↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 282

Выход на работу, пусть даже в ближайшие полгода Гвеннит предстояло проводить там всего полдня, дался с трудом. Несмотря на то, что в первый день Скабиор остался дома, вернулась она нервной, уставшей и взбудораженной, и какое-то время просто молча сидела, прижимая к себе сына, пока он не раскапризничался и не начал с усилием вырываться из её рук. Скабиор, подсев к ним, приобнял Гвеннит за плечи и утешающе проговорил:

— Мне кажется, ты слишком рано вернулась в архив. Уверен, они отпустят тебя ещё на полгода — пусть даже не станут платить. Денег нам хватит — быть может…

— Нет, — упрямо мотнула она головой. — Я привыкну. Иначе я так его вообще никогда не отпущу, — она всхлипнула и, наконец, выпустила сына, опустив его на пушистый ковёр, по которому он очень бодро пополз. — Я не думала, что это будет так трудно…

— Отвыкать всегда трудно, — Скабиор сотворил перед Кристи мерцающий разноцветными искорками магический щит и, крепко обняв Гвеннит, прижал её к себе и поцеловал в висок, и она приникла к нему и замерла так, закрыв глаза и время от времени всхлипывая. — Он просто ещё совсем маленький, — шёпотом заговорил он, начиная её легонько укачивать. — Вот у тебя и срабатывает инстинкт… через полгода он уже сам будет ходить — и тебе станет легче. Я видел такое, не раз… Ты привыкнешь — нужно просто потерпеть, маленькая.

Она вновь вдруг расплакалась, а затем легла на бок, положив голову к нему на колени, повозилась, сворачиваясь клубком вокруг него, и он долго сидел, молча гладя её по волосам и плечам и приглядывая за играющим с искорками Кристи. А когда она незаметно уснула, невербально призвал к себе учебник по истории магии и начал читать его вслух.

* * *

Июнь тем временем подходил к своей середине, и экзамены приближались с пугающей Скабиора скоростью — до них оставалось не больше месяца, и он в какой-то момент просто запретил себе смотреть на календарь, считать дни и думать, сколько ещё ему нужно прочитать. Иногда он ловил себя на том, что, похоже, учиться ему понравилось — и сожалел, что эти дни, наполненные занятиями, книгами и гостями, подходят к концу, и что у него было так мало времени, чтобы насладиться ими во всей полноте. Был бы у него, скажем, год…

Некоторые уроки выходили особенными — как тот, на котором Поттер учил его чарам Патронуса, или как один из первых уроков по УЗМС, необходимости в которых он вовсе не видел, и в первый момент начал даже спорить с мадам Уизли, когда она вместо трансфигурации вдруг заговорила об уходе за магическими существами.

— Да у меня нет с этим особых проблем, — возразил он. — Времени совсем мало — давайте уж лучше…

— УЗМС — предмет для вас профильный, и это не совсем то, что вы себе представляете, — улыбнулась она. — Я верю, что вы знаете и как поймать гиппогрифа, и какие его части кому и за сколько продать — но продвинутый курс УЗМС это не о том, как этого несчастного гиппогрифа разделать — это о том, как на нём летать, а ещё о том, что можно с ним делать, а что нельзя. В ТРИТОНы не входит вопрос, почём нынче кровь и яйца дракона на черном рынке — но вы обязаны знать, сколько в мире сейчас заповедников и каковы основные положения по их содержанию на территории нашей страны.

— Как будто я дракона не видел, — фыркнул Скабиор. — А про заповедники я прочту.

— На картинке или по частям? — парировала Гермиона. — Воровство и контрабанда — это не то, о чём вас будет спрашивать на экзамене, хотя это может стать неплохим дополнением к ответу.

— Как будто вы что-то понимаете в драконах и воровстве! — полушутливо возмутился он.

— Я разбираюсь даже в воровстве драконов, — лукаво и загадочно рассмеялась она. — И, предвосхищая ваш следующий вопрос — даже не спрашивайте меня о противоправных способах применения гиппогрифов, у меня нет никакого права рассказывать вам подобные вещи.

— А точно! — вспомнил он. — Вы же… вы же тогда в Гринготтсе не только чей-то там сейф обчистили, но и дракона у гоблинов увели! — вспомнил он, глядя на неё с искренним восхищением.

— Видите? — весело спросила она. — Не стоит быть снобом, мистер Винд — это ещё никогда никого ни до чего хорошего не доводило.

— Но как? — спросил он. — Мы так все тогда обалдели… а я и забыл совсем — но раз вы теперь напомнили, вы не можете быть настолько жестоки, чтобы меня в тайну не посвятить! Как вас вообще угораздило?

— Вломиться в банк или дракона угнать? — улыбнулась она. — Про дракона отвечу, но, поскольку ситуация была уникальной, и вам вряд ли представится возможность сделать что-то подобное — пожалуй расскажу даже с подробностями, но по большому секрету. Жаль, что здесь нет Гарри — но не дёргать же его из-за этого. История была, по своему, примечательная…

Когда она закончила свой рассказ, Скабиор какое-то время молчал, глядя на неё так, что Гермиона вдруг почувствовала почти забытое ею смущение — столько восторга и практически обожания было в его взгляде.

— Вы потрясающая женщина, — сказал он, наконец. — Я настолько восхищён вами, что влюбился бы в вас, если бы это фатально не осложнило бы всем нам жизнь.

Он остро посочувствовал Поттеру — он с трудом представлял, как тот вообще смог сделать выбор, когда надумал жениться? Они обе были, на его взгляд, так хороши — и миссис Поттер, которая становилась неистовой и восхитительно страстной, стоило ей оседлать метлу, не говоря уже о её формах... Скабиор помнил обложку «Ведьмополитена», на которой был запечатлен полный состав «Холихедских Гарпий», участвовавших в благотворительной акции для госпиталя святого Мунго. Их купальники, хотя и закрытые, позволяли рассмотреть практически всё. И миссис… мадам Уизли, которую он видел теперь регулярно, с её очаровательными лодыжками, коленями и запястьями, с её восхитительным запахом — и отлично поставленным ударом левой. Иногда он о ней фантазировал — именно так, как делают это темпераментные мужчины про женщин, что кажутся им привлекательными — но никогда не относился к этим фантазиям сколько-нибудь серьёзно. Ибо, как сказал кто-то мудрый, секс должен приносить удовольствие, а не сломанные ребра — а у супруга мадам Уизли, помимо прочего, имелось четверо братьев, да и мистера Поттера Скабиор не стал бы сбрасывать со счетов. Поэтому Скабиор просто радовался, что лично ему подобного выбора делать никогда не придётся — однако пару снятых со своей гостьи волосков всё же хранил. Не то, чтобы он собирался ими когда-то воспользоваться — что-что, а секс под оборотным Скабиор не понимал никогда: зачем нужен этот эрзац? Однако сама идея порой приятно будоражила его воображение, отчасти потому, что он понимал: если когда-нибудь она об этом узнает — мало ли что, вот выпьет он на радостях лишнего и ляпнет что-то в запале — она же из него коврик себе домой сделает и перед камином положит, причём, возможно, даже не дожидаясь очередной полной луны.

— Я думаю, что не стоит, — улыбнулась ему Гермиона. — Я полагаю, что сдержанного восхищения будет вполне достаточно. А вы видели когда-нибудь живого дракона?

— Нет, — сказал он и улыбнулся: — Только частями.

— Частями мы все видели, — возразила она, а потом глаза её заблестели, и Гермиона спросила: — А хотели бы?

— Ещё бы! — тут же ответил он, недоверчиво на неё глядя.

— Думаю, мы сможем это устроить в ближайшие… а, нет — в ближайшие полнолуние, — поправилась она, — значит, через одни выходные. Однако вернёмся к теме занятия.

— Вы серьезно? Но как? — спросил он, не услышав её последнюю фразу. — Кто-то из ваших друзей держит ручного дракона?

— Так вы Уход не сдадите, — покачала головой Гермиона. — Драконов нельзя приручить — как и любое существо пятого класса опасности. Как нельзя приручить, я прошу прощения, оборотня — в волчьем обличье и без аконитового.

— Да ну, за что же вы извиняетесь, — широко улыбнулся он. — Сравнение с драконом — это, скорей, комплимент… мне так кажется. И сознаюсь — я никогда не задумывался о степени приручаемости драконов.

— В целом, к пятому классу опасности, — продолжая улыбаться, подчёркнуто менторским тоном начала перечислять Гермиона, — из тех, кого можно встретить в наших краях, относят драконов, химер, мантикор, квинтолапов, дементоров, акромантулов, и, пожалуй что, василисков, из экзотики, например, нунду и левифолдов, и, конечно, особняком стоят оборотни. Как видите, кое-что вам поучить всё же нужно.

— Вижу, — кивнул Скабиор, неслышно смеясь. — Какое дивное соседство, однако.

— Вас это касается только раз в месяц, — сказала она. — В остальное время вы, на мой взгляд…

— Уй, избавьте меня от этой пафосной болтовни, а? — попросил он, шутливо складывая ладони в молитвенный жест. — Мы с вами уже достаточно давно и близко знакомы, чтобы я не знал, что вы на эту тему думаете.

— Как скажете, — кивнула она. — Итак, — она положила на стол сравнительно небольшую книгу, — в целом, в этом справочнике есть почти всё, что вам нужно. Без подробностей и деталей, конечно — однако времени у вас мало, и кое-что вы всё-таки знаете. Пользуйтесь — но после верните, я его одолжила.

— Да я вам вообще всё верну! — пообещал он — и тут же задумался.

— Я надеюсь, — кивнула она, но, поскольку он не среагировал, через некоторое время спросила: — Поделитесь со мной своими мыслями?

— Да я просто думаю… можно сказать, о делах фонда, — произнёс он очень задумчиво.

— Расскажете? — спросила она.

— Ну, — он окинул её острым и внимательным взглядом. — Есть ведь… разные оборотни, — он быстро облизнул губы. — Есть совсем юные, которым тоже неплохо бы сдать экзамены, но они уже слишком взрослые, чтобы попасть в Хогвартс. Такие, как Сколь и Хати.

Он замолчал, настороженно на неё глядя — а Гермиона только вздохнула. Ни она, ни Гарри, конечно, не верили, что тогда в лагере взяли всех — но цифры, в целом, сошлись, а гоняться за оборотнями по лесам можно годами. И глупо было предполагать, что Хати и Сколь были там единственными подростками.

— Нет, конечно, — кивнула она и проговорила задумчиво: — Фонд может закупить учебники — пусть даже подержанные, если вам захочется сэкономить — но одних их для детей не достаточно: даже взрослым, таким, как вы, нужны наставники. Но об этом вы, как распорядитель фонда, непременно подумаете после экзамена, — сказала она с улыбкой. — Свои личные учебники я пожертвовать не готова. Как и записи, для меня это больше, чем книги, но дома у нас есть еще несколько старых комплектов — и их я с радостью вам отдам, когда захотите.

— А конспекты скопировать вы бы позволили? — осторожно спросил он. Гермиона задумалась на минуту — и вдруг удивительно тепло ему улыбнулась.

— Вы могли сделать это, не спрашивая у меня разрешения, — сказала она. Он бросил на неё крайне озадаченный взгляд — и, почему-то смутившись, рассмеялся:

— А ведь, правда — мог… а мне это даже в голову не пришло. Чувствую себя идиотом, — он рассмеялся, символически прикрыв ладонью глаза. — Теперь вы просто обязаны дать своё разрешение — иначе мне придётся прожить с этим чувством всю жизнь! — шутливо потребовал он.

— Копируйте, конечно, — кивнула она. — Хотите — могу дать вам и остальные? У меня сохранилось практически все.

— Хочу, — кивнул он. — Чем больше я учу — тем больше понимаю, насколько мне повезло с вами… с вашими-то конспектами, — сказал он очень искренне. — Я бы в жизни не успел всё это так систематизировать. Только это уже после экзаменов, наверное, — попросил он. — Представить боюсь, сколько времени уйдёт на снятие копий — сейчас у меня просто…

— Конечно же, после, — кивнула она и спросила вроде бы вскользь: — И много таких детей?

— С д… — он запнулся, — я не считал. Просто знаю, что они есть. И хотя бы без СОВ им остаётся одна дорога.

— Я думаю, — мягко проговорила она, — нам стоит поговорить, когда вы сдадите ТРИТОН, эта не самая лёгкая и очевидная тема.

— Да это понятно, — вздохнул он, без особенной радости поглядев на стопки учебников и тетрадей и кучу листов пергамента.

— Не грустите, — улыбнулась Гермиона. — Зато у вас есть уникальный шанс увидеть настоящих драконов — разве это не здорово?

Глава опубликована: 26.06.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
vilranen Онлайн
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Kireb Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх