↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Всего иллюстраций: 8
Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 240

Однако деваться ему было некуда, и Скабиор, глубоко вздохнув, вновь аппарировал в лагерь Эбигейл. Посидел пару секунд, приходя в себя — и удивляясь подобной необходимости… стареет он, что ли? — помотал головой, подышал глубоко, отгоняя подступившую тошноту, и позвал:

— Варрик!

Тот появился сразу же — как обещал. Коротко пересказав ему разговор с Гельдериком, Скабиор мрачно закончил:

— Пойдёшь со мной? Меня они наверняка не послушают — но тебя могут.

— Пойду, — кивнул Варрик. И спросил: — Тебе всё ещё стыдно?

— Сейчас точно нет, — буркнул Скабиор. — Хель с ними. Нас ждут к девяти утра… сейчас семь. Или около того.

— Позавтракай с нами, — предложил Варрик. — Ты скверно выглядишь.

— Я устал от всего этого до тошноты, — усмехнулся невесело Скабиор. — Я не голоден, но да… спасибо. Надо, наверное.

Его с самого утра мучила изжога, и он мрачновато подумал, что уже не мальчик и пора, вероятно, прекращать слушаться только своих желаний и начать делать некоторые вещи просто потому, что так надо. Понятно, что он не голоден — он слишком нервничает для этого — но это же не причина обходиться без пищи вторые сутки. Так что он заставил себя позавтракать, и даже кофе вместе со всеми выпил — тот, впрочем, не помог совершенно, и спать Скабиору меньше хотеться не стало. А вот изжога усилилась, ещё сильнее испортив ему и без того паршивое настроение.

Его действительно ждали: стоило ему, аппарировав к калитке, постучать в дверь, мадам Монаштейн немедленно распахнула её и удивлённо вскинула брови, увидев, что он один:

— Прошу вас, — впустила она его. — Я думала, вы будете с…

— Не вышло, — честно сказал Скабиор. — Я бы хотел поговорить сперва с вами.

— Пойдёмте, — кивнула она. А, выслушав его очень внимательно, только головой покачала: — Увы, всё не так просто. Они, по-своему, очень правильные дети — я боюсь, что подобного письма им будет недостаточно для того, чтобы пойти на такое, с их точки зрения, предательство.

— Я тоже боюсь, — признался Скабиор. — Но деваться нам некуда — я попробую их убедить.

— Попробуйте, — с сомнением проговорила она. — Они у себя в комнатах. Я провожу.

Сколь и Хати встретили Скабиора радостно — но едва он начал говорить, от этой радости не осталось и следа.

— Но как? — побелев, прошептала Сколь после известия о том, что лагерь нашли и часть волчат вместе с Нидгаром схватили авроры.

— Их выследили, — как можно спокойнее сказал Скабиор. — Такое, увы, бывает.

— Но как? — страдальчески спросил Хати. — Мы же не говорили никому ничего…

— Вы не причём, — покачал головой Скабиор. — Никто же не сидел в лагере безвылазно — вот и проследили. Дело-то громкое — обнести члена Визенгамота. Там весь Аврорат на ушах стоял…

— И, — нервно сглотнув, спросила Сколь, — что теперь с ними будет?

— Теперь они сядут, — ровно ответил Скабиор — и быстро добавил: — Но аконитовое они получат. Поэтому из Азкабана они выйдут. Понятно?

— Волки не живут в Азкабане, — прошептал белый, как полотно, Хати.

— Не живут, если аконитового не получают, — твёрдо сказал Скабиор. — А они его получат. Отсидят — и вернутся. Только вы должны теперь кое-что сделать.

— Они всё равно считают, что мы дети, — лихорадочно вдруг заметался по комнате Хати. — Они думают, что мы дети — и не будут судить нас строго, давайте мы скажем, что это мы сами всё сделали и…

— Они следили за складом, — оборвал его Скабиор. — И знают, сколько вас было. Это — во-первых. А во-вторых — Нид признался.

— Зачем?! — ахнула Сколь.

— Затем, что так срок будет меньше, — постарался объяснить Скабиор, с тоской понимая, что ничего у него не выйдет — будь они чуть постарше, а так… Он помнил себя в пятнадцать — это же совершенно непрошибаемо, никак и ничем. — И не только для него, но и для всех остальных.

Он потёр затёкшее ещё с ночи плечо, которое время от времени сводило неприятная судорога.

— Они не должны были так! — с болью прошептал Хати. — Мы же… мы должны были умереть… а они…

— Не всегда всё бывает так, как планировалось, — возразил Скабиор. — Нужно, чтобы вы помогли Нидгару.

— Да! — выкрикнули они — оба. — Мы сделаем всё, скажи только, — горячо проговорила Сколь.

— Это будет… непросто, — Скабиор облизнул пересохшие губы и позвал: — Варрик.

Они даже не улыбнулись, увидев призрака — и это было очень нехорошо. Да попросту скверно…

— Послушайте его, — сказал Варрик, зависнув в воздухе совсем рядом с ними. Подростки переглянулись, и Сколь неохотно кивнула.

— Спасибо, — серьёзно проговорил Скабиор. — Вам нужно… Нид сказал уже — признался под протокол — что это он несколько недель назад нашёл вас и подговорил на это ограбление. И велел вам подтвердить это и сказать, что больше никого вы раньше не видели и…

— Вы лжёте! — сжав кулаки, выкрикнул Хати.

— В чём? — очень спокойно спросил Скабиор.

— Он не мог приказать такое! — Хати топнул ногой.

— Нид знает, что мы не предатели, — резко сказала Сколь, словно бы загораживая собой брата. — Уходи, — потребовала она.

— Он говорит правду, — поддержал Скабиора Варрик, но его слова лишь подлили масла в огонь.

— Ты вообще не знаешь, что там было! — выкрикнул в лицо призраку Хати. — Ты вообще уже давно мёртвый, тебе вообще всё равно! Нид бы не стал делать из нас предателей!

— Нид вместе с остальными оставил вас умирать за всех! — скрипнув зубами, напомнил им Скабиор.

— Мы сами вызвались! — выкрикнула, на сей раз, Сколь.

— Да, сами! — повторил Хати, яростно сжав кулаки. — Кто-то же должен был!

— Я знаю, — кивнул Скабиор. — И я сделал бы то же на вашем месте. Но сейчас вам нужно опознать его как человека, который…

— Мы не будем его оговаривать! — Хати топнул ногой. — Он никуда нас не втягивал!

— Мы хотели пойти с ними — и нас выбрали, — поддержала Сколь брата.

— Я знаю, — кивнул Скабиор. — Но если вы так не скажете, выйдет, что он солгал на допросе — и срок ему дадут больше. Он уже так сказал, понимаете?

— Ты всё врёшь! — снова топнул ногой Хати. — Нидгар ни за что бы не стал делать из нас предателей!

— Мы не предадим стаю! — отрезала Сколь. — И вам мы не верим. Ты сам видел его? — требовательно спросила она Варрика. — Ты видел Нидгара? Слышал, как он сказал всё это?

— Нет, — отозвался, помолчав, Варрик. — Но я верю Скабиору.

— А я нет! — резко сказал она. — Уходите. Оба. Мы ничего подобного говорить не будем, понятно! Мы не предадим своих! — повторила она.

— Да нет уже никакой стаи! — сорвался, наконец, Скабиор, сглатывая в тщетной попытке унять постепенно усиливающуюся изжогу. — Уже пару недель как нет!

— Как нет? — ошеломлённо переспросила Сколь.

— Эбигейл ушла, — сказал Скабиор.

— Как ушла? Куда? Почему?

— Она не могла, — замотал головой Хати. — Ты врёшь! Ты всё врёшь нам! — он рванулся было к Скабиору, но Сколь удержала его, яростно глядя на Скабиора:

— Она не могла уйти, — сказала она. — Ты врёшь, причём глупо!

— Она ушла, — негромко подтвердил Варрик.

Повисла тишина, в которой слышалось лишь быстрое дыхание обоих волчат.

— Почему? — прошептала, наконец, Сколь. — Но так же не может быть… Она — сама стая…

— Потому что другие отказались обменять вашу свободу на деньги, — зло бросил им Скабиор. — Потому что золото застило им глаза, и они предпочли оставить вас гнить в Азкабане тому, чтобы отказаться от своей добычи. Вы готовы были за них умереть — а за вас пожалели денег, — сказал он, глядя в их растерянные глаза. — И если бы не я и не Ма… мадам Монаштейн, вы бы из-за решётки вообще не вышли! Потому что штраф вам было бы платить нечем — а Гилд и компания от этого отказались!

— А что они могли сделать?! — в отчаянии выкрикнула Сколь.

— Заплатить! — рявкнул Скабиор, уже перестав сдерживаться и не обращая внимания на осуждающий взгляд Варрика. Да гори оно всё огнём… сколько можно изображать из себя дипломата?! Как же он ненавидит эту словесную эквилибристику! Он сделал несколько быстрых движений, растирая горящую от изжоги грудь. — Вы готовы были отдать за них жизни — а они пожалели для вас галеонов!

— Уходите! — Хати кинулся вдруг на него и с огромной, неожиданной в нём силой ударил его в грудь обеими ладонями. — Мы вообще ничего говорить не будем! Никому! Никогда!

Он оттолкнул Скабиора и выскочил из комнаты. Сколь, постояв пару секунд, побежала за братом, и Скабиор с Варриком остались одни.

— Не стоило говорить им об этом сейчас, — прервал затянувшееся молчание Варрик.

— Не стоило, — устало кивнул Скабиор, потирая грудь с ещё больше усилившейся изжогой. Да что же это такое?! — Поздно уже. Я просил Гилда поговорить с ними — он отказался, — он вздохнул и снова потёр грудь. — Ладно. Пойду к этой… Тётке. Спасибо тебе, — спохватился он. — Извини. Я…

— Я тебе нужен ещё? — спросил Варрик.

— Нет, наверное, — качнул головой тот. — Спасибо.

— Жаль, что не смог помочь. Зови, если что. Я услышу, — сказал он — и растаял.

Глава опубликована: 15.05.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 33676 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх