↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 4

Холодно было — как в скандинавском аду. Он вообще любил самую разную мифологию, только путал её порой, и когда-то его весьма впечатлило представление северян об аде. Так вот сегодня был как раз такой день — первый после весело отзвеневшего колокольчиками Рождества. Ветер — ледяной, швыряющий в лицо снег горстями, воздух — аж дышать больно, волоски в носу замерзают, и даже согревающие чары помогают слабо. Однако дела есть дела, погода на них мало влияет — вот Скабиор и пробегал по ним почти что весь день, и ближе к вечеру возвращался к лесу, мечтая только о том, чтобы скорей оказаться на опушке и аппарировать в свою избушку, где можно будет, наконец, отогреться что снаружи, что изнутри. Собственно, лес — вот он: перейти накрытое антиаппарационным куполом шоссе по мосту, пройти футов сто — и всё, можно аппарировать, всё равно в такой метели никто не разберёт ничего. Само шоссе пользовалось по всей округе дурною славой, слишком уж часто здесь происходили аварии, но откуда же магглам было знать, что прямо через него лежит тропа миграции штырехвостов. Вот Отдел регуляции магических популяций и делал, что мог: сначала дорогу заколдовали, а потом и купол поставили от слишком настырных охотников, не раз аппарировавших под колеса. Так что Скабиор быстро шагал вперёд, оглядываясь с надеждой, что вокруг никого не будет, и не надо будет топать до этого мордредова моста. Но нет… Редкие прохожие всё попадались и попадались, а на самом мосту, прямо посередине, торчала какая-то девица в ярко-красной куртке и белой шапке и пристально смотрела на проносящиеся внизу машины. И было в ней… нечто. Скабиор заинтересовался… Пока подходил — начал принюхиваться, а поднявшись и подойдя почти вплотную — уверился: да, от девчонки совершенно отчётливо тянуло смертью, но не болезнью, а намерением. И ещё кое-чем крайне знакомым.

Он остановился, засунул руки в совершенно не помогающих сейчас шерстяных перчатках под мышки и пригляделся. Белая шапка на девичьей голове оказалась вовсе даже не вязаной, а снежной — видимо, девица стояла здесь уже довольно давно, и дующий в спину ветер успел набросать на её тёмные волосы небольшой сугроб. Вот ведь, и не холодно ей… прыгнет? Нет? Постояв пару минут, Скабиор решил, что замёрзнет быстрее, чем та, наконец, примет решение, подошёл тихо сзади и спросил — крайне любезным шёпотом:

— Подтолкнуть?

Девчонка даже не вздрогнула — но и не ответила ничего. Он подошёл ближе, почти что вплотную, и прошептал практически на ухо:

— Я могу, если надо. Чего ж не помочь ближнему в этот чудный святочный вечер.

Та даже не отстранилась — стояла, не шевелясь, и всё так же пристально глядела вниз на несущиеся по дороге машины.

— Мальчик бросил, небось? — глумливо продолжал Скабиор, которого это молчание начинало злить. — Или даже не посмотрел в твою сторону? Я бы тоже не посмотрел в сторону такой говорливой…

Он обошёл её сбоку и заглянул в лицо. Святая Моргана, да она девчонка совсем! Ей лет… тринадцать, наверное? Если не меньше… Нос вон совсем белый от холода… какие мальчики?

— Или ты тролля схватила и маме признаться боишься? — продолжал он насмешничать, все яснее различая в её запахе аромат волшебства.

— Нет, — вдруг ответила девочка.

— Нет? — радостно подхватил он — и поинтересовался почти с нежностью: — А что ж такое случилось?

— Вам не понять! — воскликнула она, разворачиваясь к нему и отчаянно глядя на него снизу вверх. — Меня летом оборотень покусал. И с тех пор в школе от меня все шарахаются, родители — откровенно боятся и к братьям-сёстрам больше близко не подпускают, даже в комнату отдельную отселили и наедине с ними не оставляют, а в школе девчонки со мной в одной спальне боятся спать, — её торопливый голос был ни на гран не теплее бесящегося вокруг них ветра. — Ну и что меня теперь дальше ждёт? — спросила она с недетской горечью. — Работать меня не возьмут ни в одно приличное место, к магглам мне вообще нельзя — я же, как оборотень, зарегистрирована… да и не знаю я про них ничего... в общем, никому я не нужна и всем легче будет, если я умру. Ну, стою вот... а страшно. Правда, толкните, а?

— Толкнуть недолго, — было похоже, что его вовсе не впечатлил этот монолог. — А ты других-то оборотней когда-нибудь видела?

— Видела. В Мунго. Я там аконитовое зелье беру теперь каждый месяц.

— Не-е-е, — протянул он, картинно скривившись, и сплюнув. — В Мунго — это не то… Это как в зоопарке глядеть на волков. Ты обычных, нормальных оборотней видала? На свободе?

— Я не помню того, кто меня покусал… И его до сих пор не поймали. А других я никогда не встречала.

— Этим летом тебя укусили? — задумчиво уточнил он.

— Да. В августе. Перед школой, — всхлипнула она вдруг.

— Точно не я, — демонстративно задумавшись, сообщил ей Скабиор. — Я летом другим был занят.

— Вы, — девчонка вдруг побледнела, хотя только что он был абсолютно уверен в том, что это уже невозможно, и отшатнулась в сторону, вдоль ограждения, — вы оборотень?!

— Сама такая, — заржал он в ответ. — Чего пугаешься? Да и полнолуние далеко… Ладно… идём, что ли? Холодно как в Хельхейме, я обледенел, пока стоял тут с тобой.

— Вы правда оборотень? Настоящий? — она вдруг начала дрожать.

— Ам, — он щёлкнул зубами, шутливо сделав вид, что сейчас укусит её, та попятилась на негнущихся от холода ногах, поскользнулась и едва не упала. Едва — потому что он успел подхватить её за плечо, удержав на ногах. — Идёшь со мной? Расскажу, но не здесь: у меня уже хвост отмёрз.

Она вдруг начала истерично рыдать — он поморщился и даже решил было оставить её тут, но потом всё-таки потащил с собой — и она послушно пошла, всё время норовя уткнуться своим отмороженным носом в рукав его кожаного пальто.

…Правда, совсем девчонка. И одета по-детски: тёплое шерстяное платьице из тёмно-синей шотландки, с чёрным бантиком под белым круглым воротничком… волосы заплетены в две косички… и личико хорошенькое и совсем детское…

— Хорош реветь, — Скабиор поднял её лицо за подбородок и брезгливо посмотрел в красные и опухшие от слёз глаза. — Тут рыдай-не рыдай, кто есть — той и останешься. И не так уж это и плохо.

— А вы родились таким, да? — она достала из кармана белый с голубой каёмкой платок и вытерла им лицо.

— Почему сразу родился? — удивился он. — Да нет, как раз в твоём возрасте и… тебе, кстати, лет сколько?

— Четырнадцать, — у неё опять задрожали губы.

— Четырнадцать, — повторил он со вздохом.

Нда… Хорошо, что не двенадцать, конечно, но тоже… Найдут у него тут девчонку — посадят же. И ничего не докажешь — даже легилимента вызвать никто не почешется. Ещё и скажут, что это он её обратил — а это уже Азкабан. Навсегда. Ну, вот на кой он её сюда приволок?

— Знаешь что, — он уселся на край стола, — давай-ка ты сейчас успокоишься, а я тебя потом домой отведу.

— Не хочу домой, — она села на единственную здесь табуретку и упрямо поджала губы.

— Тебя искать будут. И найдут. Здесь. Как полагаешь, что со мной сделают?

— Ничего, — она, кажется, удивилась.

— «Ни-че-го», — передразнил он гнусаво. — Ничего — это если бы ты была взрослой, а я — человеком. Я «мяу» сказать не успею, как окажусь в Азкабане.

— Почему «мяу»? — ещё больше удивилась она. И улыбнулась.

«Мяу», значит, её удивляет. А Азкабан — нет. Вот балда…

— Не знаю, — заулыбался он тоже. — Привык так говорить с детства.

— Я им скажу, что вы ничего мне не сделали…

— Да кто тебя спросит-то? — изумился он. И начал с усмешкой загибать пальцы: — Ты раз — ребёнок, два — девчонка, три — оборотень… Да твоё слово значит меньше, чем слово эльфа из какого-нибудь добропорядочного дома!

— П-почему? — её глаза вновь налились слезами.

— П-потому! — передразнил он. — Я только что перечислил аж три причины. Причём, две из них никогда не изменятся, так что привыкай — тебя никто никогда слушать не будет. Никакие авроры.

— Но почему они так? Ведь я же… Я же не изменилась! — она снова заплакала: задрожали и искривились губы, и нос тут же дышать перестал… — Это же всё равно я! И я честно пью зелье… А в другие дни я же совершенно такая, как и была!

— Они просто боятся, — пожал он плечами — и улыбнулся очень довольно. — Не знают же ни хрена — вот и боятся. Всем надо чего-то бояться, а то жизнь становится пресной и скучной… А ещё это же так приятно сморщить нос и сказать: «фи! Оборотень!» — и вроде сам такой чистенький и вообще молодец.

— Вы говорите так, словно вам это нравится…

— Конечно же, нравится, — хищно улыбнулся он — и одним длинным плавным движением оказался рядом с ней. Сел на корточки, заглядывая ей снизу в глаза — и оскалился. Потом засмеялся: — Мне нравится быть опасным. И страх их мне тоже нравится.

— А мне совсем нет, — сказала она очень грустно. — Я думала, у меня есть подруги…

— Да ну, какие подруги… ты гриффиндорка, что ли?

— Нет, — она даже головой покачала. — Я с Хаффлпаффа…

— А-а-а, эти, — он скривил губы и очень нехорошо ухмыльнулся. — Самые главные лицемеры. Тут тебе, детка, не повезло.

— Неправда! Неправда, они хорошие и…

— Ага, — он встал и пошёл, наконец, растапливать печь. — Они хорошие, да. Вон по тебе видно, какие они все славные… добрые такие и понимающие, да? — он обернулся и посмотрел на неё из-под руки. — Подружки, говоришь, от тебя шарахаются?

— Они просто, — едва успокоившись было, она вновь начала всхлипывать, но он перебил жестоко:

— Ну да, ну да, они просто боятся, бедненькие! Барсучки вообще все такие мягкие и пугливые… и декан у вас там… а кто там сейчас декан?

— П-профессор С-спраут…

Он разразился хохотом:

— Святая Моргана! Да она вечна! — он поджёг уложенные в очаг дрова.

— Моргана разве была святой? — девочка так удивилась, что даже рыдать позабыла — всё хлеб...

— Моргана-то? Я считаю — была! — он развернулся и весело на неё поглядел. — Столько лет выжить в этом курятнике и не свернуть братцу шею — я считаю, только святая и выдержит!

— Вы не любите короля Артура? Но почему?

— А за что его любить-то? — склонил он голову набок. — И бабу не сумел удержать, и погиб как последний му… ай, — он махнул рукой. — Ну что ты так смотришь? Я не люблю героев — навидался в жизни. Вокруг них все мрут, как мухи — а их потом даже не вспоминают. А ты, я смотрю, любишь? Артура нашего короля?

— Люблю, да…

— А рыцарей круглого стола назовёшь? Хотя бы десяток?

— Гавейн, Ланселот, — начала она перечислять быстро, — Галахад… Персиваль…

И умолкла смущённо.

— Мордред, — насмешливо помог он.

Глава опубликована: 31.10.2015
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх