, может быть, вам повезёт.

— Вас это не шокирует? — Скабиор бросил на него быстрый, полный острого любопытства взгляд.

— Охота на кролика и его дальнейшее поедание? С моей-то профессией? — похоже, действительно удивился МакДугал, и они опять рассмеялись.

А когда время пришло, Скабиор разделся, и они вдвоём спустились во двор. Было сыро и холодно, и время от времени принимался моросить мелкий, словно пыль, дождь. МакДугал поёжился, а Скабиор, уже голый, с наслаждением втянув в себя запах этого полузнакомого ему места, оставил своего спутника на крыльце и, сбежав по ступенькам, лёг на влажную холодную землю и замер — а потом посмотрел на МакДугала и крикнул:

— Идите сюда! Или боитесь?

— Иду, — отозвался МакДугал, тоже спускаясь и подходя вплотную к нему. В правой руке он держал свою волшебную палочку, но испуганным вовсе не выглядел — разве что внимательным и, Скабиор чуял это, взбудораженным.

— Хотите почувствовать, как это происходит? — спросил он, вытягивая одну руку вперёд. — Но с вас потом воспоминание — и Омут памяти, — тут же потребовал он.

— Хочу, — МакДугал присел на корточки и накрыл своей левой ладонью горячее запястье Скабиора. — Я вам всё покажу, — пообещал он.

И в этот момент трансформация началась.

Глава опубликована: 05.03.2017
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Kireb Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх